https://swarmshopws.ru Компенсация при нарушении авторских прав | Nlpseminar.ru

Ответчик

Компенсация при нарушении авторских прав

Компенсацию за нарушение исключительных прав можно снижать без предела

Положения Гражданского кодекса РФ, позволяющие правообладателю требовать компенсации за нарушение исключительного права на объект интеллектуальной собственности, но не предусматривающие для суда возможности снизить общую сумму компенсации при нарушении прав сразу на несколько объектов, не соответствуют общеправовому принципу соразмерности (пропорциональности) санкции совершенному правонарушению и положениям основного закона страны. Суд вправе снизить размер взыскиваемой компенсации ниже установленного законом минимального предела, но только при наличии определенных условий.

При нарушении индивидуальным предпринимателем одним действием прав сразу на несколько объектов интеллектуальной собственности общий размер компенсации, который подлежит выплате правообладателю по его выбору вместо возмещения причиненных убытков, может быть меньше общего размера компенсации, исчисленного по минимальным лимитам за нарушение права на каждый объект в отдельности. Проще говоря, при нарушении прав на несколько объектов «цена» каждого нарушения может быть ниже установленного законом минимального предела. Сейчас такой порог составляет 10 000 руб. Данный вывод содержится в постановлении Конституционного суда РФ от 13.12.2016 № 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края» (далее — Постановление № 28-П).

Однако необходимо отметить, что для применения данного КС РФ и безусловно спасительного для нарушителей толкования необходимо наличие определенных условий.

Во-первых, речь идет о нарушении прав на несколько объектов одним действием, а не о совокупности отдельных нарушений.

Во-вторых, общий размер компенсации, исчисленный по установленным в ГК РФ минимальным лимитам, должен многократно превышать размер причиненных правообладателю убытков.

В-третьих, убытки должны поддаваться исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком.

В-четвертых, правонарушение должно быть совершено индивидуальным предпринимателем впервые.

В-пятых, использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не должно являться существенной частью предпринимательской деятельности нарушителя и не должно носить грубый характер.

Правовые нормы, которые стали предметом рассмотрения в КС РФ, предусматривают возможность правообладателя вместо взыскания с нарушителя причиненного ущерба потребовать выплаты денежной компенсации. Так, при нарушении исключительного права автор (иной правообладатель) сможет претендовать на компенсацию в размере от 10 000 до 5 млн руб. (подп. 1 ст. 1301 ГК РФ). Аналогичные лимиты размеров компенсаций предусмотрены для обладателей исключительного права на объект смежных прав или товарный знак (подп. 1 ст. 1311, п. 3 ст. 1252 ГК РФ). Конкретный размер компенсации определяется судом с учетом характера нарушения.

Изначально указанные нормы были сформулированы таким образом, что выплата компенсации предполагалась за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

После внесения в 2014 г. изменения в часть четвертую ГК РФ (Федеральный закон от 12.03.2014 № 35-ФЗ) компенсации предусмотрены за каждый неправомерно используемый результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, а при нарушении принадлежащих одному и тому же лицу прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности общий размер компенсации допустимо снижать ниже минимального предела, но не менее 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

За продажу диска стоимостью 75 руб. правообладатель попросил почти миллион

В 2013 г. индивидуальный предприниматель продал диск с записью нескольких десятков аудиозаписей песен известного российского певца за 75 руб. Однако закупка оказалась контрольной и даже фиксировалась на видео. Компания, обладающая исключительными правами на аудиозаписи, обратилась в суд с иском к предпринимателю, потребовав вместо возмещения причиненного ущерба выплатить компенсацию — около 1,8 млн руб. Правда, затем сумма требований была снижена до 859 000 руб.

Арбитражный суд первой инстанции при рассмотрении дела удовлетворил требования истца только частично, снизив размер взыскиваемой компенсации с 859 000 до 15 000 руб. Судьи посчитали, что продажа контрафактного диска с несколькими десятками фонограмм является продажей одной партии однотипных товаров, то есть одним случаем правонарушения. Также во внимание было принято тяжелое материальное положение ответчика. Апелляционная инстанция с этим вердиктом согласилась.

Однако при рассмотрении дела в кассационной инстанции Суд по интеллектуальным правам (СИП) пришел к выводу, что каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на компакт-диске, является самостоятельным объектом авторских и смежных прав, подлежащим защите. А значит, компенсацию правообладатель вправе требовать отдельно за каждую фонограмму. Поскольку правило о снижении общего размера компенсации при нарушении прав сразу на несколько объектов интеллектуальной собственности вступило в силу в 2014 г., а рассматриваемое правонарушение было совершено за год до этого, то, по мнению СИП, суды не вправе были снижать общий размер компенсации до 15 000 руб. Судебные акты первой и апелляционной инстанции отменили и направили дело на новое рассмотрение.

Выводы судов о злоупотреблении правом со стороны истца и о том, что истцом не утрачена возможность предъявления требований не только к продавцу товара, но и к его производителю и перепродавцам суд по интеллектуальным правом посчитал необоснованными.

Несоразмерная компенсация нарушает положения Конституции

Арбитражный суд Алтайского края, рассматривавший дело в первой инстанции, обратился в Конституционный суд РФ с запросом о проверке конституционности подлежащих применению в указанном деле положений ГК РФ, которые не позволяют суду снижать компенсацию за незаконное использование нескольких результатов интеллектуальной деятельности до размера, который бы соответствовал характеру и тяжести совершенного правонарушения.

Судьи КС РФ пришли к выводу, что сами по себе правовые нормы Конституции РФ не противоречат. Однако при определенных обстоятельствах такое противоречие возможно.

В силу значительной специфики объектов интеллектуальной собственности, обусловленной их нематериальной природой, правообладатели ограничены как в возможности контролировать соблюдение принадлежащих им исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации третьими лицами и выявлять допущенные нарушения, так и в возможности установить точную или по крайней мере приблизительную величину понесенных ими убытков (особенно в виде упущенной выгоды), в том числе если правонарушение совершено в сфере предпринимательской деятельности. Этой спецификой обусловлена и необходимость установления специальных способов защиты нарушенных исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, в том числе упомянутой компенсации по выбору потерпевшего. Конкретный размер компенсации определяется судом в пределах, предусмотренных законом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости. Таким образом, возможна ситуация, когда в пользу правообладателя взыскивается компенсация в размере, превышающем размер фактически причиненных ему убытков. Принимая во внимание затруднительность расчета размера убытков в каждом конкретном случае правонарушения, допущение законом такой возможности не является мерой, несовместимой с основными началами гражданского законодательства.

В то же время не исключаются и ситуации, при которых мера ответственности за однократное нарушение исключительных прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации даже с учетом его характера и последствий, а также других обстоятельств дела может оказаться чрезмерной, не отвечающей требованиям разумности и справедливости. Ведь, как было сказано выше, конечный размер компенсации не может составлять менее 50% суммы минимальных ее размеров для каждого объекта, права на который нарушены.

Судьи обратили внимание, что если речь идет о нарушителе-компании, то подобные санкции обычно чрезмерно не вторгаются в имущественную сферу участников такой компании — физических лиц. Если же речь идет об индивидуальном предпринимателе, который отвечает по своим обязательствам всем своим имуществом, то назначение такого наказания может не только поставить под сомнение продолжение таким лицом предпринимательской деятельности, но и крайне негативно отразиться на его жизненной ситуации.

Таким образом, размер ответственности может в сопоставлении с совершенным деянием превысить допустимый с точки зрения принципов равенства и справедливости предел и в конечном счете привести к нарушению ст. 21 Конституции, которая гарантирует охрану государством достоинства личности и не допускающей наказаний, унижающих человеческое достоинство.

Нормы о минимальном размере компенсации за нарушение авторских и смежных прав и незаконное использование товарного знака проверят на конституционность

С соответствующей просьбой в Суд обратился Арбитражный суд Алтайского края, в производстве которого в настоящее время находятся два дела по требованиям о взыскании такой компенсации. Арбитражный суд считает, что определяющие ее размер нормы ГК РФ допускают возможность привлечения лица к гражданско-правовой ответственности без учета характера совершенного им нарушения исключительных прав и объема последствий этого нарушения для правообладателя. КС РФ рассмотрел данное обращение в открытом заседании 8 ноября.

Суть оспариваемых норм

ГК РФ устанавливает, что при нарушении исключительных прав на отдельные виды результатов интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации правообладатель вправе требовать от нарушителя не возмещения убытков, а выплаты компенсации. Главное отличие такой меры защиты нарушенного права в том, что компенсация подлежит взысканию при доказанности самого факта нарушения, доказывать же размер причиненных убытков правообладатель не должен (п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Статья 1301, ст. 1311 и п. 4 ст. 1515 ГК РФ (далее – оспариваемые нормы) предусматривают возможность взыскания такой компенсации за нарушение авторских прав, смежных прав на произведение и незаконное использование товарного знака соответственно. Сумма компенсации, согласно оспариваемым нормам, может составлять от 10 тыс. до 5 млн руб. Конкретный ее размер – в указанных пределах – определяется судом в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости (абз. 2 п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

При этом если одним деянием нарушены права сразу на несколько объектов исключительных прав, компенсация взыскивается по каждому из них. В случае же когда права на все эти объекты принадлежат одному правообладателю, общий размер взыскания может быть снижен судом, но в любом случае он должен составлять не менее 50% суммы минимальных размеров компенсации за допущенные нарушения (абз. 4 п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

Фабулы дел

В одном из дел, послуживших основанием для обращения в КС РФ, истец – ООО «К» – требует взыскать с ответчика – ИП Л. – компенсацию за нарушение авторских прав на музыкальные произведения и исключительных прав на фонограммы музыкальных произведений в размере 859 тыс. руб. Нарушение ответчика заключается в продаже контрафактного MP3-диска, содержащего 90 песен. Учитывая, что каждая песня, равно как и каждая фонограмма, является самостоятельным объектом защиты, истец указал, что при продаже одного диска 90 раз нарушены авторские права на музыкальные произведения и 89 раз – смежные права на фонограммы песен, и изначально требовал взыскать с ответчика 1,79 млн руб., то есть по 10 тыс. руб. за каждое нарушение, однако впоследствии уменьшил сумму исковых требований до указанного выше размера.

Суд частично удовлетворил требования истца и присудил в его пользу компенсацию в размере 15 тыс. руб. (решение Арбитражного суда Алтайского края от 8 июня 2015 г. по делу № А03-22533/2014). Снижая сумму возмещения, суд основывался на том, что степень вины ответчика незначительна, доказан факт продажи только одного контрафактного товара, стоимость которого невелика (75 руб.), истец вправе предъявить требования не только к конечному продавцу, но и к производителю товара и перепродающим его лицам. Также суд принял во внимание тяжелое материальное положение ИП Л., имеющей малолетнего ребенка-инвалида. Суд апелляционной инстанции оставил решение суда первой инстанции без изменения, согласившись с выводом о том, что взыскание компенсации в размере 859 тыс. руб. за продажу контрафактного товара стоимостью 75 руб. невозможно, так как в этом случае явно нарушаются принципы разумности и справедливости (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28 августа 2015 г. по делу № А03-22533/2014).

Однако суд кассационной инстанции указал, что нижестоящие суды неправильно истолковали и применили п. 3 ст. 1252, ст. 1301 и ст. 1311 ГК РФ, и подчеркнул, что суды обязаны взыскивать за каждое нарушение не менее 10 тыс. руб., поскольку такой минимум прямо установлен законом. Кроме того, он отметил, что в рассматриваемом деле не может применяться и положение о возможности снижения на 50% общей суммы взыскиваемой компенсации в случае нарушения прав одного правообладателя, поскольку оно распространяется только на правоотношения, возникшие после 1 октября 2014 года, а нарушение имело место в 2013 году. Решения нижестоящих судов были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (постановление Суда по интеллектуальным правам от 28 января 2016 г. по делу № А03-22533/2014).

Для составления искового заявления о защите прав на использование товарного знака и взыскании компенсации воспользуйтесь «Конструктором правовых документов» в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Во втором исковом производстве объединены требования ЗАО «А» к девяти ИП о взыскании компенсации за незаконное использование товарных знаков, а именно за продажу наборов игрушек в виде персонажей детского мультфильма (дело № А03-21306/2015). По мнению истца, каждый ИП при продаже одного набора игрушек нарушил его исключительные права на несколько товарных знаков (до шести), поэтому заявленные требования варьируются от 49 тыс. до 60 тыс. руб. Арбитражный суд Алтайского края считает такой размер компенсации несоразмерным последствиям нарушения, так как стоимость одного набора игрушек составляет 200 руб.

В тексте обращения в КС РФ арбитражный суд указал, что формулировка оспариваемых норм ограничивает полномочия судов по уменьшению суммы взыскиваемой компенсации до размера, соответствующего фактическим последствиям нарушения гражданских прав и требованиям разумности и справедливости. Это приводит к тому, что при доказанности утверждения истца о наличии нескольких нарушений авторских или смежных прав на произведение, исключительных прав на товарные знаки суд в случае, когда за каждое нарушение истец требует минимальную сумму компенсации, то есть 10 тыс. руб., не может повлиять на определение итогового размера взыскания и обязан автоматически выносить решение о полном удовлетворении исковых требований.

Также суд полагает, что освобождение истца от обязанности доказывать размер своих имущественных потерь может привести к его недобросовестному поведению, когда он не предпринимает никаких мер к предотвращению нарушения его исключительных прав, поскольку размер компенсации на основании судебного решения существенно выше, чем вознаграждение, которое правообладатель может получить при дальнейшем правомерном использовании произведений. «Множество фонограмм музыкальных произведений размещены в Интернете и доступны неопределенному кругу лиц как для прослушивания, так и для бесплатного копирования. Удовлетворение исковых требований к мелким предпринимателям, однократно продавшим диски, объективно не может привести к прекращению нарушения исключительных прав истца в дальнейшем. Истец не предпринимает никаких мер для удаления музыкальных произведений из сети Интернет, однако в массовом порядке тайно производит закупку контрафактных дисков у мелких предпринимателей», – отмечается в тексте обращения в КС РФ.

Позиция органов власти

Мнения органов власти о том, соответствуют ли Конституции РФ оспариваемые нормы, разделились. Так, Госдума, Совет Федерации и Генеральная прокуратура РФ встали на сторону правообладателей и попросили КС РФ признать оспариваемые нормы конституционными. Как подчеркнул представитель Совета Федерации Петр Кучеренко, реальный размер понесенных убытков нельзя сравнивать с ценой товара, поскольку нарушения прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации имеют длящийся характер. Кстати, такой позиции придерживается и Суд по интеллектуальным правам, отмечая, что при принятии оспариваемых норм законодатель руководствовался тем, что реальное количество нарушений и их объем установить, как правило, невозможно. При этом он не исключает возможности их корректировки на основании правоприменительной практики, подтверждающей факт чрезмерной защиты прав правообладателя.

Читайте так же:  Транспортный налог оставили

Полномочный представитель Президента РФ в КС РФ Михаил Кротов, напротив, полагает, что сомнения в конституционности оспариваемых норм обоснованны. «Мультипликационный подход при подсчете количества произведений и введение в гражданское законодательство минимального размера компенсации привели к формированию противоречивой практики, не отвечающей принципу соразмерности гражданско-правовой ответственности, – отметил он. – Это позволяет правообладателям избежать возмещения реально причиненного ущерба, и, соответственно, довольно непростой процедуры обоснования его размера». В результате это может привести к массовому тиражированию судебных решений о взыскании значимых по объему компенсаций в сфере нарушения авторских и смежных прав, хотя применение оспариваемых норм не должно преследовать какую-либо иную цель, кроме восстановления имущественного положения потерпевшего, которое имело место до нарушения исключительного права, поскольку компенсация вводилась как упрощенный способ возмещения убытков, заключил представитель президента.

На необходимость соблюдения принципа справедливости при определении суммы компенсации указал и полномочный представитель Правительства РФ в КС РФ Михаил Барщевский. Кроме того, он подчеркнул нелогичность закрепленного в кодексе подхода, согласно которому суд наделен правом снижать до разумных пределов размер неустойки, которая является по своей природе мерой наказания (ст. 333 ГК РФ), а уменьшить размер компенсации, которая наказанием не является, не может.

Представитель Минюста России Мария Мельникова в свою очередь подчеркнула, что в ряде случаев суды могут назначать наказание ниже низшего предела, установленного законодательством, даже в случае привлечения лиц к административной ответственности. Поэтому, по мнению министерства, в случае совершения незначительного однократного гражданско-правового нарушения суд должен иметь возможность назначить – с учетом характера совершенного нарушения, имущественного и финансового положения нарушителя – справедливый и соразмерный последствиям нарушения размер компенсации либо снизить требуемую правообладателем сумму компенсации в случае ее очевидной несоразмерности.

Посчитает ли КС РФ справедливыми нормы, устанавливающие неизменяемый нижний предел размера компенсации за нарушение исключительных прав на некоторые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, портал ГАРАНТ.РУ расскажет после провозглашения соответствующего решения Суда.

Взыскание компенсации за нарушение исключительного права: позиция судов

По данным Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП), опубликованным в Отчете о работе кассационной инстанции СИП за первое полугодие 2015 год 1 , с января по июнь текущего года Судом было рассмотрено 716 дел, подавляющее большинство которых (417 дел) связано с защитой интеллектуальных прав. Особое значение для правообладателей имеет защита исключительных авторских и смежных прав.

Способы защиты нарушенных исключительных прав приведены в ст. 1252 ГК РФ. Среди них, в частности:

  • пресечение незаконных действий (подп. 2 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
  • возмещение убытков (подп. 3 п. 1 ст. 1252 ГК РФ);
  • выплата компенсации вместо возмещения убытков (п. 3 ст. 1252 ГК РФ);
  • признание патента недействительным или частичный запрет на использование фирменного либо коммерческого обозначения (абз. 3 п. 6 ст. 1252 ГК РФ) и др.
  • Причем, если судить по упомянутому Отчету СИП, чаще других способов защиты правообладатели предпочитают именно компенсацию. Однако на практике в применении этого способа защиты стороны нередко сталкиваются с проблемами, связанными с неоднозначным толкованием той или иной нормы. Рассмотрим, как разрешают некоторые спорные ситуации суды.

    Двукратный размер стоимости экземпляров произведения и другие виды компенсации

    За нарушение исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с применением других мер (признание права, пресечения незаконных действий и т. д.) могут требовать, чтобы нарушитель либо возместил причиненные убытки, либо выплатил компенсацию:

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб.;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;
  • в двукратном размере стоимости права использования произведения исходя из цены, которая обычно взимается за правомерное использование произведения при аналогичных обстоятельствах (ст. 1301 ГК РФ).

Когда можно требовать с нарушителя выплаты компенсации за нарушение исключительного права и что для этого необходимо, узнайте в
«Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!

Если правообладатель выбрал первый вариант, окончательный размер компенсации (в пределах от 10 тыс. до 5 млн руб.) будет зависеть от усмотрения суда (п. 1 ст. 1301 ГК РФ). Поэтому стараясь избежать такой неопределенности, которая часто приводит к значительному понижению суммы компенсации (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда г. Санкт-Петербург от 30 октября 2014 г. по делу № 33-16493/2014), правообладатели, как правило, выставляют к нарушителю требования в виде двукратной стоимости контрафактных экземпляров произведения. Размер компенсации в этом случае определяется исходя из конкретных данных о тираже и цене контрафактного произведения.

Однако взыскать такую компенсацию в полном размере правообладатель может не всегда. Например, это касается случаев, когда речь идет о сборнике, в котором часть произведений принадлежит заинтересованному лицу, а часть – нет. Так, рассматривая один из споров о взыскании компенсации за незаконное распространение произведений, являющихся частью сборника, суд указал, что компенсация в любом случае должна быть не средством заработка, а должным удовлетворением требований и интересов правообладателя. В связи с этим сумма требований была уменьшена и рассчитана судом исходя из двукратной стоимости страниц спорных произведений от общего числа страниц книги, умноженной на количество экземпляров издания, по формуле E = 2*(x/y)*z*t, где E – это размер компенсации, х – цена за сборник, у – количество страниц в сборнике, z – количество страниц спорных произведений, t – тираж (Определение ВАС РФ от 23 августа 2012 г. по делу № ВАС-6782/12).

С похожей проблемой может столкнуться правообладатель, требующий выплатить компенсацию за незаконное использование персонажей произведения. Авторские права в соответствии с законом действительно могут распространяться не только на само произведение, но и на его часть, в том числе – на персонаж (п. 7 ст. 1259 ГК РФ). Если нарушитель исключительных прав использовал одного персонажа, суды расценивают это как самостоятельное правонарушение (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 июля 2015 г. № 15АП-2963/15). Трудности могут возникнуть, если речь идет о нескольких персонажах одного произведения.

Правообладатели нередко требуют с нарушителя компенсацию за каждый персонаж. Однако, рассматривая подобные споры, суды, как правило, указывают на то, что незаконное использование нескольких персонажей произведения является все-таки нарушением исключительного права на само произведение, а следовательно, это не несколько правонарушений, а одно (постановление СИП от 16 апреля 2014 г. № С01-260/2014 по делу № А45-12103/2013). В таком случае размер заявленной истцом компенсации может быть рассчитан исходя из количества произведений, персонажи из которых были незаконно использованы ответчиком, а не из количества самих персонажей.

Однако недавно ВС РФ высказал свою позицию относительно возмещения убытков за незаконное использование персонажей одного произведения. По мнению Суда, при рассмотрении дел такого рода следует установить наличие признаков, позволяющих считать действующих героев произведения персонажами, которые по своему характеру могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда, что может повлечь за собой взыскание компенсации за каждый факт такого нарушения (Определение ВС РФ от 11 июня 2015 г. № 309-ЭС14-7875 по делу № А50-21004/2013).

Руководитель юридического отдела издательства «Эксмо» Максим Рябыко убежден: «Какой бы способ компенсации правообладатель ни выбрал, он должен быть соразмерен нарушению. Не стоит переоценивать свой бренд. В вопросах защиты интеллектуальной собственности в судебном порядке соразмерная компенсация – это один из принципов, на которых должна быть основана позиция сторон».

Стоит также отметить, что, несмотря на удобный способ расчета компенсации в виде двойной стоимости контрафакта, не все эксперты одобряют ее существование.

Анатолий Семёнов, представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности :

» Сам принцип расчета убытков, основанный на арифметическом удвоении стоимости контрафактных товаров, является порочным с точки зрения общих подходов гражданско-правовой ответственности, поскольку превращает суд в калькулятор, а взыскиваемую компенсацию – в частный карательный штраф. К тому же еще и рассчитанный на основе стоимости товара, в котором ввиду его контрафактности в принципе не может быть даже намека для обоснования стоимости предъявленного к защите исключительного права «.

Объем прав лицензиата и автора

По общему правилу лицензиат, которому выдана исключительная лицензия, может защищать свои права такими же способами, что и автор (ст. 1254 ГК РФ). Однако судебная практика позволяет сделать вывод, что при определенных обстоятельствах лицензиат может располагать большим объемом прав при защите своих интересов.

Лицензионный договор – договор, по которому одна сторона – обладатель исключительного права на произведение (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого произведения в предусмотренных договором пределах (ст. 1235 ГК РФ).

Исключительная лицензия – предоставление лицензиату права использовать произведение без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (ст. 1236 ГК РФ).

Неисключительная лицензия – предоставление лицензиату права использования произведения с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (ст. 1236 ГК РФ).

Проиллюстрировать это поможет следующий спор (решение Арбитражного суда г. Москвы от 3 февраля 2014 г. по делу № А40-93293/2013, постановление СИП от 23 июля 2014 г. № С01-618/2014).

Издательство 1 заключило лицензионный договор (простая неисключительная лицензия) с автором, который в договоре гарантировал, что литературное произведение не обременено правами других лиц, в частности, другие лицензии на него не выдавались. Однако автор забыл или умолчал о том, что ранее на указанное произведение им была выдана исключительная лицензия другому издателю (Издательство 2). Поскольку в момент подписания лицензионного договора с Издательством 1 исключительные авторские права на спорные произведения принадлежали не автору, а Издательству 2 на основании авторских договоров, данная сделка является недействительной (ст. 168, подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК РФ). Это стало основанием для обращения Издательства 2 в суд с иском о взыскании с Издательства 1 компенсации за нарушение исключительных прав в виде двойной стоимости контрафактных экземпляров (ст. 1301 ГК РФ).

В этом случае ответчику было бы логично обратиться с регрессным требованием к автору, которым было нарушено обязательство (ст. 1081, п. 4 ст. 1250 ГК РФ). Однако к моменту возникновения спора он скончался.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

О безвозмездном использовании произведений в Интернете (так называемых «свободных лицензиях») и о границах свободного использования результатов интеллектуальной деятельности узнайте из нашего материала «Интеллектуальная собственность по-новому».

Отстаивая свою позицию, ответчик утверждал, что при наличии лицензионного договора с автором у него не было оснований полагать, что, издавая спорные произведения, он нарушает чьи-либо права. Однако суды пришли к выводу: доводы Издательства 1 о том, что ответственность за нарушение авторских прав наступает только при наличии вины, противоречат нормам ГК РФ. Так, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы (п. 3 ст. 401, п. 3 ст. 1250 ГК РФ, п. 23 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – Постановление № 5/29). Нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника к такому обстоятельству не относится. Таким образом, по мнению судов, оснований для освобождения Издательства 1 от ответственности не было.

Вместе с тем Издательство 1 полагало, что заявленные истцом требования несоразмерно высоки. Сложность состояла в том, что в действующем законодательстве ничего не сказано о возможности уменьшить компенсацию, выраженную в двойной стоимости экземпляра. По общему правилу судьи могут определять причитающуюся сумму по своему усмотрению, только если речь идет о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. руб. до 5 млн руб. (п. 43.3 Постановления № 5/29).

Однако в обоснование своей позиции Издательство 1 ссылалось на мнение ВАС РФ, согласно которому даже при таком способе компенсации, как выплата двойной стоимости экземпляров, суд обязан исходить из принципов соразмерности и справедливости и не лишен права снизить размер требований (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 апреля 2013 г. № 16449/12).

В результате суд встал на сторону Издательства 1, и размер компенсации был уменьшен.

В рассмотренном примере ответчик хоть и добился существенного снижения заявленных истцом требований, тем не менее понес ответственность за действия, в которых не было его вины.

Как подчеркивает Анатолий Семёнов, другие лица не могут использовать соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя (абз. 3 п. 1 ст. 1229 ГК РФ). В рассмотренном споре согласие автора было прямо выражено в договоре неисключительной лицензии и подтверждено в ходе судебного разбирательства. «В удовлетворении исковых требований исключительного лицензиата следовало отказать в виду отсутствия нарушения, поскольку данный спор касался лишь ненадлежащего исполнения правообладателем договора исключительной лицензии с истцом (п. 2 ст. 1237 ГК РФ). Надлежащим ответчиком в таком случае являлась бы наследница автора. Однако вместо этого мы имеем совершенно неправосудные судебные акты о снижении размера компенсации, взысканной с лица, действовавшего с согласия правообладателя», – заключает Анатолий Семёнов.

К тому же в этом примере, по мнению Максима Рябыко, очевидно наличие у лицензиата большего объема прав по сравнению с автором: «На мой взгляд, здесь закралось непонимание природы указанных правоотношений – презюмируется, что у лицензиата ровно столько прав, сколько есть у автора. Однако давайте представим, что автор пошел с похожим иском к одному издателю, ранее выдав исключительную лицензию другому издателю. В СИП или в коллегии по экономическим спорам ВС РФ ему будет отказано в удовлетворении заявленных требований, поскольку было бы налицо явное злоупотребление им своими правами».

Более того, Анатолий Семёнов считает, что в рассмотренном примере речь идет именно о ненадлежащем исполнении договора с лицензиатом, а не о нарушении исключительного права. Эксперт обращает внимание на то, что под последним понимается нарушение прав не лицензиата, а автора. Поэтому сама идея привлечения к ответственности автора или его наследника за нарушение исключительного права, пусть даже и в порядке регресса, в данном случае выглядит абсурдно ввиду совпадения должника и кредитора (ст. 413 ГК РФ).

Верховный суд разрешил снижать физлицам размер компенсации за нарушение авторских прав

Физические лица и организации, уличенные в нарушении авторских прав, могут рассчитывать на назначение компенсаций ниже низшего предела наравне с индивидуальными предпринимателями (ИП), решил Верховный суд РФ. Об этом пишут «Известия».

В минувшем декабре Конституционный суд РФ по обращению Арбитражного суда Алтайского края счел неконституционными положения нескольких статей ГК РФ, которые позволяют правообладателю вместо возмещения убытков взыскивать с нарушителя компенсацию в 10 000–5 млн рублей независимо от суммы причиненного ущерба. АС рассматривал два дела о нарушении авторских прав, в рамках одного из которых правообладатель взыскивал с ИП за контрафактный диск стоимостью 75 рублей компенсацию в 859 000 рублей – по 10 000 рублей за каждую фонограмму и музыкальное произведение.

Читайте так же:  Введение в эксплуатацию нематериальных активов

По мнению КС, если правонарушение совершено впервые, не являлось существенной частью предпринимательской деятельности, не носило грубый характер, а компенсация значительно превышает имущественные потери истца, то суды должны иметь возможность уменьшать санкции для ИП (см. «КС разрешил судам снижать размер компенсации за нарушение авторских прав»).

На это постановление в конце апреля 2017 года сослался ВС, разрешая спор между двумя юридическими лицами о товарном знаке. Согласно определению, выводы КС применимы не только к ИП, но также к физическим и юридическим лицам в силу равенства участников гражданского оборота перед законом (ст. 1 ГК РФ). Также ВС отметил, что решение о назначении компенсации ниже низшего предела каждый раз должно приниматься с учетом обстоятельств дела, но ходатайствовать об этом должен сам ответчик.

Постановление КС предписывало законодателю скорректировать оспоренные нормы ГК. Минкультуры опубликовало такой законопроект в середине апреля. В этом документе также сказано, что поправки распространяются на всех участников правоотношений. Там же уточняется: суды обязаны учитывать неоднократность нарушений, а сама компенсация не должна оказаться менее 10 000 рублей (см. «Минкультуры включило юрлиц в новый порядок расчета компенсаций за нарушение авторских прав»).

КС разрешил судам снижать размер компенсации за нарушение авторских прав

Конституционный суд РФ опубликовал решение по проверке конституционности положений Гражданского кодекса, которые касаются ответственности за нарушение прав на использование товарного знака, на исключительное право воспроизведения и на объекты смежных прав.

С запросом о проверке на соответствие Основному закону страны ст. 1301, 1311 и п. 4 ст. 1515 ГК, позволяющих правообладателю вместо возмещения убытков требовать от нарушителя компенсации в размере от 10 000 руб. до 5 млн руб., независимо от суммы ущерба, в КС обратился Арбитражный суд Алтайского края. Поводом послужили два дела, которые находятся в производстве суда. По одному из них (№ А03-22533/2014) правообладатель фонограмм и музыкальных произведений Стаса Михайлова компания «Квадро-Паблишинг» требует 859 000 руб. с индивидуального предпринимателя Юлии Любивой – она в 2013 году продала контрафактный диск певца за 75 руб. АС Алтайского края посчитал, что 90 песен на диске можно учесть как партию однотипного товара, и обязал Любивую выплатить 15 000 руб. Апелляция суд первой инстанции поддержала. Однако Суд по интеллектуальным правам, опираясь на позицию ВАС, это решение отменил, посчитав, что каждый из 90 треков является отдельным объектом авторских и смежных прав.

Еще в одном споре (дело № А03-21306/2015) ООО «Аэроплан» за нарушение исключительного права на товарные знаки, воспроизводящие персонажей мультсериала «Фиксики», хочет взыскать с десятка предпринимателей компенсацию до 60 000 руб. с каждого. Пределы суммы исковых требований находятся в тех же границах, что и в первом деле, ее размер не зависит от понесенного материального ущерба (см. «КС решит вопрос о справедливом размере компенсации за нарушение авторских прав»).

КС в своем решении отметил, что, вводя штрафную ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности, законодатель руководствовался не только объективными трудностями в оценке причиненных правообладателю убытков, но и необходимостью предотвращения соответствующих правонарушений. Однако, по мнению судей Конституционного суда, принцип соразмерности также предполагает дифференциацию ответственности, в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, учет степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, имеющих значение для индивидуализации наказания.

В связи с этим судам, как полагает КС, должна быть дана возможность уменьшить санкции при наличии ряда обстоятельств. В частности, если правонарушение совершено впервые, нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности не является для лица существенной частью его деятельности и не носило грубый характер, а размер компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков. Другой подход к взысканию компенсации, по мнению КС, подрывает доверие граждан к закону и суду и приводит к нарушению гарантируемого Конституцией достоинства личности и запрета на унижающее человеческое достоинство наказание. В этой части оспоренные нормы противоречат Конституции, решил Конституционный суд.

Теперь законодатель обязан внести соответствующие изменения в ГК, чтобы суды могли учитывать для принятия решения все имеющиеся обстоятельства.

Компенсация при нарушении авторских прав

О допустимости снижения размера компенсации за нарушение авторских прав в случае ее расчета в размере двойной стоимости контрафактного экземпляра

«Журнал Суда по интеллектуальным правам», № 20, июнь 2020 г., с. 34-39

Компенсация за нарушение исключительных прав на предусмотренные в законе результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (далее – РИД/СИ) представляет собой один из предусмотренных в законе способов защиты наряду с признанием права, пресечением незаконных действий и взысканием убытков.

При этом считается, что взыскание компенсации предоставляет собой упрощенную форму защиты прав по сравнению со взысканием убытков по той причине, что правообладатель согласно положениям части 3 ст. 1252 Гражданского Кодекса РФ (далее – ГК РФ) освобождается от доказывания размера причиненных ему убытков и должен доказать только факт правонарушения.

Формально снятие с правообладателя бремени доказывания убытков обусловлено специфической нематериальной природой объектов интеллектуальной собственности, и потому, как указал Конституционной Суд РФ (далее – КС РФ) в п. 3.1 Постановления от 13 декабря 2016 г. N 28-П 1 , «правообладатели ограничены в возможности установить точную или по крайней мере приблизительную величину понесенных ими убытков». При этом Конституционный Суд РФ в том же Постановлении отметил, что при определении размера компенсации во внимание должен приниматься факт многократного превышения компенсации над возможными убытками, размер которых можно установить с определенной степенью достоверности. Надо отметить, что в юридическом сообществе отсутствует единое мнение о необходимости доказывания факта наличия убытков для удовлетворения требования о взыскании компенсации. Бытует мнение, что лицо, требующее выплаты компенсации, должно подтверждать наличие определенных убытков 2 . Однако встречается и обратный подход, когда отсутствие убытков у истца не должно являться основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании компенсации, но в то же время для определения конкретного размера компенсации размер причиненных убытков может учитываться 3 .

Более того, в правовой среде до сих пор не утихают споры относительно самой правовой природы компенсации как меры защиты права. Высказываются мнения, что это форма возмещения/компенсации имущественных потерь 4 , либо что она представляет собой форму ответственности в виде штрафа 5 , либо законную неустойку, либо просто упрощенную форму взыскания убытков 6 .

Анализируя судебную практику, можно заметить, что до 2016 г. прослеживался подход к компенсации как средству восстановления имущественного положения правообладателя 7 . Хотя и тогда уже можно было встретить судебные акты, в которых суды присуждали компенсацию в безосновательно огромном размере без учета фактических обстоятельств дела.

Так, например, суд посчитал справедливым взыскание компенсации в размере 30 215 915 рублей с «МЕТРО Кэш энд Керри», являющегося дистрибьютором партии курток, на которых незаконно расположен товарный знак BERGLAND. При этом аналогичная сумма по смежному делу была взыскана и с производителя контрафактной партии курток 8 .

Однако в конце 2016 г. КС РФ, рассматривая знаковое дело о конституционности положений подп. 1 ст. 1301, подп. 1 ст. 1311 и подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ 9 , суд разъяснил, что компенсация имеет штрафную функцию и ее суть — это ответственность за нарушение прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Таким образом, вводя такой правовой механизм защиты исключительных прав, федеральный законодатель «не только учитывал объективные трудности в оценке причиненных правообладателю убытков, но и руководствовался необходимостью – в контексте правовой политики государства по охране интеллектуальной собственности – общей превенции соответствующих правонарушений».

Превентивная функция компенсации также может быть выведена из общеправового принципа о том, что никто не вправе извлекать преимущества из своего недобросовестного, незаконного поведения (часть 4 ст. 1 ГК РФ). Это означает, что при определении размера подлежащей взысканию компенсации за нарушение исключительного права на произведение необходимо, чтобы неправомерное использование произведения оказалось для нарушителя менее выгодным, чем использование РИД/СИ с соблюдением прав правообладателя.

Помимо рассмотрения вопроса о штрафной природе компенсации, КС РФ также сделал важный вывод о возможности снижения размера взыскиваемой компенсации за нарушение прав на товарный знак, определяемой в форме от 10 000 до 5 000 000 рублей, ниже низшего предела в случае совершения индивидуальным предпринимателем нескольких нарушений на один РИД/СИ, в том случае если размер компенсации явно несоразмерен характеру совершенного деяния и многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков.

Таким образом, решение вопроса о правовой природе компенсации имеет огромное практическое значение в связи с тем, что от ответа на него зависит возможность снижения размера взыскиваемой компенсации.

Представляется особенно важной проблема отсутствия в законе решения вопроса о возможности снижения компенсации, рассчитываемой в двукратном размере стоимости контрафактного экземпляра произведения (часть 2 ст. 1301 ГК РФ).

Как установлено в части 3 ст. 1252 ГК РФ, «размер компенсации определяется судом в пределах, установленных настоящим Кодексом, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости».

Очевидно, что порядок расчета компенсации в порядке части 2 ст. 1301 ГК РФ определен в виде фиксированной суммы, не имеющей нижнего или верхнего пределов, а, следовательно, часть 3 ст. 1252 ГК РФ к такой форме компенсации неприменима. Кроме того, закон прямо не предусматривает возможность снижения такой формы компенсации, в отличие от компенсации, рассчитываемой в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей (часть 1 ст. 1301 ГК РФ) или в случаях, когда одним действием нарушены права на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации (абзац 3 части 3 ст. 1252 ГК РФ), что можно также расценивать как квалифицированное молчание законодателя.

Как в законе, так и в правоприменительной практике трудно найти критерии, по которым такая компенсация может быть рассчитана в случае ее снижения судом.

Соответственно, логично было бы предположить, что, руководствуясь принципом разумности, установленный размер компенсации в виде двойной стоимости контрафакта является соразмерным и намеренно предусмотренным в законе, а, следовательно, применение подхода, допускающего ее снижение без установленных в законе критериев, привело бы к правовой неопределенности и к нарушению права правообладателя на судебную защиту.

Однако в судебной практике сформировался иной подход к снижению компенсации в такой форме.

Так в Постановлении Суда по интеллектуальным правам от 13 декабря 2016 г. № С01-1073/2016 по делу № А40-163397/2015 суд установил:

«Размер компенсации, рассчитанной по правилам абзаца 2 статьи 1301 ГК РФ, не может быть снижен произвольно. Положения ГК РФ устанавливают право истца требовать компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения. Следовательно, при доказанности такого размера присуждение судом меньшей суммы должно быть обоснованно достаточной аргументацией, построенной на анализе конкретных обстоятельств нарушения исключительного права истца.

Таким образом, при заявлении к взысканию компенсации, рассчитанной исходя из двукратной стоимости товаров, закон не устанавливает право суда по самостоятельному определению суммы компенсации, а дает суду в исключительных обстоятельствах право на ее снижение по сравнению с рассчитанной по установленным законом правилам».

Аналогичные подходы можно также увидеть и в иных судебных актах 10 , из чего можно сделать вывод, что судебная практика сформировала свой подход к возможности снижения компенсации, рассчитываемой не только в размере от 10 000 до 5 000 000 рублей, но и в фиксированной сумме.

Данный подход судов без выработанных четких критериев снижения компенсации, равно как и без наличия низшего предела такой формы компенсации представляется крайне опасным и может привести к ситуациям, когда компенсация, изначально рассчитанная в соответствии с частью 2 ст. 1301 ГК РФ, будет определена судом даже ниже стоимости РИД.

Так, например, и поступил суд первой инстанции в деле А56-51679/2016 по спору о взыскании компенсации за незаконное использование архитектурного проекта 11 , снизив компенсацию, рассчитываемую в двойном размере стоимости архитектурного решения, в три раза, взыскав сумму даже ниже стоимости самой разработки произведения. Тринадцатый арбитражный апелляционный суд все выводы суда первой инстанции поддержал и посчитал такое снижение размера компенсации допустимым 12 .

Представляется, что причиной тому послужила неверно складывающаяся судебная практика, допускающая саму возможность снижения компенсации, определенной законодателем в форме фиксированной суммы.

В ситуации, когда размер взыскиваемой судом компенсации составляет величину меньше стоимости создания РИД, лицу оказывается выгоднее нарушать исключительные права правообладателя, чем получить от него права на их использование, что не соответствует превентивной цели взыскания компенсации, о которой говорил КС РФ.

Безусловно, в ситуациях явного несоответствия компенсации объему причиненного нарушителем вреда представляется справедливым снижение взыскиваемой суммы компенсации как исключительной меры. Однако при этом не должно создаваться ситуаций, когда такое снижение производится судом произвольно в отсутствие каких-либо правовых ориентиров, по аналогии с тем, как это уже происходит на практике с взысканием судебных расходов или неустойки.

В практике выработался подход, когда при решении вопроса о снижении размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ должно оцениваться, не влечет ли такое снижение ответчиком использование денежных средств на более выгодных условиях 13 . На наш взгляд, подобный подход должен быть воспринят и практикой в отношении снижения размера компенсацию, когда возможно определение стоимости права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Стоит также отметить, что существующей редакцией закона (ст. 1301, 1311, 1515, 1537 ГК РФ) правообладателю предоставлено право выбора, в какой форме требовать компенсации. Если, выбирая форму компенсации от 10 000 до 5 000 000 рублей, правообладатель изначально должен допускать риск ее снижения судом в рамках установленных пределов, то при выборе компенсации в форме фиксированной суммы, исчисляемой в двойном размере экземпляра произведения, правообладатель не может даже предположить диапазон, в рамках которого суд может ее снизить, что идет в разрез в принципом правовой определенности.

Такая ситуация приводит также и к проблеме, связанной с возмещением расходов по оплате государственной пошлины в случае, если суд лишь частично удовлетворяет требование правообладателя по взысканию компенсации, изначально рассчитанной в соответствии с частью 2 ст. 1301 ГК РФ.

Дело в том, что пошлина за рассмотрение искового заявления рассчитывается истцом исходя из суммы имущественных требований, определяемых на основании двойной стоимости экземпляра произведения. В соответствии с абзацем вторым части 1 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ в случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

При этом Президиум ВАС РФ в Постановлении № 9189/13 высказал позицию о том, что «в условиях, когда в законе указан минимальный и максимальный размер компенсации, а также предусмотрено право суда определять конкретный размер компенсации исходя из перечисленных выше критериев нарушения, истец, заявляя исковые требования в максимальном размере, в силу статьи 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения им процессуальных действий, который в рассматриваемом случае заключается в отнесении на истца государственной пошлины пропорционально размеру необоснованно заявленной компенсации».

В отсутствие специальных разъяснений такой же подход применяется в судебной практике и в отношении компенсации, рассчитываемой по правилам части 2 ст. 1301 ГК РФ, несмотря на то что в отношении компенсации, определяемой двукратной стоимостью контрафактного экземпляра произведения, законом не предусмотрены ее минимальный и максимальный пределы.

Читайте так же:  Транспортный налог от 200 до 250

Такая ситуация представляется несправедливой, так как истец, заявляя компенсацию в двукратном размере стоимости контрафактного экземпляра произведения, не может нести аналогичных части 1 ст. 1301 ГК РФ рисков наступления неблагоприятных последствий, так как он изначально реализует свое право на получение компенсации в фиксированном размере, определенном законом.

Это значит, что в связи со сложившейся правовой неопределенностью и неурегулированностью данного вопроса применительно к компенсации в двойном размере экземпляра произведения, при решении вопроса о распределении судебных расходов в таких случаях все же должен применяться по аналогии подход, выраженный в абзаце третьем пункта 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации». В соответствии с абзацем третьим п. 9 данного Постановления (далее — Постановление № 81) «при снижении арбитражным судом размера неустойки по правилам статьи 333 Гражданского кодекса на основании заявления ответчика, расходы истца по государственной пошлине не возвращаются в части сниженной суммы из бюджета и подлежат возмещению ответчиком исходя из суммы неустойки, которая подлежала бы взысканию без учета ее снижения».

Иной подход к распределению судебных расходов ставит истца в заведомо невыгодное положение и не отвечает критериям правовой определенности и справедливости.

Таким образом, отсутствие единообразного подхода к пониманию природы компенсации за нарушение исключительных прав, ее места в системе мер защиты прав влечет за собой системные проблемы, возникающих в судебной практике при рассмотрении исков о взыскании компенсации, в том числе связанные с расчетом размера взыскиваемой компенсации, что требует существенной проработки данного вопроса законодателем и правоприменителем в целях выработки унифицированных стандартов и критериев. При этом до выработки таких подходов произвольное снижение компенсации, рассчитанной в соответствии с частью 2 ст. 1301 ГК РФ, представляется недопустимым.

1 Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края».

2 Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. С. 147.

3 Трахтенгерц Л.А. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части 4-й (постатейный). М., 2009. С. 95.

4 аврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М., 2009. С. 85; Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2003. С. 384; Кондратьева Е.А. Требование компенсации за нарушение исключительного права как форма злоупотребления правом // Гражданское право. 2013. № 2. С. 30.

5 Ламбина В.С. Протокол №5 заседания Научно-консультативного Совета при Суде по интеллектуальным правам // Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2014. № 6. С. 46. Положения ГК РФ, предусматривающие возможность взыскания компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров результатов интеллектуальной деятельности, средств индивидуализации или двукратной стоимости права их использования: п. 2,3 ст. 1301, п. 2, 3 ст. 1311, п. 2 ст. 1406.1, п. 2 ст. 1515 ГК РФ.

6 Гурский Р.А. Компенсация в системе гражданско-правовых способов защиты авторского права // Новая правовая мысль. 2006. № 1. С. 22.

7 Постановление Суда по интеллектуальным правам от 21 июля 2016 г. № С01-551/2015 по делу № А46-15793/2014, Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 марта 2014 г. № ВАС-2820/14 по делу№ А56-59416/2012.

8 Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14 августа 2015 г. № С01-333/2014 по делу № А40-3785/2011.

9 Постановление Конституционного Суда РФ от 13 декабря 2016 г. N 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края».

10 Определение Верховного Суда РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-3085 по делу № А53-22718/2016, Определение Верховного Суда РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-4299 по делу № А53-22717/2016.

12 Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 23 января 2020 г. по делу № А56-51679/2016.

13 Пункт 75 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Как получить компенсацию за нарушение авторских прав

Справочная / Авторские права

Как получить компенсацию за нарушение авторских прав

Все фотографии, тексты и рисунки кому-то принадлежат. Ими нельзя пользоваться без разрешения, так же как чужими телефонами и машинами. В интернете взять чужое легко, поэтому пиратство процветает. Из-за него особенно страдают копирайтеры, фотографы и дизайнеры. Статья поможет им получить компенсацию от нарушителей.

Сразу оговоримся: плагиат — особенная ситуация. Если продукт скопировали частично, почти невозможно доказать нарушение. Наши советы пригодятся, только если продукт скопировали полностью — например, скачали фотографию в вашем инстаграме и залили на свой сайт.

Сдавайте отчётность в три клика

Эльба поможет вам работать без бухгалтера. Она подготовит отчёты, посчитает налоги и не потребует от вас специальных знаний.

Как работает компенсация

При нарушении авторских прав правообладатель обращается в суд. В успешном случае он получает компенсацию от нарушителя. В результате за труд всё-таки приходит оплата, и даже больше обычного, чтобы отвадить пирата от плохих дел.

Закон даёт возможность выбрать между тремя способами компенсации по ст. 1301 ГК РФ:

1. От 10 000 до 5 000 000 рублей на усмотрение суда.

2. В размере двухкратной стоимости контрафакта. Этот способ редко применяют для контента в интернете.

3. В размере двухкратной оплаты аналогичной работы. Обычно компенсацию за тексты, фото и дизайн считают именно так.

Нарушитель платит компенсацию за каждый объект. Если он скопировал 100 фотографий, то заплатит за каждую от 10 000 рублей — то есть, от миллиона рублей.

Вместе с компенсацией нарушителей просят по ст. 1251 и ст. 1252 ГК РФ:

— Оплатить моральный вред.

— Удалить контент или сослаться на автора.

Оля нарисовала комикс о жизни дизайнера. Картинки опубликовало популярное СМИ для предпринимателей. Оля расстроилась: она вложила в историю душу, а вся слава досталась другим. После просьбы удалить картинку её комментарий удалили, а аккаунт заблокировали. На письмо по электронной почте тоже не ответили. Она уже решила не тратить время зря, но встретила друга-юриста, и он подсказал, что делать.

Оля написала официальную претензию. Потом обратилась в суд и попросила компенсацию: цену за её обычный труд умножила на количество иллюстраций и ещё на два. Нарушитель проиграл дело: у него не было договора и документов, подтверждающих оплату. Поэтому он заплатил Оле 200 000 рублей.

Кто может получить компенсацию

Компенсация полагается правообладателям. Автор контента — не всегда правообладатель. Если он передал права на свой труд, заказчик сам побеспокоится о нарушителях — ст. 1229 ГК РФ.

Исключение — право считаться автором. Человек обладает им всегда, вне зависимости от содержания договора — ст. 1255 и ст. 1228 ГК РФ. Если вы выполнили работу на заказ, кто-то спиратил её и указал ваше имя — это нарушение против вас. Вам не полагается компенсация, но вы вправе обратиться в суд и попросить возместить моральный вред и указать авторство или удалить публикацию.

Пример: автор и правообладатель в одном лице

Мария — фотограф. Во время отпуска в Крыму она сфотографировала популярные места отдыха. После возвращения домой предложила свои работы нескольким турфирмам и от одной получила согласие. Перед заключением сделки она отправила ещё несколько пробных фотографий. Заказчик одобрил их — и пропал. Через три дня фотографии появились на сайте турфирмы. Мария — автор и правообладатель, поэтому вправе обратиться в суд и получить компенсацию.

Пример: автор и правообладатель — разные лица

Константин — веб-дизайнер. Он заключил договор авторского заказа с кофейней. Нарисовал её логотип в стиле латте-арт. Переслал файл заказчику, подписал акт и получил оплату. Через несколько лет он увидел свой рисунок на сайте другой кофейни. Он больше не правообладатель, но имеет право на возмещение морального вреда. Он решает: «Я не пойду в суд: потрачу своё время, а получу гроши. Проще нарисовать работу для нового заказчика. С этой проблемой пусть разбирается кофейня, если хочет».

Что значит «без разрешения правообладателя»

Разрешение публиковать свои фотографии, иллюстрации или тексты — это договор. Если вы не подписывали бумаги, не упоминали в своих социальных сетях, что ваш труд принадлежит народу — ваше произведение запрещено использовать любым людям и компаниям.

Ваш продукт нельзя использовать, даже если вы выложили его в интернет. Исключение — свободное использование произведения.

За что компенсации не будет: случаи свободного использования произведения

Любые произведения разрешено цитировать в учебных и информационных целях — ст. 1274 ГК РФ. При цитировании указывают автора и берут только фрагменты произведения, которые подтверждают мысль — Определение ВС No 306-ЭС17-11916.

Пример цитирования с информационной целью:

В городе прошла страшная гроза. Об этом опубликовали статью на региональном сайте. Редактор проиллюстрировал новость фотографией, которую нашёл в Инстаграме, и сослался на автора. Фотографу это не понравилось. Он обратился в суд — и проиграл. Суд отказал ему в компенсации.

Как взыскать компенсацию

За компенсацией авторы идут в суд. В каждом случае работают свои доказательства и судебный процесс идёт по-своёму. Мы расскажем об общем алгоритме, а о нюансах вашего дела лучше спросить юриста.

1. Соберите доказательства авторства.

Докажите, что украденный контент вам принадлежит.

Текст

Сделайте скриншот оригинала. Заверьте у нотариуса, чтобы подтвердить: это не подделка изображения при помощи Фотошопа. Услуга стоит от 7000 ?, но расходы можно взыскать с нарушителя.

Если вы скинули оригинал заказчику, а он не заплатил, подойдут письма по электронной почте. Найдите письмо, где вы скидываете файл или ссылку на гугл док — и тоже заверьте.

Фото

Найдите исходники фотографий и фотоаппарат, на который сделали снимки. Суд закажет их экспертизу.

Если потеряли исходники, подойдут публикации на вашем сайте или в социальных сетях. Сделайте скриншоты и заверьте их у нотариуса.

Дизайн

Найдите исходники, например, в формате PSD. Зарисовки от руки тоже пригодятся. Если где-то публиковали иллюстрации, сделайте скриншоты и заверьте у нотариуса.

2. Найдите ответчика.

В суд идут, только если известен ответчик. В исковом заявлении указывают полное наименование компании или ФИО и адрес физлица. Поищите информацию о владельце сайта в разделе «О нас» или «Контакты». Если её нет, пробейте адрес сайта в сервисе whois.ru. Изредка информация о владельце скрыта. Тогда обратитесь к регистратору доменных имён — обычно это АО «Региональный Сетевой Информационный Центр». Компания отвечает только на запросы адвокатов, поэтому найдите посредника.

В социальных сетях люди указывают своё имя, но не адрес. Попробуйте узнать его по геолокации — местам съёмки домашних фото. Или запросите полную информацию у адвоката — у них есть доступ в базу данных.

3. Соберите доказательства, что ответчик опубликовал вашу работу.

Cделайте скриншот публикации и заверьте изображение у нотариуса. С печатным изданием проще: купите его и принесите в суд.

4. Посчитайте компенсацию.

Лучше всего обосновать размер компенсации. Приложите договоры с заказчиками с вознаграждением за аналогичные фото, тексты или иллюстрации. Умножьте размер оплаты на два — и получите сумму для иска.

Указать случайную сумму от 10 000 до 5 000 000 ? — простой, но плохой вариант. Возможно, суд сочтёт её слишком высокой и занизит — а возражать будет поздно.

5. Напишите ответчику претензию.

Претензия — обязательный этап при выяснении отношений между предпринимателями. В остальных случаях можно сразу перейти к следующему пункту.

Смысл претензии — договориться без суда. Даже если это необязательно, позвоните или напишите письмо. Нарушители бывают разные, некоторые соглашаются на компенсацию. В большинстве случае отвечают молчанием или просто удаляют ваш контент со своего сайта.

6. Напишите исковое и отправьте в суд.

В исковом заявление расскажите о нарушении и сошлитесь на законы. Сформулируйте требования к ответчику и приложите копии доказательств. Суд будет рассматривать только аргументы обеих сторон: он оценивает, а не расследует дело. Поэтому о формулировках проконсультируйтесь с юристом.

Перед подачей иска не забудьте заплатить госпошлину.

7. Ходите на судебные заседания.

Приходите на судебные заседания по повесткам, если суд проходит в вашем регионе. Судья может попросить дополнительные доказательства или назначить экспертизу. Ваша задача — доказать свою позицию, следуя указаниям суда.

8. Получите исполнительный лист.

Решение суда вступит в силу через месяц. Если ответчик писал жалобу, в день вынесения апелляционного определения. Затем в канцелярии вам выдадут исполнительный лист. Идите с ним в службу судебных приставов по месту нахождения ответчика и пишите заявление на возбуждение исполнительного производства. Они свяжутся с банками, на счетах которых ответчик хранит деньги, и попросят перевести сумму.

Если знаете счёт должника, несите исполнительный лист сразу в банк. Будет быстрее.

Реальные истории о получении компенсации

Автор рассказа увидела своё произведение на чужом сайте. Для взыскания компенсации она обратилась в суд. На заседание она принесла свою публикацию в бумажном журнале и протокол осмотра сайта нотариусом. Суд назначил 10 000 рублей компенсации и 3000 рублей за моральный вред.

Автор дизайна значков «Слоник», «Мишка» и «Панда» заметила в интернет-магазине копии своих работ. Она наняла юристов и пошла в суд. Предоставила эскизы, исходники, фотографии стенда со значками на выставках и свой пост на Фейсбуке. Незаконную продажу значков со своим дизайном подтвердила протоколом осмотра сайта, актом контрольной закупки, бланком заказа товара и чеком об оплате. Суд взыскал 650 000 рублей компенсации и запретил продавать значки.

Фотограф нашла на Авито объявление о продаже земельного участка со своей фотографией. Она позвонила нарушителю и предложила удалить фото. Владелец объявления сказал, что взял фото в интернете, значит, ничего не нарушил. Фотограф подала в суд. Авторство доказала исходниками снимков в формате JPEG, показала суду фотоаппарат Canon EOS 1000 D и телефон Nokia X2, на которые снимала. Суд назначил 30 000 рублей компенсации и 2000 рублей за моральный вред.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *