http://bestcvvsites2018.ru Цели ответственности адвоката | Nlpseminar.ru

Ответчик

Цели ответственности адвоката

Публикации

Незаконное давление на адвокатов, недопуск защитников в государственные здания, бюрократические «рогатки» и препоны, противостояние сильной и слабой сторон в уголовном процессе, необходимость защиты коммерческой тайны как основание для проведения заседания в закрытом режиме и доверие граждан к адвокатуре прокомментировал в интервью РАПСИ вице-президент Адвокатской палаты Москвы, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, координатор рабочей группы «Развитие адвокатуры» Общероссийского гражданского форума, партнер, соруководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов «Pen&Paper» Вадим Клювгант.

Защитник также рассказал о балансе правотворчества и правоприменения, необходимости принятия инициатив адвокатского сообщества и способах борьбы с «карманными» адвокатами.

— Восемь лет назад, вы говорили, что на адвокатов по резонансным делам постоянно оказывается давление. Эта проблема актуальна?

— Существует большая и больная проблема воспрепятствования адвокатской деятельности и разных видов незаконного вмешательства в неё. Для адвокатов, активно и бескомпромиссно защищающих своих доверителей, эта проблема стоит на первом месте. Способы самые разнообразные, не всегда процессуальные, иногда грубо-силовые, иногда изощрённые и основанные на обмане с целью ограничения доступа адвоката к доверителю. И всё это будет продолжаться до тех пор, пока в законе не будет нормы об ответственности, вплоть до уголовной, за воспрепятствование деятельности адвоката и незаконное вмешательство в нее, и пока эта норма не будет применяться.

В случаях использования должностным лицом своего служебного положения для такого противодействия необходима усиленная ответственность.

С инициативами об установлении такой ответственности неоднократно обращались не только адвокаты, но и Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека. Пока — глухое сопротивление, но это не означает, что оно не должно быть преодолено. Общая норма о запрете воспрепятствования адвокатской деятельности есть в ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», но нет гарантии её исполнения, поскольку не предусмотрена ответственность. За воспрепятствование деятельности, например, религиозных организаций или журналистской деятельности ответственность предусмотрена, в том числе и уголовная, а за незаконное вмешательство в адвокатскую деятельность нет ответственности, хотя адвокатура осуществляет важнейшую публично-правовую функцию: обеспечивает реализацию конституционной гарантии каждому на получение квалифицированной правовой помощи. Так что мы говорим здесь не столько об адвокатах и их защите, сколько об условиях реализации конституционных прав граждан.

Радует, что нас, наконец, поддерживает Минюст, сейчас идёт работа над формулировками давно предложенных законодательных новелл. Хочется надеяться, что эти предложения будут реализованы в короткие сроки.

— Случай с адвокатом Ольгой Динзе в августе 2017 года вызвал обсуждение в адвокатском сообществе проблемы обмена документами и цензурирования переписки защитника и доверителя, находящегося под стражей. Может ли этот пример изменить систему?

— Для человека, содержащегося под стражей, существуют режимные ограничения, в том числе на общение с внешним миром. Но в части его общения с защитником существует проблема. Для её решения должен быть найден оптимальный баланс интересов между превенцией (предупреждением неправомерных действий — прим. ред) и обеспечением права доверителя на защиту, включающее в себя соблюдение адвокатской тайны. Оба этих интереса защищаются законом, и между ними следует найти разумный компромисс. Пока его нет из-за смещения баланса в сторону режимных ограничений. В адвокатском сообществе нет разных мнений по этому вопросу, но есть разные мнения о допустимых способах действий адвокатов в нынешней ситуации. И не все эти мнения верные, а способы полезные.

Адвокат обязан защищать интересы своего доверителя не любыми, а всеми не запрещенными законом способами. Нам не нравится огульный законодательный запрет на передачу любых письменных текстов и материалов во время свиданий напрямую, минуя администрацию СИЗО, но это справедливое неудовольствие не делает запрет несуществующим. Конституционный суд, к сожалению, тоже не дезавуировал его.

В такой ситуации попытки демонстративного неисполнения адвокатами этого запрета, да ещё в условиях видеонаблюдения за свиданиями со стороны администрации СИЗО, лишь провоцируют дополнительные риски принудительного разглашения сведений, составляющих адвокатскую тайну. Между тем и сейчас есть способы легального поведения, которые не нарушают закон, но позволяют достигнуть тех же самых целей.

Поэтому Совет Адвокатской палаты Москвы подчеркнул в своём подробно мотивированном решении по дисциплинарному делу, что цель у адвоката была правильной — сохранение адвокатской тайны, а вот способ её достижения — некорректным. Это решение, кстати, опубликовано для всеобщего сведения, только без персональных данных.

Есть разные идеи, как прийти к необходимому балансу интересов, но готового предложения, как сформулировать и закрепить его законодательно, пока нет. Нужно продолжать поиски.

— Вадим Владимирович, существует инициатива придания удостоверению адвоката статуса документа, удостоверяющего личность. В чем важность этой инициативы для адвокатского сообщества?

— Конечно, адвокатам это нужно не для покупки билетов на самолёт. Речь идет именно о доступе в различные административные здания, включая некоторые суды, поскольку наша бюрократическая действительность, к сожалению, предусматривает допуск в них только по документам, удостоверяющим личность. Возникают дополнительные поводы не допустить адвоката, например, в здание суда, министерства, учреждения ФСИН, хотя он приходит туда не как зевака, а чтобы делать свою работу. Прокуроры и следователи, не говоря уже о судьях, проходят через специальные коридоры. А адвокат не только должен пройти все процедуры, как человек «с улицы», так ещё и паспорт всюду с собой носить — иначе охранники просто не пропустят. Статус удостоверения должен обеспечивать возможность беспрепятственной реализации всех адвокатских полномочий.

Не должно быть «рогаток» и препон бюрократического характера.

— Часто свидетелей допрашивают в закрытом режиме, например, Игорь Сечин именно таким образом давал показания по делу экс-министра Алексея Улюкаева из-за возможного раскрытия коммерческой тайны. Как Вы относитесь к инициативам адвокатских организаций о том, чтобы в законе были закреплены полные и точные формулировки охраняемых законом тайн?

— Я вижу проблему, прежде всего, в манипулировании формулировками и мотивами при защите охраняемых законом тайн. Часто подобные ходатайства поступают от слабой стороны и не удовлетворяются, несмотря на наличие законных оснований, а когда они поступают от сильной стороны, то удовлетворяются, даже если имеют сомнительное обоснование.

Есть конкретные ситуации, когда подобное закрытие судебного заседания необходимо, например, из соображений защиты тайны личной жизни, интересов несовершеннолетних. Всё это в законе предусмотрено, в том числе закрытие процесса из-за возможного разглашения коммерческой тайны. Судебное разбирательство, в котором исследуются документы и обстоятельства, действительно составляющие коммерческую тайну, может частично проводиться в закрытом режиме. Вопрос в фактической обоснованности этих решений.

Ничего плохого в самой возможности закрытия судебных заседаний из-за возможного разглашения коммерческой тайны нет. Инвесторы, акционеры могут быть не заинтересованы в публичности. Это их право. Но когда этим прикрываются, чтобы какие-то неблаговидные вещи сделать или скрыть, например, лжесвидетельство или фальсификация письменных доказательств — это нехорошо, это явное злоупотребление правом.

Есть и неопределенность в некоторых понятиях, например, информация, относящаяся к категории «конфиденциальной» или к «информации ограниченного доступа». Адвокаты с этим часто сталкиваются, когда направляют адвокатские запросы и получают отказы в представлении информации со ссылкой на то, что запрашивается «информация ограниченного доступа». А что это такое, каждый адресат решает сам. Это, конечно, полное безобразие и ещё один способ воспрепятствования адвокатской деятельности. Такой подход необходимо исключить. Должен быть четко предусмотренный законом исчерпывающий перечень информации, подлежащей законодательной охране, и никакого его расширения явочным порядком быть не должно.

— Как можно урегулировать эту проблему: правовой практикой или правотворчеством?

— Я не соглашусь с разделительным союзом «или», и не только применительно к решению этой проблемы. Обе составляющие одинаково важны. Закон не должен противоречить другим нормативным актам, не должен нарушать Конституцию, не должен содержать пробелов и неясных формулировок. Но поскольку закон рассчитан на добросовестное применение и при этом регулирует более-менее универсальные ситуации, в нём очень сложно, порой невозможно, изначально предусмотреть и закрыть все возможные извороты и лазейки для недобросовестного правоприменителя.

К сожалению, из-за влияния наших невеселых реалий сейчас происходит вынужденное казуистическое дополнение, детализация законодательства, именно исходя из того, что правоприменители недобросовестны. Это особенно видно в правовых нормах о заключении под стражу. Но это не выход, потому что вместо одной закрытой лазейки находятся три новых. Закон и полномочия не должны использоваться в недобросовестных целях —это должно быть наказуемо. В частности, они не должны использоваться для дискриминации стороны защиты или для нарушения прав любой слабой стороны. Государство и его должностные лица — априори сильная сторона. У них есть властные полномочия, в том числе, на применение репрессий. У частных лиц, как и у адвокатов, таких полномочий нет — понятно, что это слабая сторона. Сильная сторона не должна создавать себе необоснованные преимущества.

Невозможно написать закон и для идиотов. Идиот всегда будет действовать как идиот, как бы подробно не был составлен законодательный акт, а законы, написанные для них, превращают законодательную работу в профанацию и никаких позитивных целей все равно не достигают.

— Как вы относитесь к законодательной инициативе Минюста по автоматизации распределения адвокатов по назначению?

— Необходимость исключения субъективного фактора — человеческого вмешательства, и прежде всего — влияния сильной стороны, на выбор конкретного защитника очевидна и бесспорна для всех, кто знает ситуацию в этой сфере. Компьютерная программа, продуманная, доступная и безотказно работающая, является полной гарантией, исключающей этот субъективный фактор и в целом — современным и разумным решением. Только одновременно с этим необходимо предусмотреть последствия для тех случаев, когда кто-то действует вопреки этому решению. Например, программа есть, но недобросовестный следователь звонит напрямую адвокату и зовет его в обход всякой программы. Для этого и внесены законодательные изменения, предусматривающие, что назначение защитника должно происходить только в порядке, предусмотренном советом адвокатской палаты, и этот порядок нужно разработать и внедрить. Следовательно, его соблюдение стало обязательным не только для адвоката и органов адвокатского сообщества, но и для следователей и судей.

Нужны и последствия несоблюдения этого порядка, причём такие, которые делают его несоблюдение бессмысленным. Этого в законе пока нет, но обязательно должно быть. Мы можем ожидать саботажа, обхода и прочих действий со стороны недобросовестных правоприменителей и недобросовестных адвокатов, поскольку за всем этим стоят большие интересы. Поэтому доказательства, полученные с участием адвоката, назначенного с нарушением или в обход установленного порядка, должны безусловно признаваться недопустимыми. Тогда будет бессмысленно этот порядок нарушать. Действия «карманных» адвокатов востребованы, на них есть спрос с сильной стороны. По этому спросу нужно нанести сокрушительный удар. Только сделав бессмысленными их использование, можно искоренить это зло. При этом хочу подчеркнуть, что проявление адвокатом подобной недобросовестности и сегодня является серьёзнейшим дисциплинарным нарушением и влечёт ответственность вплоть до прекращения статуса адвоката. Такие решения в Москве не единичны, мы их регулярно публикуем для всеобщего сведения.

— Как вы относитесь к возможному увеличению ставки адвокатам по назначению? Улучшит ли это качество правой помощи и увеличит доверие людей?

— Существует одна большая проблема: государство, к сожалению, не исполняет предусмотренную Конституцией обязанность обеспечивать право каждого на получение квалифицированной юридической помощи в тех случаях, когда человек не в состоянии эту помощь оплачивать. Это не одолжение государства, не его добрая воля, а его обязательство, которое оно, повторю, должным образом не исполняет. Сегодняшние расценки – оскорбительны и находятся ниже всякого мыслимого порога. Они несопоставимы с оплатой труда даже значительно менее квалифицированного, чем труд адвоката. Но даже эти деньги не выплачиваются своевременно.

В регионах до 80% защиты по уголовным делам осуществляется адвокатами по назначению. Как, простите, адвокату в этой ситуации не только квалифицированно работать, но и существовать, если у него нет другого дохода? Ему ведь в кассе зарплату не платят. Как видим, все абсолютно взаимосвязано, и нужно расставить всё по местам. Это не просьба об одолжении, а очередное напоминание об обязанности государства, которую оно должно исполнить. К сожалению, это хроническая проблема, которая не решается в течение многих лет.

— Минюст предлагал не считать нарушением адвокатской тайны направление информации в рамках противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма в госорганы, но ФПА не согласилась. Что важнее: право доверителя или общественные интересы?

— Давайте посмотрим в корень, а не на интересы отдельных ведомств. У адвокатов есть одна единственная задача — отстаивание прав и законных интересов своих доверителей. Адвокаты не борются с преступностью, не борются с терроризмом. Они борются за права своих доверителей по каждому делу. Поэтому недопустимо вовлечение адвокатов в занятия, которые им профессионально противопоказаны: сыск, стукачество. Делать адвоката участником процедур, возложенных на специально уполномоченные государственные органы, недопустимо. И уж тем более нельзя требовать от адвоката разглашения сведений, составляющих адвокатскую тайну. Это разрушает саму основу профессии: если нет доверия к адвокату — нет адвокатуры.

Есть профессиональный запрет на незаконные и аморальные действия. Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает, что закон и нравственность выше воли доверителей. Это означает, что адвокат ни при каких обстоятельствах не должен вступать в противоправный сговор, нарушать этические правила профессии, в том числе, в интересах доверителя и по его просьбе. Если он это делает, то он подлежит ответственности именно за нарушение этого требования. Предусмотрена и дисциплинарная, и, в определённых случаях, уголовная ответственность адвоката за такие действия.

Тем же, кто в служебном рвении хочет внедрить такие изменения, которые заставят адвоката участвовать в сыске, посоветую примерить эту ситуацию персонально на себя: хотят ли они, чтобы тот адвокат, которому они что-то сокровенное доверят, так себя повел? И это совсем не умозрительно, а более чем актуально, поскольку никто ни от чего не застрахован в жизни, примеры мы видим каждый день. Завтра этим людям потребуется адвокатская помощь, и они, что называется, «на себе» столкнутся с последствиями того, что натворили, будучи чиновниками.

Мы не отказываемся от сотрудничества. Адвокатура отделена от государства, она существует как институт гражданского общества, и это необходимая гарантия её независимости. Но мы взаимодействуем со всеми государственными структурами и ведомствами, не поступаясь при этом фундаментальными ценностями и правилами профессии. Для нас это аксиома.

Беседовал Николай Меркулов

Адвокатские затраты для целей налогообложения

  • Налогообложение адвокатов

Согласно п. 1 ст. 221 и п. 1 ст. 227 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ) лица, занимающиеся в установленном действующем законодательстве порядке частной практикой, в том числе – адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, при исчислении налоговой базы налога на доходы физических лиц имеют право на профессиональный налоговый вычет. Размер этого вычета определяется в сумме фактически произведенных налогоплательщиком и документально подтвержденных расходов, непосредственно связанных с извлечением доходов.

Состав указанных расходов, принимаемых к вычету, определяется налогоплательщиком-адвокатом самостоятельно в порядке, аналогичном порядку определения расходов для целей налогообложения, установленному гл. 25 НК РФ «Налог на прибыль организаций». Для целей гл. 25 НК РФ расходы должны быть обоснованными (экономически оправданными) и документально подтвержденными, могут быть связанными с производством и реализацией товаров, работ, услуг, внереализационными, материальными, расходами на оплату труда и прочими. При этом перечень таких расходов открытый.

Согласно п. 7 ст. 25 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) профессиональные расходы адвоката определены как расходы на:

1) общие нужды адвокатской палаты в размерах и порядке, которые определяются собранием (конференцией) адвокатов;
2) содержание соответствующего адвокатского образования;
3) страхование профессиональной ответственности;
4) иные расходы, связанные с осуществлением адвокатской деятельности.

Таким образом, исчерпывающего перечня расходов, связанных с профессиональной деятельностью адвоката, не установлено ни в НК РФ, ни в Законе об адвокатуре.

Конституционный Суд РФ в определениях от 4 июня 2007 г. № 320-О-П и 366-О-П высказал несколько правовых позиций, позволяющих восполнить этот правовой пробел:
– законодатель оправданно отказался от закрытого перечня затрат налогоплательщика, которые могут быть учтены при расчете налоговой базы, имея в виду многообразие содержания и форм экономической деятельности и видов возможных расходов;
– детальное и исчерпывающее их нормативное закрепление привело бы к ограничению прав налогоплательщика, поэтому налогоплательщикам предоставлена возможность самостоятельно определять в каждом конкретном случае, исходя из фактических обстоятельств и особенностей финансово-хозяйственной деятельности, относятся или нет те или иные не поименованные в гл. 25 НК РФ затраты к расходам в целях налогообложения;
– общие критерии отнесения тех или иных затрат к расходам, указанные в ст. 252 и других статьях гл. 25 НК РФ, должны применяться с учетом целей и общих принципов налогообложения, а также позиций Конституционного Суда РФ;
– налоговое законодательство не использует понятия «экономическая целесообразность» и не регулирует порядка и условий ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата; в соответствии с принципом свободы экономической деятельности налогоплательщик ведет ее на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Приведенные правовые позиции Конституционного Суда РФ практически дословно воспроизведена в письме Министерства финансов РФ от 22 октября 2007 г. № 03-03-06/1/729.

Спустя почти 11 лет Министерство финансов РФ отклонилось от этих конституционных ориентиров. В Письме Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 27 декабря 2020 г. № 03-04-05/95365 рассмотрено обращение по вопросам учета в составе профессионального налогового вычета по налогу на доходы физических лиц расходов, связанных с деятельностью адвоката, учредившего адвокатский кабинет, где права адвокатов были существенно ограничены.

Так, по мнению Минфина России, расходы на пользование мобильной связью, интернетом и т.п. не могут считаться относящимися к профессиональной деятельности адвоката без документального подтверждения их деловой цели. Также не подлежат налоговому учету и расходы на добровольное медицинское страхование и медицинскую помощь, расходы на приобретение транспортного средства и повышение квалификации.

Письмо снабжено оговоркой, что оно имеет информационно-разъяснительный характер и не препятствуют налогоплательщикам, налоговым органам и налоговым агентам руководствоваться нормами законодательства Российской Федерации о налогах и сборах в понимании, отличающемся от трактовки, изложенной в настоящем письме.

Такие ограничительные разъяснения, противоречащие Закону об адвокатуре и НК РФ, вызвали справедливую критику в профессиональном адвокатском сообществе .

На самом деле профессиональные расходы адвоката, служащие основанием для профессионального налогового вычета по правилам п. 1 ст. 221 и п. 1 ст. 227 Налогового кодекса РФ являются его фактически произведенные и документально подтвержденные расходы, непосредственно связанные с извлечением его доходов. Их конкретный состав можно вывести из положений Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ (в ред. от 29 июля 2017 г.) «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА), принятого I Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.

Это:
1. Расходы на содержание и эксплуатацию, ремонт и техническое обслуживание основных средств и иного имущества, а также на поддержание их в исправном (актуальном) состоянии , включая:
1.1. Рабочие (служебные) помещения, приобретенные адвокатом за свой счет ;
1.2. Личные (наемные) жилые помещения, используемые для адвокатской деятельности ; 1.3. Средства связи, аудио- и видеозаписи, компьютерную технику, связанную с оказанием адвокатских услуг, приобретенные адвокатом за свой счет;
1.4. Транспортные средства, приобретенные адвокатом за свой счет, и расходы на пользование общественным транспортом и такси в целях оказания адвокатских услуг;
1.5. Средства личной охраны адвоката, его семьи и имущества, приобретенные адвокатом за свой счет;

Читайте так же:  Ликвидация залогового имущества

2. Расходы на социальное обеспечение адвоката, предусмотренное для граждан Конституцией Российской Федерации , включая:
2.1. Взносы на обязательное и добровольное страхование ;
2.2. Взносы на страхование профессиональной ответственности адвоката .

3. Расходы на оплату услуг специалистов и экспертов, привлеченных для оказания юридической помощи на договорной основе .

4. Расходы на обучение и повышение квалификации адвоката .

5. Обязательные ежемесячные отчисления на общие нужды адвокатской палаты .

6. Расходы на телефонную, телеграфную, почтовую и иные виды связи, используемые в профессиональной деятельности .

7. Расходы на открытие и обслуживание счетов в банке, изготовление печатей, штампов, бланков, используемых в профессиональной деятельности .

8. Стоимость имущества адвоката, внесенного в качестве вклада в уставной фонд коллегии адвокатов .

9. Некомпенсируемые субъектом РФ расходы на оказание юридической помощи в труднодоступных и малонаселенных местностях, понесенных адвокатом самостоятельно .

10. Расходы на содержание помощника (помощников) .

11. Расходы на содержание стажера (стажеров) .

12. Расходы на адвокатское делопроизводство (включая учет финансовых документов) .

13. Расходы на обеспечение адвокатской тайны (сейфы и иные технические средства, а также организационные мероприятия) .

14. Расходы на приобретение (аренду) одежды, соответствующей деловому стилю работы адвоката с доверителем, нахождению в общественных местах и в органах государственной власти .

15. Расходы на отпуск (транспортные расходы, отдых и лечение) .

16. Иные расходы, связанные с осуществлением адвокатской деятельности .

В ситуации, когда финансовое ведомство заполняет правовой пробел спорными неисполнимыми неконституционными разъяснениями, затрагивающими права (повышающими налоговые риски) всех адвокатов Российской Федерации, Федеральная палата адвокатов РФ праве и обязана выработать рекомендации по применению п. 7 ст. 25 Закона об адвокатуре и растолковать, какие расходы само профессиональное сообщество считает связанными с ведением адвокатской деятельности.

Законная основа для издания таких разъяснений имеется.

Адвокатская деятельность осуществляется на профессиональной основе и предполагает наличие профессиональных затрат. Поскольку эта деятельность имеет целью защиту прав, свобод и интересов доверителей, а также обеспечение доступа к правосудию, все затраты адвоката, нацеленные на достижение этих целей, должны признаваться относящимися к его профессиональной деятельности, т.е. являются профессиональными затратами адвоката.

Профессиональное сообщество адвокатов действует на основе принципа независимости (в том числе материальной и финансовой) . Никто, кроме самой адвокатуры, не вправе определять, какие материально-технические условия необходимы для ведения профессиональной деятельности и служат критериями независимости.

В соответствии с Законом об адвокатуре Всероссийский съезд адвокатов полномочен утверждать обязательные для всех адвокатов стандарты оказания квалифицированной юридической помощи и другие стандарты адвокатской деятельности.

ФПА РФ в рамках методической деятельности в целях защиты профессиональных прав адвокатов и их информационного обеспечения вправе дать развернутую позицию в отношении содержания подп. 4 п. 7 ст. 25 Закона об адвокатуре («иные расходы, связанные с осуществлением адвокатской деятельности») и определить, какие затраты адвокатов следует считать совершенными в целях защиты прав, свобод и интересов их доверителей и обеспечения их доступа к правосудию.

Такая позиция может быть оформлена в виде стандарта состава адвокатских затрат, утверждаемых Всероссийским съездом адвокатов.

Подготовил Константин Сасов,
адвокат АБ «Пепеляев Групп», канд. юрид. наук

Этико-профессиональная ответственность адвоката Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Игнатов А. Ю.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Игнатов А. Ю.

LAWYER ETHIC AND PROFESSIONAL RESPONSIBILITY

The issue of lawyer professional responsibility according to the Code of lawyer professional ethics and Federal law «On advocacy and legal profession in Russian Federation» is researched in the article

Текст научной работы на тему «Этико-профессиональная ответственность адвоката»

?ПРАВО И СОЦИАЛЬНЫЕ

ЭТИКО-ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АДВОКАТА

В статье исследуются проблемы профессиональной ответственности адвоката с позиции Кодекса профессиональной этики адвоката и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Ключевые слова: адвокат, адвокатура, профессиональная деятельность, этика.

The issue of lawyer professional responsibility according to the Code of lawyer professional ethics and Federal law «On advocacy and legal profession in Russian Federation»is researched in the article.

Key words: lawyer, legal profession, professional work, ethics.

Целью данной работы является исследование некоторых проблем профессиональной ответственность адвоката с позиций сегодняшнего времени, Кодекса профессиональной этики адвоката и ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Поставленная цель определила следующие задачи исследования:

Анализ правовых норм, современной литературы, дисциплинарной практики адвокатских палат по вопросам профессиональной ответственности и профессиональной этики адвоката; определение места, роли и значения профессиональной ответственности в деятельности представителей адвокатского сообщества.

Методологическая и теоретическая основа. Методологическую основу исследования составляют апробированные наукой методы комплексного изучения явлений и процессов в их взаимосвязи, взаимодействии и развитии.

Автором применялся общий диалектический метод научного познания, а также частные научные методы: системно-структурный, сравнительно-правовой, формально-логический и другие.

Теоретическую основу публикацию составили труды ученых по общей теории права, политологии, а также философская, этическая, социологическая литература.

Элементами научной новизны является то, что в работе предпринята попытка рассмотреть комплексно и системно этические основы профессионального поведения адвоката в условиях демократизации российского общества.

В данной работе также сделана попытка проанализировать нравственное содержание правовых норм, регулирующих деятельность адвокатов. На этой основе стало возможным выделить нравственную систему требований, предъявляемых к деятельности юриста.

Теоретическая и практическая значимость публикации состоит в том, что сделанные выводы и предложения могут быть использованы в следующих направлениях:

— в совершенствовании этических норм современного законодательства;

— в дальнейших теоретических разработках, посвященных этой сложной проблеме;

— в деятельности практикующих юристов;

— в учебном процессе по юридическим дисциплинам учебных курсов: в подготовке лекций, учебных пособий и методических рекомендаций по данной теме.

LAWYER ETHIC AND PROFESSIONAL RESPONSIBILITY

Современное положение российской адвокатуры, с одной стороны, является достаточно стабильным и благополучным, с другой — необходимо реально оценить имеющиеся в адвокатском сообществе проблемы, осознать необходимость их решения и найти подходящие пути решения этих проблем.

Стандарты профессиональной деятельности отражаются в правилах адвокатской профессии. Необходимым элементом нормы права является санкция, то есть та мера ответственности, которой подвергается адвокат за нарушение правил профессии. Максимальная мера дисциплинарного наказания — прекращение статуса адвоката, что знаменует собою лишение права заниматься профессиональной деятельностью — запрет на профессию адвоката.

Адвокатура, как публичная корпорация, должна быть открыта для оценки обществом и очевидна для государственных органов. Если каждый адвокат обязан знать правила своей профессии, то общество должно иметь возможность знать, что такое адвокатура и каковы ее профессиональные стандарты, что должно ожидать от каждого адвоката. В то же время общество смеет надеяться, что и другие профессиональные корпорации, прежде всего, государственной службы, будут вырабатывать и обнародовать публичные правила своей профессии. И в лице своих высших надзорных инстанций грамотно требовать от каждого соблюдения правил профессии.

Дисциплинарная практика есть непреложная форма самоконтроля любой профессиональной корпорации. 31 января 2003 г. на первом съезде адвокаты Российской Федерации в соответствии с требованиями, предусмотренными Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций российской (присяжной) адвокатуры и сознавая нравственную ответственность перед обществом, приняли Кодекс профессиональной этики адвоката (далее — Кодекс).

Спустя два года, 8 апреля 2005 г., на Втором съезде преамбула Кодекса была дополнена словами о том, что существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры. В Кодекс были внесены и другие изменения.

Первая же статья Кодекса устанавливает обязательные для каждого адвоката нормы поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, а также на международных стандартах и правилах адвокатской профессии. Теперь она дополнена указанием на право адвокатов в своей деятельности руководствоваться нормами и правилами Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского сообщества, поскольку эти правила не противоречат законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре и положениям настоящего Кодекса.

Далее (ст. 4) Кодекс совершенно уместно еще раз подчеркивает, что адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии, а также, что адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе.

Кодекс провозгласил, что адвокат уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению.

Осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры. К адвокатам следует предъявлять самые высокие требования с точки зрения соблюдения профессиональной этики и стандартов поведения 1.

Кодекс (ст. 12) содержит еще одно важное требование о том, что, участвуя или присутствуя на судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении. Возражая против действий судей и других участников процесса, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.

Показательным примером является решение Совета Адвокатской палаты г. Москвы от 12 августа 2004 г. № 36, которым был прекращен статус адвоката за умышленное нарушение ст. 12 Кодекса2.

1 Барщевский МЮ. Адвокатская этика. — М.: Профобразование, 2000. — С 5.

2 См.: Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. — 2004. — Вып. № 9 (11). — С. 9-12.

Нельзя не отметить еще одну норму Кодекса (ст. 14) о том, что при невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения, адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд или следователя и других адвокатов, участвующих в процессе, согласовав с ними время совершения процессуальных действий.

Несколько пунктов ст. 15 Кодекса посвящены правилам взаимоотношений между адвокатами:

«1. Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

1) употребления выражений, умаляющих честь, достоинство или деловую репутацию другого адвоката в связи с осуществлением им адвокатской деятельности;

2) использования в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражений, порочащих другого адвоката, а также критики правильности действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам;

3. Адвокат не вправе склонять лицо, пришедшее в адвокатское образование, к другому адвокату, к заключению соглашения о предоставлении юридической помощи между собой и этим лицом.

4. Адвокат обязан уведомить Совет о принятии поручения на ведение дела против другого адвоката в связи с профессиональной деятельностью последнего.

5. Отношения между адвокатами не должны влиять на защиту интересов участвующих в деле сторон. Адвокат не вправе поступаться интересами доверителя ни во имя товарищеских, ни во имя каких-либо иных отношений».

В этих положениях был сделал ряд уточняющих по сравнению с первой редакцией Кодекса изменений. К сожалению, эти изменения не сделали правила взаимоотношений между адвокатами более четкими и обязательными. Так, в п. 2 слова «Адвокат воздерживается от:» заменили на слова «Адвокат должен воздерживаться от:». Представляется, что такая замена не устранила неконкретность и необязательность воз-держивания.

И, наконец, ст. 17 Кодекса:

«1. Информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит:

2) отзывов других лиц о работе адвоката;

3) сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов;

2. Если адвокату (адвокатскому образованию) стало известно о распространении без его ведома рекламы его деятельности, которая не отвечает настоящим требованиям, он обязан сообщить об этом Совету».

Выше была затронута только часть положений Кодекса. Но в них сосредоточены нормы, представляющие собой нравственную основу деятельности всех без исключения адвокатов.

Учитывая законодательно закрепленное требование неукоснительного следования требованиям Кодекса, этим зачастую пользуются процессуальные оппоненты адвокатов, пытаясь различными способами, уличая последних в нарушении этических норм, исключить из производства по делу занимающего принципиальную позицию адвоката.

В этой связи примечателен следующий случай: «В адвокатскую палату Красноярского края поступило представление начальника Управления Министерства юстиции РФ по Красноярскому краю И.В. Астаниной, в котором указано, что в их адрес 14.01.2010 года поступило обращение из Главного следственного управления при ГУВД КК, в производстве которого находится уголовное дело по обвинению гр. Жигарева А.В. по ч.3 ст. 161 УК РФ. В обращении указано, что защиту прав обвиняемого Жигарева А.В. на основании соглашения осуществляет адвокат Мартыненко А.В. Однако, адвокат Погорелов И.Е., не поставив в известность ни следователя, ни адвоката Мартыненко А.В., 04.12.2009 года, предъявив ордер № 520 от 02.12.2009 г., основанием выдачи которого указано «соглашение», вызвал Жигарева А.В. в следственный кабинет ИВС ГУВД КК,

где беседовал с ним, склоняя при этом к незаконным действиям в интересах третьих лиц, т.е. действовал как частное лицо»3.

Следует отметить, что подобные жалобы на адвокатов сотрудников правоохранительных органов как правило не находят своего подтверждения, поскольку, как указано выше, преследуют целью исключить из производства по делу принципиального защитника. В подобных ситуациях квалификационной комиссией выносится заключение о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката.

Принимая во внимание, что требование обязательного соблюдения Кодекса профессиональной этики адвоката закреплено в законе, можно сделать вывод, что этический кодекс фактически является неотъемлемой частью закона. Кроме того, кодекс содержит нормы, обязательные к исполнению и влечет негативные последствия за их несоблюдение.

Подводя итог сказанному, можно утверждать, что наряду с такими традиционными источниками права, как закон и иные нормативно-правовые акты, сегодня можно выделить и новые, нетрадиционные источники, такие, как «этические кодексы». Последних становится все больше: приняты Кодекс судейской этики, Кодекса этики прокурорского работника Российской Федерации, Кодекс этики аудиторов России, Кодекс этики членов института профессиональных бухгалтеров и другие. В то же время появление в последние годы такого большого количества этических кодексов подчеркивает, вне всяких сомнений, особую значимость этического регулирования профессиональной юридической деятельности.

Страховка для адвоката: станет ли она в России обязательной

Еще 15 лет назад в России формально появилась обязанность адвокатов страховать свою профессиональную имущественную ответственность. Однако в 2007 году парламентарии решили, что для функционирования подобного правового института нужно разработать специальный закон. Последний до сих пор не разработан. Эксперты «Право.ru» объясняют, почему так произошло и высказывают свои мнения о том, нужна ли адвокатам такая страховка.

В 2002 году принятый Федеральный Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» ввел обязанность профессионального защитника страховать риск своей рабочей ответственности.

В соответствии с пп. 6 п. 1 ст. 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат «обязан страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности».

Указанное положение вступило в силу с 1 января 2007 года. Но уже в мае 2007 года депутат Госдумы Андрей Макаров выступил с инициативой отменить введение обязательной «адвокатской страховки» до принятия отраслевого закона, который бы регулировал этот вопрос. Парламентарий свою инициативу объяснил тем, что при попытке реализовать упомянутое положение на практике «адвокатское сообщество, страховщики и эксперты столкнулись с большим количеством трудноразрешимых проблем внутреннего и внешнего характера».

Правовое управление Госдумы тогда раскритиковало предложение Макарова. Парламентские юристы объясняли, что приостанавливать положение закона на неопределенный срок неправомерно: «Подобная инициатива страдает отсутствием разумной стабильности правового регулирования, поскольку не содержит конкретной даты, до которой норма не будет работать».

Тем не менее в декабре 2007 года Владимир Путин одобрил поправку Макарова, и введение «адвокатской страховки» отложили до принятия отраслевого закона. С тех пор прошло вот уже 10 лет, а специальный нормативный акт для страхования ответственности адвокатов так никто и не подготовил.

Цель инициативы

Денис Пучков, управляющий партнер АБ «Пучков и партнеры», рассказывает, что так и не заработавшие нормы в Законе об адвокатуре должны были сформировать высокую степень доверия у россиян к юридической профессии в целом и адвокатам в частности: «Такая страховка стала бы гарантией для доверителя на случай, если он понесет убытки по вине адвоката».

Cогласно ст. 19 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат «осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи».

Развивая мысль Пучкова, юрист АБ «Мусаев и партнеры» Алексей Голенко поясняет, что страхование профессиональной ответственности адвоката упростило бы возврат суммы гонорара в случае возможных ошибок профессиональных защитников. Сам Голенко на практике убедился в том, что «адвокатская страховка» все-таки нужна. Один из его доверителей попросил другого адвоката помочь с оформлением наследства у нотариуса. Однако профессиональный защитник перепоручил это задание своему помощнику, который не справился с работой. Возмущенный клиент обжаловал действия нерадивого адвоката в адвокатскую палату. Последняя констатировала нарушения в работе юриста. После этого клиенту пришлось в судебном порядке возвращать свои деньги, которые он заплатил неквалифицированному адвокату. Голенко считает неправильным, что для возврата средств доверителю приходится обращаться к другому адвокату и тратить на это дополнительные деньги. По мнению эксперта, решения адвокатской палаты уже достаточно, чтобы вернуть средства обманутому клиенту.

Обязанность по страхованию ответственности адвокатов может появиться в двух вариантах, считает Голенко:

1) Адвокат будет заключать договор страхования гражданской ответственности со страховщиком, которому предстоит аккредитовываться у ФПА или адвокатской палаты субъекта РФ.

2) Можно позаимствовать правила страхования, которые используют другие специалисты:

– нотариус (ст. 18 ФЗ «Об основах законодательства о нотариате»),

– оценщик (ст. 24.7 ФЗ «Об оценочной деятельности в РФ»),

– кадастровый инженер (ст. 29.2 ФЗ «О кадастровой деятельности»).

Заграничное страхование

Во многих зарубежных странах обсуждаемая инициатива давно уже функционирует. Кирилл Бельский, адвокат, партнер АБ «Коблев и партнеры», рассказывает, что обязательная страховка существует в большинстве европейских государств: ФРГ, Франция, Швеция, Ирландия, Испания, Польша и Чехия, говорит эксперт. Например, в Германии минимальная страховая сумма составляет 250 000 евро.

«Адвокаты всегда должны быть застрахованы от предъявления исков, связанных с недостаточной профессиональной компетентностью. Размер страховки определяется в разумных пределах соотносительно с риском возможных ошибок, допущенных адвокатами в ходе осуществления профессиональной деятельности».

В то же время в США страхование профессиональной ответственности адвокатов является добровольным, отмечает эксперт. По его словам, в некоторых штатах ассоциации юристов создают собственные страховые компании или формируют за счет членских взносов коллег специальные резервные фонды для выплаты компенсаций клиентам, которые пострадали от недобросовестной юридической практики.

В последние годы все большее количество штатов (прим. ред.Аляска, Южная Дакота) закрепляют в этических кодексах правило, которое обязывает юриста раскрывать свой страховой статус клиенту. Бельский обращает внимание и на обратную сторону медали: «В США клиенты поголовно подают иски к адвокатам, проигравшим дело. У некоторых американских юрфирм доля расходов на страхование профессиональной ответственности превышает, например, расходы на аренду и содержание офиса».

Читайте так же:  Судебные приставы по центральному району г хабаровска

«Адвокатская страховка»: почему адвокаты против

Денис Саушкин, партнер «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры», уверен, что в ближайшем будущем обсуждаемые нормы будут мертвыми, если только не появится «адвокатское ОСАГО»: «На нем страховщики будут зарабатывать свою «копейку», не неся особых расходов на выплаты». Эдуард Олевинский, руководитель Правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры», считает, что навязывать страхование законом – это в принципе плохая идея. Юрист подчеркивает, что подобная услуга уместна, когда самому клиенту выгодна качественная защита. По его мнению, и без установления такой обязанности за страхованием ответственности адвокатов большое будущее: «Оно избавляет юристов от лишней нервотрепки и увеличивает количество клиентов-компаний, готовых отдать юруслуги на аутсорсинг». Некоторые госкорпорации уже сейчас соглашаются работать лишь с теми юристами, которые застраховали свою профессиональную ответственность. Например, Агентство по страхованию вкладов, говорит эксперт. Правовое бюро Олевинского уже давно страхует свою ответственность, говорит юрист: «Ведь это конкурентное преимущество компании». В то же время он сетует на то, что в России непросто найти достойную страховую фирму с адекватными тарифами.

Такой вид добровольного страхования уже более пяти лет использует и фирма Михаила Кюрджева АБ «А2». Тем не менее юрист соглашается с коллегой, что делать подобные требования обязательными пока рано: «Отсутствуют четкие правила оказания юридических услуг, сейчас их может предоставлять кто угодно, и страховщик не может определить качество такой правовой помощи». Пучков указывает и на другой аспект: порой сложно доказать причинно-следственную связь между негативным исходом спора и качеством услуг адвоката. А ст. 10 «Кодекса профессиональной этики адвоката» и вовсе запрещает обещать своему доверителю положительный результат по любому делу. Доказать, что ошибка адвоката привела к принятию неправильного судебного акта, возможно только на основании решения суда, считает Пучков.

В текущих условиях заставлять адвокатов страховать риск своей ответственности – это необоснованное завышенное требование к такой деятельности, уверен эксперт. Голенко добавляет, что введение «адвокатской страховки» увеличит стоимость юридической помощи. Кроме того, нельзя исключать и появление мошеннических схем для получения страховых выплат, предупреждает юрист.

«Адвокатская страховка» может затруднить и работу профессиональных защитников по назначению. Получая 550 рублей за судодень, которые государство часто задерживает, адвокату придется потратить значительную сумму на страхование своей ответственности, поясняет первый вице-президент Адвокатской палаты Московской области Михаил Толчеев: «В районах и регионах, где работа по назначению является значительной частью адвокатской деятельности, обязательная страховка приведет к тому, что защитники станут бесплатным приложением для системы судопроизводства». Сущностных вопросов по системе функционирования обсуждаемого института так много, что до их разрешения вводить обязательную «адвокатскую страховку» преждевременно, уверен Толчеев.

Мнение консалтеров

Опрошенные «Право.ru» консалтеры тоже сходятся во мнении, что одна из основных проблем при страховании профессиональной ответственности юриста – это оценка ущерба, который он причинил клиенту. Но в рамках действующего российского закона и правоприменительной практики это едва возможно считает Мария Михеенкова, юрист Dentons. Она поясняет трудности выработки общих критериев, чтобы оценить ущерб в спорных ситуациях и задает следующие вопросы: «Как определять конкретный размер убытка доверителя – по цене иска? Но как оценивать результаты по тем спорам, где речь не о материальном, а об определении порядка пользования общей квартирой или места проживания ребенка?»

В России никогда не было высокого риска ответственности за некачественные юридические услуги на практике, добавляет Виктор Гербутов, к. ю. н., партнер Noerr: «Так что прежде надо дождаться, когда российские суды начнут охотно взыскивать убытки, которые нанесли своим доверителям «нерадивые» юристы». Тогда-то и появятся реальные предпосылки для обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов, уверен эксперт. Дополняя своих коллег, бывший старший консультант KPMG, а ныне юрист DS LAW, Ольга Леонова поясняет, что консалтеры обычно предлагают альтернативные варианты для своих клиентов: «Доверители сами выбирают приемлемый для себя вариант, учитывая все юридические риски, описанные консультантом». Таким образом, консультант защищает себя от потенциальных исков со стороны недовольного клиента, резюмирует Леонова.

Ваш адвокат: что ему можно и чего нельзя

Кодекс профессиональной этики адвоката

Принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 года (с изменениями и дополнениями, утвержденными вторым Всероссийским съездом адвокатов 8 апреля 2005 г.)

Адвокаты Российской Федерации в соответствии с требованиями, предусмотренными Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций российской (присяжной) адвокатуры и, сознавая нравственную ответственность перед обществом, принимают настоящий Кодекс профессиональной этики адвоката.

Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без соблюдения корпоративной дисциплины и профессиональной этики, заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры.

Принципы и нормы профессионального поведения адвоката

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, а также на международных стандартах и правилах адвокатской профессии.

Адвокаты вправе в своей деятельности руководствоваться нормами и правилами Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского Сообщества постольку, поскольку эти правила не противоречат законодательству об адвокатской деятельности и адвокатуре и положениям настоящего Кодекса.

1. Настоящий Кодекс дополняет правила, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

2. Никакое положение настоящего Кодекса не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение деяний, противоречащих требованиям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

1. Действие настоящего Кодекса распространяется на адвокатов.

2. Адвокаты (руководители адвокатских образований (подразделений) обязаны ознакомить помощников адвокатов, стажеров адвокатов и иных сотрудников с настоящим Кодексом, обеспечить соблюдение ими его норм в части, соответствующей их трудовым обязанностям.

1. Адвокаты при всех обстоятельствах должны сохранять честь и достоинство, присущие их профессии.

2. Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката.

3. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе.

4. Если адвокат не уверен в том, как действовать в сложной этической ситуации, он имеет право обратиться в Совет соответствующей адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (далее — Совет) за разъяснением, в котором ему не может быть отказано.

1. Профессиональная независимость адвоката является необходимым условием доверия к нему.

2. Адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия.

3. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

1. Доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны. Профессиональная тайна адвоката обеспечивает иммунитет доверителя, предоставленный последнему Конституцией Российской Федерации.

2. Соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом деятельности адвоката. Срок хранения тайны не ограничен во времени.

3. Адвокат не может быть освобожден от обязанности хранить профессиональную тайну никем, кроме доверителя.

4. Без согласия доверителя адвокат вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который адвокат считает разумно необходимым для обоснования своей позиции при рассмотрении гражданского спора между ним и доверителем или для своей защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству или уголовному делу.

5. Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на:

факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей;

все доказательства и документы, собранные адвокатом в ходе подготовки к делу;

сведения, полученные адвокатом от доверителей;

информацию о доверителе, ставшую известной адвокату в процессе оказания юридической помощи;

содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или ему предназначенных;

все адвокатское производство по делу;

условия соглашения об оказании юридической помощи, включая денежные расчеты между адвокатом и доверителем;

любые другие сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи.

6. Адвокат не вправе давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением профессиональных обязанностей.

7. Адвокат не может уступить кому бы то ни было право денежного требования к доверителю по заключенному между ними соглашению.

8. Адвокаты, осуществляющие профессиональную деятельность совместно на основании партнерского договора, при оказании юридической помощи должны руководствоваться правилом о распространении тайны на всех партнеров.

9. В целях сохранения профессиональной тайны адвокат должен вести делопроизводство отдельно от материалов и документов, принадлежащих доверителю. Материалы, входящие в состав адвокатского производства по делу, а также переписка адвоката с доверителем должны быть ясным и недвусмысленным образом обозначены как принадлежащие адвокату или исходящие от него.

10. Правила сохранения профессиональной тайны распространяются на помощников адвоката и стажеров адвоката, а также иных сотрудников адвокатских образований.

Примечание: В целях настоящего Кодекса под доверителем понимается:

— лицо, заключившее с адвокатом соглашение об оказании юридической помощи;

— лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь на основании соглашения об оказании юридической помощи, заключенного иным лицом;

— лицо, которому адвокатом оказывается юридическая помощь по назначению органа дознания, органа предварительного следствия, прокурора или суда.

1. Адвокат принимает поручение на ведение дела и в том случае, когда у него имеются сомнения юридического характера, не исключающие возможности разумно и добросовестно поддерживать и отстаивать интересы доверителя.

2. Предупреждение судебных споров является составной частью оказываемой адвокатом юридической помощи, поэтому адвокат заботится об устранении всего, что препятствует мировому соглашению.

При осуществлении профессиональной деятельности адвокат:

1) честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим Кодексом;

2) уважает права, честь и достоинство лиц, обратившихся к нему за оказанием юридической помощи, доверителей, коллег и других лиц, придерживается манеры поведения и стиля одежды, соответствующих деловому общению.

1. Адвокат не вправе:

1) действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне;

2) занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

3) делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если он ее отрицает;

4) разглашать без согласия доверителя сведения, сообщенные им адвокату в связи с оказанием ему юридической помощи;

5) принимать поручения на оказание юридической помощи в количестве, заведомо большем, чем адвокат в состоянии выполнить;

6) навязывать свою помощь лицам и привлекать их в качестве доверителей путем использования личных связей с работниками судебных и правоохранительных органов, обещанием благополучного разрешения дела и другими недостойными способами;

7) допускать в процессе разбирательства дела высказывания, умаляющие честь и достоинство других участников разбирательства, даже в случае их нетактичного поведения;

8) приобретать каким бы то ни было способом в личных интересах имущество и имущественные права, являющиеся предметом спора, в котором адвокат принимает участие как лицо, оказывающее юридическую помощь.

2. Адвокат вправе совмещать адвокатскую деятельность с работой в качестве руководителя адвокатского образования и с работой на выборных должностях в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов.

Исполнение адвокатом возложенных на него полномочий в связи с избранием на должность в адвокатской палате субъекта Российской Федерации или Федеральной палате адвокатов, а также исполнение адвокатом полномочий руководителя адвокатского образования (подразделения) является его профессиональной обязанностью.

При этом вознаграждение, выплачиваемое адвокату за работу в адвокатской палате субъекта Российской Федерации и Федеральной палате адвокатов в связи с исполнением указанных полномочий, носит характер компенсационной выплаты со стороны соответствующей палаты за вынужденную невозможность в полной мере осуществлять адвокатскую деятельность.

3. Адвокат также не вправе:

заниматься иной оплачиваемой деятельностью в форме непосредственного (личного) участия в процессе реализации товаров, выполнения работ или оказания услуг;

вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги либо участвовать в организациях, оказывающих юридические услуги;

принимать поручение на выполнение функций органов управления доверителя — юридического лица по распоряжению имуществом и правами последнего. Возложение указанных функций на работников адвокатских образований также не допускается.

4. Выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям должно иметь для адвоката приоритетное значение над иной деятельностью.

Осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры.

1. Закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя. Никакие пожелания, просьбы или указания доверителя, направленные к несоблюдению закона или нарушению правил, предусмотренных настоящим Кодексом, не могут быть исполнены адвокатом.

2. Адвокат не вправе давать лицу, обратившемуся за оказанием юридической помощи, или доверителю обещания положительного результата выполнения поручения, которые могут прямо или косвенно свидетельствовать о том, что адвокат для достижения этой цели намерен воспользоваться другими средствами, кроме добросовестного выполнения своих обязанностей.

3. Адвокат не должен принимать поручение, если его исполнение будет препятствовать исполнению другого, ранее принятого поручения.

4. Адвокат не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя.

5. Адвокат не должен допускать фамильярных отношений с доверителем.

6. При отмене поручения адвокат должен незамедлительно возвратить доверителю все полученные от последнего подлинные документы по делу и доверенность.

7. При исполнении поручения адвокат исходит из презумпции достоверности документов и информации, представленных доверителем, и не проводит их дополнительной проверки.

8. Обязанности адвоката, установленные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, при оказании им юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных этим законодательством, или по назначению органа дознания, органа предварительного следствия, прокурора или суда не отличаются от обязанностей при оказании юридической помощи за гонорар.

9. Если после принятия поручения, кроме поручения на защиту по уголовному делу на предварительном следствии и в суде первой инстанции, выявятся обстоятельства, при которых адвокат был не вправе принимать поручение, он должен расторгнуть соглашение. Принимая решение о невозможности выполнения поручения и расторжении соглашения, адвокат должен по возможности заблаговременно поставить об этом в известность доверителя с тем, чтобы последний мог обратиться к другому адвокату.

1. Адвокат не вправе быть советником, защитником или представителем нескольких сторон в одном деле, чьи интересы противоречат друг другу, а может лишь способствовать примирению сторон.

2. Если в результате конкретных обстоятельств возникнет необходимость оказания юридической помощи лицам с различными интересами, а равно при потенциальной возможности конфликта интересов, адвокаты, оказывающие юридическую помощь совместно на основании партнерского договора, обязаны получить согласие всех сторон конфликтного отношения на продолжение исполнения поручения и обеспечить равные возможности для правовой защиты этих интересов.

Участвуя или присутствуя на судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и другим участникам процесса, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и в случае нарушений прав последнего ходатайствовать об их устранении.

Возражая против действий судей и других участников процесса, адвокат должен делать это в корректной форме и в соответствии с законом.

1. Помимо случаев, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, адвокат не вправе принимать поручение на осуществление защиты по одному уголовному делу от двух и более лиц, если:

1) интересы одного из них противоречат интересам другого;

2) интересы одного, хотя и не противоречат интересам другого, но эти лица придерживаются различных позиций по одним и тем же эпизодам дела;

3) необходимо осуществлять защиту лиц, достигших и не достигших совершеннолетия.

2. Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу кассационной жалобы на приговор суда в отношении своего подзащитного.

Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции.

3. Адвокат-защитник не должен без необходимости ухудшать положение других подсудимых. Всякие действия адвоката, направленные против других подсудимых, чьи интересы противоречат интересам подзащитного, оправданы лишь тогда, когда без этого не может быть осуществлена в полной мере защита его доверителя.

4. Адвокат-защитник обязан обжаловать приговор:

1) по просьбе подзащитного;

2) при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам;

3) как правило, в отношении несовершеннолетнего, если суд не разделил позицию адвоката-защитника и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просил адвокат.

1. При невозможности по уважительным причинам прибыть в назначенное время для участия в судебном заседании или следственном действии, а также при намерении ходатайствовать о назначении другого времени для их проведения адвокат должен заблаговременно уведомить об этом суд или следователя, а также сообщить об этом другим адвокатам, участвующим в процессе, и согласовать с ними время совершения процессуальных действий.

2. Адвокат вправе беседовать с процессуальным противником своего доверителя, которого представляет другой адвокат, только с согласия или в присутствии последнего.

1. Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

2. Адвокат должен воздерживаться от:

2) использования в беседах с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями выражений, порочащих другого адвоката, а также критики действий и консультаций адвоката, ранее оказывавшего юридическую помощь этим лицам;

3) обсуждения с лицами, обратившимися за оказанием юридической помощи, и с доверителями обоснованности гонорара, взимаемого другими адвокатами.

3. Адвокат не вправе склонять лицо, пришедшее в адвокатское образование к другому адвокату, к заключению соглашения о предоставлении юридической помощи между собой и этим лицом.

Если адвокат принимает поручение на представление доверителя в споре с другим адвокатом, он должен сообщить об этом коллеге и при соблюдении интересов доверителя предложить окончить спор миром.

5. Отношения между адвокатами не должны влиять на защиту интересов участвующих в деле сторон. Адвокат не вправе поступаться интересами доверителя ни во имя товарищеских, ни во имя каких-либо иных отношений.

6. Адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции.

7. Адвокат обязан участвовать лично или материально в оказании юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, или по назначению органа дознания, органа предварительного следствия, прокурора или суда в порядке, определяемом адвокатской палатой субъекта Российской Федерации.

8. Адвокат — руководитель адвокатского образования (подразделения) обязан принимать меры для надлежащего исполнения адвокатами профессиональных обязанностей по участию в оказании юридической помощи бесплатно и помощи по назначению, а также по осуществлению отчислений на общие нужды адвокатской палаты и выполнению иных решений органов адвокатской палаты и Федеральной палаты адвокатов, принятых в пределах их компетенции.

1. Адвокат имеет право на получение вознаграждения (гонорара), причитающегося ему за исполняемую работу, а также на возмещение понесенных им издержек и расходов.

2. Гонорар определяется соглашением сторон и может учитывать объем и сложность работы, продолжительность времени, необходимого для ее выполнения, опыт и квалификацию адвоката, сроки, степень срочности выполнения работы и иные обстоятельства.

3. Адвокату следует воздерживаться от включения в соглашение условия, в соответствии с которым выплата вознаграждения ставится в зависимость от результата дела.

Читайте так же:  Срок действия медсправки 046-1

Данное правило не распространяется на имущественные споры, по которым вознаграждение может определяться пропорционально к цене иска в случае успешного завершения дела.

4. Адвокату запрещается делить гонорар, в частности под видом разделения обязанностей, с лицами, не являющимися адвокатами.

5. Адвокату запрещается принимать от доверителя какое-либо имущество в обеспечение соглашения о гонораре, за исключением денежных сумм, вносимых в кассу адвокатского образования (подразделения) в качестве авансового платежа.

6. В случае если в процессе оказания юридической помощи адвокаты принимают поручение доверителя по распоряжению принадлежащими доверителю денежными средствами (далее — «средства доверителя»), для адвокатов является обязательным соблюдение следующих правил:

— средства доверителя всегда должны находиться на счете в банке или в какой-либо другой организации (в том числе у профессиональных участников рынка ценных бумаг), позволяющей осуществлять контроль со стороны органов власти за проводимыми операциями, за исключением случаев наличия прямого или опосредованного распоряжения доверителя относительно использования средств каким-либо другим образом;

— в сопровождающих каждую операцию со средствами доверителя документах должно содержаться указание на совершение данной операции адвокатом по поручению доверителя;

— выплаты какому-либо лицу из средств доверителя, осуществляемые от его имени или в его интересах, могут производиться только при наличии соответствующего непосредственного или опосредованного поручения доверителя, выраженного в письменной форме;

— адвокат в порядке адвокатского делопроизводства обязан вести учет финансовых документов относительно выполнения поручений по проведению операций со средствами доверителя, которые должны предоставляться доверителю по его требованию.

1. Информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит:

1) оценочных характеристик адвоката;

4) заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

2. Если адвокату (адвокатскому образованию) стало известно о распространении без его ведома рекламы его деятельности, которая не отвечает настоящим требованиям, он обязан сообщить об этом Совету.

1. Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом.

2. Не может повлечь применение мер дисциплинарной ответственности действие (бездействие) адвоката, формально содержащее признаки нарушения требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, предусмотренного пунктом 1 настоящей статьи (далее — нарушение), однако в силу малозначительности не порочащее честь и достоинство адвоката, не умаляющее авторитет адвокатуры и не причинившее существенного вреда доверителю или адвокатской палате.

3. Адвокат, действовавший в соответствии с разъяснениями Совета относительно применения положений настоящего Кодекса, не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

4. Меры дисциплинарной ответственности применяются только в рамках дисциплинарного производства в соответствии с процедурами, предусмотренными Разделом 2 настоящего Кодекса.

При определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, форма вины, а также иные обстоятельства, которые Советом признаны существенными и приняты во внимание при вынесении решения.

5. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске.

Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более одного года.

6. Мерами дисциплинарной ответственности могут являться:

3) прекращение статуса адвоката.

Процедурные основы дисциплинарного производства

1. Порядок рассмотрения и разрешения жалоб, представлений, сообщений в отношении адвокатов (в том числе руководителей адвокатских образований, подразделений), устанавливается данным разделом Кодекса.

2. Поступок адвоката, который порочит его честь и достоинство, умаляет авторитет адвокатуры, неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнение решений органов адвокатской палаты должны стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и Совета, заседания которых проводятся в соответствии с процедурами дисциплинарного производства, предусмотренными настоящим Кодексом.

3. Дисциплинарное производство должно обеспечить своевременное, объективное и справедливое рассмотрение жалоб, представлений, сообщений в отношении адвоката, их разрешение в соответствии с законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом, а также исполнение принятого решения.

4. При осуществлении дисциплинарного производства принимаются меры для охраны сведений, составляющих тайну личной жизни лиц, обратившихся с жалобой, коммерческую и адвокатскую тайны, а также меры для достижения примирения между адвокатом и заявителем.

5. Дисциплинарное производство осуществляется только квалификационной комиссией и Советом адвокатской палаты, членом которой состоит адвокат на момент возбуждения такого производства.

6. После возбуждения дисциплинарного производства лица, органы и организации, обратившиеся с жалобой, представлением, сообщением, адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, а также представители перечисленных лиц, органов и организаций являются участниками дисциплинарного производства.

7. Отзыв жалобы, представления, сообщения либо примирение адвоката с заявителем возможны до принятия решения Советом и влечет прекращение дисциплинарного производства. Повторное возбуждение дисциплинарного производства по данному предмету и основанию не допускается.

1. Поводами для возбуждения дисциплинарного производства являются:

1) жалоба, поданная в Совет другим адвокатом, доверителем адвоката или его законным представителем, а равно — при отказе адвоката принять поручение без достаточных оснований — жалоба лица, обратившегося за оказанием юридической помощи в порядке статьи 26 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»;

2) представление, внесенное в Совет вице-президентом адвокатской палаты либо лицом, его замещающим;

3) представление, внесенное в Совет органом государственной власти, уполномоченным в области адвокатуры;

4) сообщение суда (судьи) в адрес Совета в случаях, предусмотренных федеральным законодательством.

2. Жалоба, представление, сообщение признаются допустимыми поводами к возбуждению дисциплинарного производства, если они поданы в письменной форме и в них указаны:

1) наименование адвокатской палаты, в Совет которой подается жалоба, вносятся представление, сообщение;

2) фамилия, имя, отчество адвоката, подавшего жалобу на другого адвоката, принадлежность к адвокатской палате и адвокатскому образованию;

3) фамилия, имя, отчество доверителя адвоката, его место жительства или наименование учреждения, организации, если они являются подателями жалобы, их место нахождения, а также фамилия, имя, отчество (наименование) представителя и его адрес, если жалоба подается представителем;

4) наименование и местонахождение органа государственной власти, а также фамилия, имя, отчество должностного лица, направившего представление либо сообщение;

5) фамилия, имя, отчество, а также принадлежность к соответствующему адвокатскому образованию адвоката, в отношении которого ставится вопрос о возбуждении дисциплинарного производства, реквизиты соглашения об оказании юридической помощи (если оно заключалось) и (или) ордера;

6) конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей;

7) обстоятельства, на которых лицо, обратившееся с жалобой, представлением, сообщением, основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

8) перечень прилагаемых к жалобе, представлению, сообщению документов.

3. Каждый участник дисциплинарного производства вправе предложить в устной или письменной форме способ разрешения дисциплинарного дела. Лицо, требующее привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности, должно указать на конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им профессиональных обязанностей.

4. Не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства жалобы, обращения, представления лиц, не указанных в пункте 1 настоящей статьи, а равно жалобы, сообщения и представления указанных в настоящей статье лиц, основанные на действиях (бездействии) адвоката (в том числе руководителя адвокатского образования, подразделения), не связанных с исполнением им профессиональных обязанностей.

5. Не могут являться допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства жалобы и обращения других адвокатов или органов адвокатских образований, возникшие из отношений по созданию и функционированию этих образований.

1. Президент адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, по поступлению документов, предусмотренных пунктом 1 статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждает дисциплинарное производство не позднее десяти дней со дня их получения. Участники дисциплинарного производства заблаговременно извещаются о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела квалификационной комиссией, им предоставляется возможность ознакомления со всеми материалами дисциплинарного производства.

2. В случае получения жалоб и обращений, которые не могут быть признаны допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства, а равно поступивших от лиц, не имеющих право ставить вопрос о его возбуждении, или при обнаружении обстоятельств, исключающих возможность возбуждения дисциплинарного производства, Президент палаты отказывает в его возбуждении, возвращает эти документы заявителю, указывая в письменном ответе мотивы принятого решения, а если заявителем является физическое лицо, разъясняет последнему порядок обжалования принятого решения.

3. Обстоятельствами, исключающими возможность дисциплинарного производства, являются:

1) состоявшееся ранее решение Совета по дисциплинарному производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;

2) состоявшееся ранее решение Совета о прекращении дисциплинарного производства по основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 25 настоящего Кодекса;

3) истечение сроков применения мер дисциплинарной ответственности.

Дисциплинарное производство включает следующие стадии:

1) разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации;

2) разбирательство в Совете адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

1. Разбирательство в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации осуществляется устно, на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства.

Перед началом разбирательства все члены квалификационной комиссии предупреждаются о недопустимости разглашения и об охране ставших известными в ходе разбирательства сведений, составляющих тайну личной жизни участников дисциплинарного производства, а также коммерческую, адвокатскую и иную тайны.

2. Квалификационная комиссия должна дать заключение по возбужденному дисциплинарному производству в том заседании, в котором состоялось разбирательство по существу, на основании непосредственного исследования доказательств, представленных участниками производства до начала разбирательства, а также их устных объяснений.

Копии письменных доказательств или документов, которые участники намерены представить в комиссию, должны быть переданы ее секретарю не позднее двух суток до начала заседания. Квалификационная комиссия может принять от участников дисциплинарного производства к рассмотрению дополнительные материалы непосредственно в процессе разбирательства, если они не могли быть представлены заранее. В этом случае комиссия, по ходатайству участников дисциплинарного производства, может отложить разбирательство для ознакомления с вновь представленными материалами.

3. Неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства. В этом случае квалификационная комиссия рассматривает дело по существу по имеющимся материалам и выслушивает тех участников производства, которые явились на заседание комиссии.

4. Разбирательство в комиссии осуществляется в пределах тех требований и тех оснований, которые изложены в жалобе, представлении, сообщении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, сообщения не допускаются.

5. Участники дисциплинарного производства с момента его возбуждения имеют право:

1) знакомиться со всеми материалами дисциплинарного производства, делать выписки из них, снимать с них копии, в том числе с помощью технических средств;

2) участвовать в заседании комиссии лично и (или) через представителя;

3) давать по существу разбирательства устные и письменные объяснения, представлять доказательства;

4) знакомиться с протоколом заседания и заключением комиссии;

5) в случае несогласия с заключением комиссии представить Совету свои объяснения.

6. По просьбе участников дисциплинарного производства комиссия вправе запросить дополнительные сведения и документы, на которые участники ссылаются в подтверждение своих доводов.

7. Адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, имеет право принимать меры по примирению с лицом, подавшим жалобу, до решения Совета. Адвокат и его представитель дают объяснения комиссии последними.

8. Квалификационная комиссия обязана вынести заключение по существу, если к моменту возбуждения дисциплинарного производства не истекли сроки, предусмотренные статьей 18 настоящего Кодекса.

9. По результатам разбирательства квалификационная комиссия вправе вынести следующие заключения:

1) о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) настоящего Кодекса, либо о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем, либо о неисполнении решений органов адвокатской палаты;

2) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отсутствия в действии (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) настоящего Кодекса либо вследствие надлежащего исполнения адвокатом своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой;

3) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие состоявшегося ранее заключения квалификационной комиссии и решения Совета этой или иной адвокатской палаты по производству с теми же участниками по тому же предмету и основанию;

4) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие отзыва жалобы, представления, сообщения либо примирения лица, подавшего жалобу, и адвоката;

5) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности;

6) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие обнаружившегося в ходе разбирательства отсутствия допустимого повода для возбуждения дисциплинарного производства.

10. Разбирательство во всех случаях осуществляется в закрытом заседании квалификационной комиссии. Порядок разбирательства определяется квалификационной комиссией и доводится до сведения участников дисциплинарного производства. Заседание квалификационной комиссии ведет ее председатель (назначенный им заместитель из числа членов комиссии), который обеспечивает порядок в ходе ее заседания. Нарушители порядка могут быть отстранены от заседания комиссии по ее решению. Участники дисциплинарного производства вправе присутствовать при оглашении заключения комиссии.

11. Заседание квалификационной комиссии фиксируется протоколом, в котором отражаются все существенные стороны разбирательства, а также формулировка заключения. Протокол ведется одним из членов комиссии, назначенным ее председателем или его заместителем, и подписывается председателем и секретарем комиссии непосредственно после вынесения заключения и перед его оглашением. В случаях, признаваемых комиссией необходимыми, может вестись звукозапись, прилагаемая к протоколу.

12. По существу разбирательства комиссия принимает заключение путем голосования именными бюллетенями, форма которых утверждается Советом. Формулировки по вопросам для голосования предлагаются председателем комиссии или назначенным им заместителем. Именные бюллетени для голосования членов комиссии приобщаются к протоколу и являются его неотъемлемой частью.

13. По просьбе участников дисциплинарного производства им в пятидневный срок вручается (направляется) заверенная копия заключения комиссии.

14. Заключение комиссии должно быть мотивированным и обоснованным и состоять из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.

Во вводной части заключения указываются время и место вынесения заключения, наименование комиссии, его вынесшей, состав комиссии, участники дисциплинарного производства, повод для возбуждения дисциплинарного производства.

Описательная часть заключения должна содержать указание на предмет жалобы или представления (сообщения), объяснения адвоката.

В мотивировочной части заключения должны быть указаны фактические обстоятельства, установленные комиссией, доказательства, на которых основаны ее выводы, и доводы, по которым она отвергает те или иные доказательства, а также правила профессионального поведения адвокатов, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, настоящим Кодексом, которыми руководствовалась комиссия при вынесении заключения.

Резолютивная часть заключения должна содержать одну из формулировок, предусмотренных пунктом 9 настоящей статьи.

1. Дисциплинарное дело, поступившее в Совет палаты с заключением квалификационной комиссии, должно быть рассмотрено не позднее двух месяцев с момента вынесения заключения. Участники дисциплинарного производства извещаются о месте и времени заседания Совета.

2. Совет рассматривает жалобы, представления и сообщения в порядке, установленном его регламентом, с учетом особенностей, определенных данным разделом настоящего Кодекса.

3. Участники дисциплинарного производства не позднее десяти суток с момента вынесения квалификационной комиссией заключения вправе представить через ее секретаря в Совет письменное заявление, в котором выражены несогласие с этим заключением или его поддержка.

4. Совет при разбирательстве не вправе пересматривать выводы комиссии в части установленных ею фактических обстоятельств, считать установленными не установленные ею фактические обстоятельства, а равно выходить за пределы жалобы, представления, сообщения и заключения комиссии. Представление новых доказательств не допускается.

5. Разбирательство по дисциплинарному производству осуществляется в Совете в закрытом заседании. Неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не препятствует разбирательству и принятию решения. Участникам дисциплинарного производства предоставляются равные права изложить свои доводы в поддержку или против заключения квалификационной комиссии, а также высказаться по существу предлагаемых в отношении адвоката мер дисциплинарной ответственности.

6. Решение Совета должно быть мотивированным и содержать конкретную ссылку на правила профессионального поведения адвоката, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, настоящим Кодексом, в соответствии с которыми квалифицировалось действие (бездействие) адвоката.

7. Совет с учетом конкретных обстоятельств дела должен принять меры к примирению адвоката и лица, подавшего жалобу.

8. Решение по жалобе, представлению, сообщению принимается Советом путем голосования. Резолютивная часть решения оглашается участникам дисциплинарного производства непосредственно по окончании разбирательства в том же заседании. По просьбе участника дисциплинарного производства ему в пятидневный срок выдается (направляется) заверенная копия принятого решения. В случае принятия решения о прекращении статуса адвоката копия решения вручается (направляется) лицу, в отношении которого принято решение о прекращении статуса адвоката, или его представителю независимо от наличия просьбы об этом.

1. Совет вправе принять по дисциплинарному производству следующее решение:

1) о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) настоящего Кодекса, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой и о применении к адвокату мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных статьей 18 настоящего Кодекса;

2) о прекращении дисциплинарного производства в отношении адвоката вследствие отсутствия в его действиях (бездействии) нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) настоящего Кодекса либо вследствие надлежащего исполнения им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой на основании заключения комиссии или вопреки ему, если фактические обстоятельства комиссией установлены правильно, но ею сделана ошибка в правовой оценке деяния адвоката или толковании закона и настоящего Кодекса;

3) о прекращении дисциплинарного производства вследствие состоявшегося ранее заключения квалификационной комиссии и решения Совета этой или иной адвокатской палаты по производству с теми же участниками, по тому же предмету и основанию;

4) о прекращении дисциплинарного производства вследствие отзыва жалобы, представления, сообщения либо примирения лица, подавшего жалобу, и адвоката;

5) о направлении дисциплинарного производства квалификационной комиссии для нового разбирательства вследствие существенного нарушения процедуры, допущенного ею при разбирательстве;

6) о прекращении дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, обнаружившегося в ходе разбирательства Советом или комиссией;

7) о прекращении дисциплинарного производства вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение;

8) о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие обнаружившегося в ходе разбирательства Советом или комиссией отсутствия допустимого повода для возбуждения дисциплинарного производства.

2. Совет при принятии решения по дисциплинарному производству, помимо применения мер дисциплинарной ответственности, может обязать адвоката возместить ущерб, причиненный доверителю нарушением, повлекшим применение мер дисциплинарной ответственности.

1. Если в течение года со дня наложения дисциплинарного взыскания адвокат не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, он считается не имеющим дисциплинарного взыскания. Совет вправе до истечения года снять дисциплинарное взыскание по собственной инициативе, по заявлению самого адвоката, по ходатайству адвокатского образования, в котором состоит адвокат.

2. Материалы дисциплинарного производства хранятся в делах Совета в течение трех лет с момента вынесения решения. В течение указанного срока участники дисциплинарного производства вправе знакомиться с этими материалами и делать из них необходимые выписки.

3. По истечении указанного срока материалы дисциплинарного производства могут быть уничтожены по решению Совета.

4. Разглашение материалов дисциплинарного производства не допускается.

Настоящий Кодекс, а также изменения и дополнения к нему вступают в силу с момента принятия Всероссийским съездом адвокатов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *