https://dragonara.su Мировой суд заводского района г новокузнецка участок 1 | Nlpseminar.ru

Риски

Мировой суд заводского района г новокузнецка участок 1

вторник: с 10-00 до 13-00

среда: с 14-00 до 17-00

ВЫДАЧА СУДЕБНЫХ ДОКУМЕНТОВ:

четверг: с 10-00 до 17-00 по предварительной записи

г. Новокузнецк: ул. Пойменная, шоссе Пойменное, Пр-т.Советской Армии дома N 46 по № 62 (четные), № 59, 59б, Ул.Клименко дома N 1 по № 39, Ул.Привольная, Ул.Тореза дома с N 24 по 90 (четные).

ККС рекомендовала 32 судей и глав судов, отказала 15 и у семерых приняла отставку

Квалификационная коллегия судей Кемеровской области сегодня сообщила об итогах своего заседания, состоявшегося в минувший четверг, 25 сентября.

Рекомендации ККС к назначению на должность получили:

Гатауллина Надежда Николаевна – судья Арбитражного суда Кемеровской области;

Дорофеева Юлия Владимировна – судья Арбитражного суда Кемеровской области;

Исакова Елена Ивановна – заместитель председателя Центрального районного суда Кемерово;

Рыбалко Диана Владимировна – заместитель председателя Новокузнецкого районного суда;

Лемза Анастасия Алексеевна – судья Осинниковского городского суда;

Фурс Эдуард Валерьевич – судья Рудничного районного суда Прокопьевска;

Драгунская Анна Владимировна – судья Прокопьевского районного суда;

Бигеза Елена Леонидовна – судья Березовского городского суда;

Мухарев Иван Алексеевич – судья Заводского районного суда Кемерово;

Прокудина Светлана Владимировна – судья Крапивинского районного суда;

Сергеева-Борщ Ольга Борисовна – судья Юргинского городского суда;

Ефременко Ирина Владимировна – судья Анжеро-Судженского городского суда;

Гуляева Ирина Михайловна – мировой судья судебного участка № 1 Анжеро-Судженского городского судебного района;

Заднепровская Наталья Николаевна – мировой судья судебного участка № 1 Промышленновского судебного района;

Барсукова Виктория Валерьевна – мировой судья судебного участка № 1 Тяжинского судебного района;

Романина Марина Владимировна – мировой судья судебного участка № 2 Кемеровского судебного района;

Ащеулов Иван Юрьевич – мировой судья судебного участка № 2 Заводского судебного района Новокузнецка;

Легенкина Галина Витальевна – мировой судья судебного участка № 2 Прокопьевского судебного района;

Вебер Татьяна Геннадьевна – мировой судья судебного участка № 2 Юргинского городского судебного района;

Писаренко Мария Владимировна – мировой судья судебного участка № 3 Киселевского городского судебного района;

Жигалин Геннадий Анатольевич – мировой судья судебного участка № 3 Кировского судебного района Кемерово;

Агафонов Дмитрий Александрович – мировой судья судебного участка № 5 Заводского судебного района Кемерово;

Казаченко Арина Александровна – мировой судья судебного участка № 3 Ленинск-Кузнецкого городского судебного района;

Форышева Мария Анатольевна – мировой судья судебного участка № 5 Ленинск-Кузнецкого городского судебного района;

Бабкина Зинаида Сергеевна – мировой судья судебного участка № 3 Центрального судебного района Прокопьевска;

Фокина Наталья Сергеевна – мировой судья судебного участка № 5 Беловского городского судебного района;

Ужегова Татьяна Николаевна – мировой судья судебного участка № 6 Беловского городского судебного района;

Ницук Наталья Николаевна – мировой судья судебного участка № 7 Заводского судебного района Кемерово.

Не рекомендованы к назначению на должность:

– Кравченко Наталья Николаевна – председатель Анжеро-Судженского городского суда;

– Музафаров Руслан Измаилович – председатель Анжеро-Судженского городского суда;

Самородова Юлия Владимировна – судья Осинниковского городского суда;

Батракова Татьяна Сергеевна – судья Березовского городского суда;

Солопова Оксана Викторовна – судья Березовского городского суда;

Сердюк Марина Владимировна – судья Крапивинского районного суда;

Сердюк Анна Юрьевна – судья Анжеро-Судженского городского суда;

Малышева Ольга Васильевна – мировой судья судебного участка № 1 Анжеро-Судженского городского судебного района;

Лебедева Дарья Евгеньевна – мировой судья судебного участка № 2 Кемеровского судебного района;

Басых Олеся Викторовна – мировой судья судебного участка № 2 Юргинского городского судебного района;

Рюмина Олеся Сергеевна – мировой судья судебного участка № 2 Юргинского городского судебного района;

Дорошкевич Марина Валентиновна – мировой судья судебного участка № 5 Заводского судебного района Кемерово;

Копанева Марина Александровна – мировой судья судебного участка № 5 Заводского судебного района Кемерово;

Медведева Лариса Викторовна – мировой судья судебного участка № 5 Заводского судебного района Кемерово;

Ценева Ксения Викторовна – мировой судья судебного участка № 5 Заводского судебного района Кемерово.

Отозваны заявления кандидатами: Никонович Ольгой Борисовной – на должность судьи Арбитражного суда Кемеровской области; Олофинской Татьяной Ураниевной – должность судьи Кемеровского областного суда; Вяловым Александром Александровичем – должность заместителя председателя Центрального районного суда Кемерово; Куликовой Еленой Александровной – должность мирового судьи судебного участка № 2 Юргинского городского судебного района Кемеровской области.

Кроме того, ККС прекратила полномочия по подп. 1 п. 1 ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с заявлением об отставке: Коневой Ольги Петровны, судьи Арбитражного суда Кемеровской области; Зверевой Нины Николаевны, заместителя председателя Центрального районного суда Кемерово; Жарковой Алевтины Исаевны, заместителя председателя Орджоникидзевского районного суда Новокузнецка; Телениной Ольги Анатольевны, судьи Орджоникидзевского районного суда Новокузнецка; Тагильцевой Ольги Анатольевны, судьи Центрального районного суда Новокузнецка; Соловьевой Лидии Николаевны, судьи Ижморского районного суда; Панькова Сергея Павловича, судьи Рудничного районного суда Прокопьевска.

Мировой судебный участок №3 Заводского района г. Новокузнецка

Мировой судебный участок №3 Заводского района г. Новокузнецка является важнейшим звеном в судебной системе РФ. В судебном заседании мировые судьи единолично рассматривают уголовные, гражданские и административные дела.

Мировой судья

Мировой судья Красовская Татьяна Николаевна осуществляет общее руководство деятельностью суда. Вы можете обратиться к судье лично или по телефону по интересующим вас вопросам.

Адрес суда Новокузнецк

Мировой судебный участок №3 Заводского района г. Новокузнецка располагается по адресу: 654038, Кемеровская область, г. Новокузнецк, ул. Тореза, д. 47-6.

Чтобы добраться к мировому суду, воспользуйтесь картой, представленной ниже.

Телефон

Мировой судебный участок №3 Заводского района г. Новокузнецка имеет номер телефона, по которому вы можете связаться с работниками суда, а также адрес электронной почты: [email protected]

Телефон для справок: 8(3843) 54-09-90.

Телефон судебного участка: 8(3843) 54-09-90.

График работы

Мировой судебный участок №3 Заводского района г. Новокузнецка осуществляет свою деятельность согласно утвержденному графику работы.

Режим работы суда: понедельник-пятница: с 8-30 до 17-30

Обед: с 13-00 до 14-00

Выходные дни: суббота, воскресенье и праздничные дни

Часы работы суда могут меняться, поэтому время приема граждан уточняйте по номеру телефона.

Территориальная подсудность

Определение территориальной подсудности позволяет рассредоточить дела между мировыми судами. Местности, на которые распространяет свою юрисдикцию Мировой судебный участок №3 Заводского района г. Новокузнецка, приведены ниже.

г.Новокузнецк: бульвар 35 лет Победы, Пр-т.Советской Армии дома с N 14 по 38 (четные), Ул.40 лет ВЛКСМ дома с N 66 по 78 (четные), 78а, 78б, 78в, 78г, с 88 по 104 (четные), 112, 114, 114а, Ул.Клименко дома с N 40 по 60 (четные), 60а, 60б, Ул.Тореза дома с N 35 по 97 (нечетные), дома с N 101 по 123 (нечетные).

Вышестоящий районный суд

Для обжалования решения мирового суда в апелляционном порядке вы должны обратиться в Заводский районный суд в течение 30 дней.

Список районных судов приведен ниже.

Взаимодействие мирового суда с СИЗО

Когда применение более мягкой меры представляется невозможным Мировой судебный участок №3 Заводского района г. Новокузнецка выносит решение об избрании для подсудимого меры пресечения — заключение в следственном изоляторе.

Ниже представлен перечень СИЗО, в которые подозреваемые направляются по решению суда.

Взаимодействие мирового суда с ФССП

Мировой судебный участок №3 Заводского района г. Новокузнецка тесно взаимодействует с судебными приставами. Под предводительством судьи они обеспечивают порядок в зале судебного заседания. Также судебные приставы гарантируют принудительное исполнение решений мирового суда.

Ниже представлен список отделов судебных приставов.

Мировой суд заводского района г новокузнецка участок 1

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Справка Кемеровского областного суда от 17 августа 2005 г. N 01-11/19-407 о качестве рассмотрения гражданских дел судами Кемеровской области в кассационной и надзорной инстанциях за 1 полугодие 2005 года

Справка Кемеровского областного суда от 17 августа 2005 г. N 01-11/19-407
о качестве рассмотрения гражданских дел судами Кемеровской области
в кассационной и надзорной инстанциях за 1 полугодие 2005 года

В 1 полугодии 2005 года городскими и районными судами Кемеровской области рассмотрено с вынесением решений (выдачей судебного приказа) 14198 гражданских дел, что на 1473 дело меньше, чем было рассмотрено за аналогичный период 2004 года. Снижение количества рассмотренных дел объясняется тем, что с введением института мировых судей, мировым судьям были переданы на рассмотрение и разрешение гражданские дела, которые ранее рассматривались городскими (районными) судами.

Мировыми судьями Кемеровской области в 1 полугодии 2005 года рассмотрено гражданских дел с вынесением решений (выдачей судебного приказа) 34668, что на 9019 дел больше, чем было рассмотрено за аналогичный период 2004 года.

В судебную коллегию по гражданским делам Кемеровского областного суда в 1 полугодии 2005 года поступило на рассмотрение:

— по кассационным жалобам — 2016 дел;

— по кассационным представлениям — 117 дел;

— по частным жалобам и представлениям — 1072 дела.

Всего поступило 3205 дел, остаток неоконченных дел с 2004 года составил 70 дел.

Из числа поступивших дел рассмотрено 2739 дел, из них:

— по кассационным жалобам и представлениям — 1821 дело;

— по частным жалобам и представлениям — 918 дел;

— возвращено без рассмотрения — 405 дел.

Вынесено 10 частных определений.

Остаток неоконченных дел на конец отчетного периода составил 140 дел.

За аналогичный период 2004 года в кассационную инстанцию поступило 3139 дел, из них рассмотрено 2804 дела.

По кассационным жалобам и представлениям (протестам) рассмотрено:

— за 1 полугодие 2002 года — 2337 дел;

— за 1 полугодие 2003 года — 2673 дела;

— за 1 полугодие 2004 года — 2071 дело;

— за 1 полугодие 2005 года — 1821 дело;

Возвращено в суды без рассмотрения в 1 полугодии 2005 года 405 дел, что на 82 дела больше, чем за 1 полугодие 2004 года.

Как и ранее дела возвращаются в суды по следующим основаниям:

— в связи с невыполнением требований статьи 343 ГПК РФ об извещении лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы или представления (частных жалоб, представлений); о направлении указанным лицам копий жалоб и представлений;

— в связи с необходимостью проведения служебных проверок;

— в связи с необходимостью вынесения дополнительного решения, разъяснения решения и исправления описок и явных арифметических ошибок в решении суда.

Невыполнение судами названных выше требований гражданского процессуального законодательства влечет отложение разбирательства дел и порождает волокиту при рассмотрении кассационных жалоб и представлений.

Качество судебных постановлений следующее:

Из числа обжалованных решений судов первой инстанции, то есть из 1821 дела:

— оставлено без изменения — 1047 решений;

— отменено — 627 решений;

— отменено частично — 120 решений;

— изменено — 27 решений.

Таким образом, стабильность по гражданским делам от количества обжалованных решений составила 57,5 %; отмена решений — 41,02 %.

В 1 полугодии 2004 года стабильность судебных решений составила: 58,4 %; отмена — 40,7 %.

В 1 полугодии 2003 года стабильность судебных решений составила: 68,7 %; отмена — 30,1 %.

В 1 полугодии 2002 года стабильность судебных решений (от числа обжалованных) составила — 65,2 %, отмена — 34,2 %.

За 1 полугодие 2001 года эти данные составляли соответственно: 57,6 % и 40,6 %.

Приведенные выше данные свидетельствуют о снижении стабильности по гражданским делам в первом полугодии 2005 года:

По сравнению с аналогичным периодом 2004 года на 0,9 %

И на 11,2 % по сравнению с 1 полугодием 2003 года.

Из числа отмененных решений:

— возвращено дел на новое рассмотрение — 618;

— с вынесением нового решения — 5 дел;

— с прекращением производства по делу — 5 дел.

Если же определять качество судебных решений не от количества обжалованных решений, а от количества рассмотренных судами в первом полугодии 2005 года гражданских дел с вынесением решений, то стабильность (учитывая отмененные в суде кассационной инстанции) составит 94,7%, а отмена 5,3 %.

В связи с тем, что в этом случае не учитываются решения, отмененные судом надзорной инстанции, так как статистика не учитывает, сколько решений, постановленных в 2005 году, отменено за 1 полугодие текущего года, то указанные выше данные о стабильности судебных решений нельзя признать точными.

Отменены и изменены были в кассационной инстанции в 1 полугодии 2005 года решения судов по следующим категориям дел:

— из брачно-семейных отношений — 10;

— о восстановлении на работе — 33;

— по другим трудовым спорам — 15;

— по возмещению вреда в связи с увечьем или потерей кормильца — 88;

— о выселении — 55;

— по спорам, связанным с приватизацией жилья — 7;

— по другим жилищным спорам — 60;

— по спорам, связанным с правом собственности на землю и другие споры о землевладении — 12;

— по спорам, связанным с приватизацией предприятий — 1;

— по спорам из договоров аренды имущества — 1;

— по спорам о защите интеллектуальной собственности — 1;

— по защите прав потребителей — 14;

— по спорам, связанным с наследственными правами — 12;

— по другим спорам, вытекающим из права собственности — 56;

— по спорам о защите чести и достоинства — 12;

— по жалобам на действия должностных лиц, коллегиальных органов власти, управлений — 111;

— из нарушений налогового законодательства — 9;

— по другим категориям дел — 158.

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что, как и ранее, много ошибок допускают суды при рассмотрении трудовых споров, в том числе о восстановлении на работе; жилищных споров; дел по спорам о возмещении вреда в связи с увечьем и потерей кормильца; дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих.

Однако следует отметить повышение качества рассмотрения дел, возникающих из брачно-семейных отношений (снизилось количество отмененных решений по сравнению с аналогичным периодом 2004 года с 17 до 10); дел о восстановлении на работе, по которым количество отмененных решений снизилось с 40 до 33; а также дел по жалобам на действия должностных лиц, коллегиальных органов власти, управлений (снизилось количество отмененных решений по сравнению с аналогичным периодом 2004 года с 124 до 111). .

Количественные и качественные показатели за 1 полугодие 2005 года по судам

Из приведенных выше сведений видно, что 100 % стабильность имеют суды:

Ижморский районный, Калтанский районный, Тисульский районный, Тяжинский районный.

Высокую стабильность от числа обжалованных решений имеют суды:

Прокопьевский районный — 80 %;

Гурьевский городской — 90 %;

Беловский районный — 77,8 %.

Следует отметить, что некоторые суды улучшили качество рассмотрения гражданских дел по сравнению с аналогичным периодом 2004 года.

Так, увеличилась стабильность решений в:

Кемеровском районном суде с 38 % до 57,1 %;

Прокопьевском районном суде с 33 % до 80 %;

Анжеро-Судженском городском суде с 46 % до 65,7 %;

Гурьевском городском суде с 50 % до 90 %;

Ленинск-Кузнецком городском суде с 64 % до 72,4 %;

Осинниковсковском городском суде с 48 % до 71,2 %;

Беловском районном суде с 67 % до 77,8 %;

Ижморском районном суде с 50 % до 100 %;

Калтанском районном суде с 91 % до 100 %;

Тисульском районном суде с 40 % до 100 %;

Тяжинском районном суде с 50 % до 100 %;

Яйском районном суде с 33 % до 50 %.

Стабильность выше средне областной, кроме выше названных имеют суды:

Ленинский районный г. Кемерово, Орджоникидзевский районный г. Новокузнецка, Заводский районный суд г. Новокузнецка, Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка, Новоильинский районный суд г. Новокузнецка, Центральный районный суд г. Прокопьевска, Беловский городской суд, Киселевский городской суд, Таштагольский городской суд, Топкинский городской суд.

Другие суды, кроме упомянутых выше, имеют стабильность судебных решений ниже средне областной.

Самая низкая стабильность судебных решений (от числа обжалованных) в Новокузнецком районном суде, в Зенковском районном суде г. Прокопьевска, в Мариинском городском суде, в Крапивинском районном суде.

В первом полугодии 2005 года не имели отмен и изменений судебных решений от числа обжалованных судьи: Андреянова С.И., Абзалова В.Н., Абзалова Т.В., Беспамятнова А.Я., Богрецова Т.Е., Большакова Т.В., Бойко В.Н., Бандык С.В., Барсукова Л.И., Беспалов А.А., Ворожцова Л.К., Гительман Т.А., Гребенщикова О.А., Гритчина Т.П., Гурьянов О.С., Гааг В.К., Гарбузова Н.М., Данилевская М.А., Данченко Н.А., Дадонова Т.А., Ершова Т.А., Ермолаева М.Н., Емельянов В.Н., Зыкова И.Н., Иванова Л.А., Клабуков С.И., Коваленко Г.В., Лозгачева С.В., Любимова Н.А., Марукян М. С., Метелица Е.В., Максимов В.Д., Молчанова Л.А., МельниковаМ.И., Макушенко М.Ф., Матусова Е.М., Нецветаева О.Г., Попова Л.М., Пронченко В.Г., Пащенко А.Н., Понтилеева М.Ф., Рыкалина Л.В., Рындина Н.Н., Старченкова О.А., Савченко Л.С., Санникова И.И., Ушакова О.А., Царикова Е.В., Шуляк Л.И., Шмакова Е.С.

Высокую стабильность имеют судьи:

Судьи: Бегунович В.Н., Зайцева О.Ю., Зайцева Е.Н., Кожухар В.Н., Писарева А.В., Степанцова Е.В., Шагарова Т.В., Сергеева В.Н., Строганова Г.В., Турлюк А.Б., Яковлева Л.П., имеют стабильность судебных решений от числа обжалованных — 75 %.

Низкую стабильность имеют судьи: Билоград И.Д., Булычева С.Н., Бычкова Е.А., Бородулина И.И., Воробьева И.Ю., Гадяцкая Л.М., Горковенко С.А., Ермоленко О.А., Жукова Е.В., Зайкина О.А., Кузменко Ю.А., Кунгурова Л.Н., Кобелев А.В., Лавник М.В., Мальцева В.Д., Невирович В.С., Нуреник И.Г., Нецветаев С.В., Пензин Е.П., Пронина Н.И., Пышкин О.В., Сазыкин А.А., Скорикова Г.И., Трещеткин А.В., Щеблыкина Н.И.

Если же стабильность определять от количества рассмотренных судами гражданских дел, то отмену судебных решений менее одного процента имеет: Гурьевский городской суд.

Количественные показатели за 1 полугодие по мировым судьям

В суде надзорной инстанции:

В первом полугодии 2005 года в суд надзорной инстанции поступило 2440 жалоб и представлений, что на 41 жалобу и представление больше по сравнению с первым полугодием 2004 года. Из этого числа возвращено и направлено на рассмотрение других органов — 1032 жалобы.

Остаток нерассмотренных жалоб и представлений на начало отчетного периода составил 33.

Остаток нерассмотренных жалоб и представлений на конец отчетного периода составил 63.

Рассмотрено жалоб и представлений:

— с отказом в истребовании дел — 837;

— с истребованием дел — 541.

Всего рассмотрено жалоб и представлений — 1378.

На изучение за 1 полугодие 2005 года поступило 540 дел.

Результаты изучения дел в отчетном периоде:

— отказано в передаче в надзорную инстанцию — 278;

— передано на рассмотрение в суд надзорной инстанции — 252.

— отказано в передаче в надзорную инстанцию — 0;

— передано на рассмотрение в надзорную инстанцию — 4.

Судом надзорной инстанции в 1 полугодии 2005 года рассмотрено 268 дел:

— на основании определения судьи — 268. Удовлетворено 266 определений и отклонено 2 определения;

— по представлениям прокурора — 3 и все удовлетворены.

Судом надзорной инстанции в 1 полугодии 2005 года отменено 160 решений, из них:

155 — с возвращением дела на новое рассмотрение,

5 — с вынесением нового решения.

Изменено в отчетном периоде 0 решений.

Судом надзорной инстанции отменены другие постановления с удовлетворением надзорных жалоб и представлений — 80.

На судебные акты, постановленные мировыми судьями, в суд надзорной инстанции в 1 полугодии 2005 года поступило 393 жалобы и представления.

Остаток нерассмотренных жалоб и представлений на начало отчетного периода составил — 7, а на конец отчетного периода — 11.

Возвращено и направлено жалоб на рассмотрение других органов — 172.

Из них рассмотрено жалоб и представлений:

— с отказом в истребовании дел — 80;

— с истребованием дел — 137.

На изучение за отчетный период поступило 135 дел.

В результате изучения дел в отчетном периоде:

— отказано в передаче в надзорную инстанцию по 45 жалобам.

— передано на рассмотрение в надзорную инстанцию 93 жалоб и представлений (91 — по жалобам; 2 — по представлениям).

Судом надзорной инстанции в 1 полугодии 2005 года рассмотрено 94 дела, из них:

По жалобам — 92, из них: 92 — удовлетворено, 0 — отклонено;

По представлениям — 2, которые удовлетворены судом надзорной инстанции.

Остаток нерассмотренных дел на конец отчетного периода составил 6.

Причины отмены судебных постановлений в кассационном и надзорном порядке

По-прежнему, основными причинами отмены судебных постановлений в кассационном и надзорном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Применение норм трудового права

В судебной практике возникают вопросы, связанные с расторжением трудового договора по инициативе работодателя.

При рассмотрении дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе судам следует учитывать следующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ:

«В силу статьи 46 ( часть 1 ) Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, и корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в частности статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 ( пункт 1 ) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 14 ( пункт 1 ) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.

Учитывая это, а также принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1 , 2 , 15 , 17 18 , 19 , 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.

В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд придет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.

Однако в указанном случае суд не вправе заменить увольнение другой мерой взыскания, поскольку в соответствии со статьей 192 Кодекса наложение на работника дисциплинарного взыскания является компетенцией работодателя» ( пункт 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ»).

1. В соответствии с пунктом 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

При разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, судам следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

При этом необходимо иметь в виду, что работодатель вправе применить к работнику дисциплинарное взыскание и тогда, когда он до совершения проступка подал заявление о расторжении трудового договора по своей инициативе, поскольку трудовые отношения в данном случае прекращаются лишь по истечении срока предупреждения об увольнении.

Если судом будет установлено, что дисциплинарное взыскание наложено с нарушением закона, этот вывод должен быть мотивирован в решении со ссылкой на конкретные нормы законодательства, которые нарушены.

По делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что:

1) совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора;

2) работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

При этом следует иметь в виду, что:

а) месячный срок для наложения дисциплинарного взыскания необходимо исчислять со дня обнаружения проступка;

б) днем обнаружения проступка, с которого начинается течение месячного срока, считается день, когда лицу, которому по работе (службе) подчинен работник, стало известно о совершении проступка, независимо от того, наделено ли оно правом наложения дисциплинарных взысканий;

в) в месячный срок для применения дисциплинарного взыскания не засчитывается время болезни работника, пребывания его в отпуске, а также время, необходимое на соблюдение процедуры учета мнения представительного органа работников ( часть третья статьи 193 ТК РФ); отсутствие работника на работе по иным основаниям, в том числе и в связи с использованием дней отдыха (отгулов) независимо от их продолжительности (например, при вахтовом методе организации работ), не прерывает течение указанного срока;

г) к отпуску, прерывающему течение месячного срока, следует относить все отпуска, предоставляемые работодателем в соответствии с действующим законодательством, в том числе ежегодные (основные и дополнительные) отпуска, отпуска в связи с обучением в учебных заведениях, отпуска без сохранения заработной платы.

При рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что дисциплинарным проступком, влекущим дисциплинарную ответственность, является неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.) без уважительных причин.

К таким нарушениям, в частности, относятся:

а) отсутствие работника без уважительных причин на работе либо рабочем месте.

При этом необходимо иметь в виду, что если в трудовом договоре, заключенном с работником, либо локальном нормативном акте работодателя (приказе, графике и т.п.) не оговорено конкретное рабочее место этого работника, то в случае возникновения спора по вопросу о том, где работник обязан находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, следует исходить из того, что в силу части шестой статьи 209 Кодекса рабочим местом является место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя;

б) отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обязанностей в связи с изменением в установленном порядке норм труда ( статья 162 ТК РФ), так как в силу трудового договора работник обязан выполнять определенную этим договором трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка ( статья 56 ТК РФ).

При этом следует иметь в виду, что отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий трудового договора не является нарушением трудовой дисциплины, а служит основанием для прекращения трудового договора по пункту 7 статьи 77 ТК РФ с соблюдением порядка, предусмотренного статьей 73 того же Кодекса;

в) отказ или уклонение без уважительных причин от медицинского освидетельствования работников некоторых профессий, а также отказ работника от прохождения в рабочее время специального обучения и сдачи экзаменов по охране труда, технике безопасности и правилам эксплуатации, если это является обязательным условием допуска к работе.

Так Беловский городской суд Кемеровской области рассмотрел гражданское дело по иску Бедаревой О.М. к ООО «Кузбассразрезнефтепродукт» о восстановлении на работе, оплате за время вынужденного прогула.

Как следует из материалов дела, Бедарева была принята на работу уборщиком производственных помещений Бачатской нефтебазы 1 июня 2002 г., с 14 марта. 2003 г. переведена оператором АЗС в ООО «Кузбассразрезнефтепродукт», 30 ноября 2003 г. Бедаревой объявлен выговор за ослабление контроля над сохранностью нефтепродуктов на автозаправочной станции «Перегруз». Приказом от 21 июля 2004 г. Бедарева уволена по п. 5 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей без уважительных причин, а именно, за нарушение, указанное в приказе от 30 ноября 2003 г. и за неисполнение своих должностных обязанностей 24 июня 2004 г., выразившихся в том, что она не произвела замеры удельного веса (плотности) и температуры светлых нефтепродуктов в резервуарах, не заполнила журнал замера, при этом на протяжении указанного времени производила отпуск нефтепродуктов потребителям.

Данные обстоятельства подтверждаются приказами, никем не оспаривлись.

Восстанавливая Бедареву на работе, суд пришел к выводу, что приказ от 30 ноября 2003 г., которым Бедаревой был объявлен выговор является законным. 24 июня 2004 г. дисциплинарный проступок, выразившийся в том, что Бедарева не произвела замер нефтепродуктов в 10 часов, имел место. Однако увольнение не соответствует тяжести проступка.

При этом суд исходил из того, что суду не представлено доказательств того, что истица в связи с пропуском замера имела излишки либо недостачу нефтепродуктов. Величина искажений на 24.06.2004 г. незначительная и показывает, что имело место недостача нефтепродуктов. Следует учесть коэффициент погрешности, т.к. замеры проводятся вручную и на глаз.

Отменяя решение суда судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда указала на то, что суд, делая вывод, что увольнение не соответствует тяжести проступка, не учел п. 53 разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. N 2 «О применении судами РФ ТК РФ» и не истребовал у работодателя доказательства, свидетельствующие о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

2. В силу пункта 6 статьи 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей. К числу грубых нарушений трудовых обязанностей (трудовой дисциплины) пункт 6 статьи 81 Трудового кодекса РФ относит прогул, который квалифицируется как отсутствие работника без уважительных причин на рабочем месте более 4 часов подряд в течение рабочего дня ( подпункт «а» пункта 6 ст. 81 ТК РФ).

Таким образом, статья 81 ТК РФ признает прогулом отсутствие работника без уважительных причин только на рабочем месте и только при условии, если это отсутствие продолжалось более 4 часов подряд в течение рабочего дня.

При этом судам необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено:

а) за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены);

б) за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места;

в) за оставление без уважительной причины работы лицом, заключившим трудовой договор на неопределенный срок, без предупреждения работодателя о расторжении договора, а равно и до истечения двухнедельного срока предупреждения ( часть первая статьи 80 ТК РФ);

г) за оставление без уважительной причины работы лицом, заключившим трудовой договор на определенный срок, до истечения срока договора либо до истечения срока предупреждения о досрочном расторжении трудового договора ( статья 79 , часть первая статьи 80 , статья 280 , часть первая статьи 292 , часть первая статьи 296 ТК РФ);

д) за самовольное использование дней отгулов, а также за самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный). При этом необходимо учитывать, что не является прогулом использование работником дней отдыха в случае, если работодатель в нарушение предусмотренной законом обязанности отказал в их предоставлении и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя (например, отказ работнику, являющемуся донором, в предоставлении в соответствии с частью четвертой статьи 186 Кодекса и статьей 9 Закона Российской Федерации от 9 июня 1993 г. N 5142-1 «О донорстве крови и ее компонентов» дня отдыха непосредственно после каждого дня сдачи крови и ее компонентов).

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте.

Неправильное применение указанных норм права повлекло отмену решения Мысковского городского суда Кемеровской области по делу по иску Некрасова Е.В. к ОАО строительная компания «Сибрегионстрой» об изменении формулировки увольнения и взыскании компенсации морального вреда. Считая приказ и увольнение незаконным, истец указал на то, что с марта 2000 года он работал в должности электромонтажника Таштагольского участка ОАО строительной компании «Сибрегионстрой». 23 апреля 2004 года он находился на работе, т.е. на строительстве школы в поселке Спас с 8 часов утра до обеда, после чего был отстранен от работы мастером участка Летягиным, который отправил его к руководителю предприятия решать вопрос о возмещении ущерба предприятию, причиненного им в результате ДТП. 26 апреля того же года он отсутствовал на работе, т.к. был вызван в военкомат г. Таштагола, где пробыл до 16 часов, что подтверждается повесткой. 13 мая 2004 года Некрасов подал заявление на увольнение по собственному желанию, но вместо этого его уволили за прогулы по пп. «а» п. 6 ст.81 ТК РФ, на основании приказа N 69 от 17 мая 2004 года.

Отказывая в удовлетворении требований Некрасова, суд пришел к выводу о том, что увольнение Некрасова по ст. 81 п.6 «а» ТК РФ было произведено законно и обоснованно, так как им действительно был совершен прогул без уважительной причины 23 апреля 2004 года.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда указала на то, что суд при рассмотрении данного спора не учел, что фактически предметом спора являлась законность увольнения. В связи с чем суду необходимо было проверить законность приказа N 69 от 17 мая 2004 года. При этом суду необходимо было установить, что послужило основанием к увольнению работника, указаны ли в приказе конкретные обстоятельства дисциплинарного проступка, за совершение которого работник подвергается взысканию, а также мотивы применения взыскания. Как указала судебная коллегия по гражданским делам, суд при разрешении вышеуказанного дела не установил учитывал ли работодатель при наложении взыскания тяжесть совершенного проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

3. Из смысла подпункта «а» пункта 3 статьи 81 ТК РФ следует, что трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие состояния здоровья в соответствии с медицинским заключением.

Основанием увольнения по подпункту «а» пункта 3 ст. 81 ТК РФ является состояние здоровья работника, препятствующее продолжению работы.

Состояние здоровья работника может быть причиной его увольнения только при наличии следующих условий:

если имеет место стойкое снижение трудоспособности, и оно препятствует надлежащему исполнению работником своих трудовых обязанностей;

если исполнение работником данных трудовых обязанностей ему противопоказано и если состояние здоровья работника опасно для здоровья работающих с ним или обслуживаемых им людей.

При этом такое состояние здоровья может быть подтверждено только медицинским заключением. Без медицинского заключения увольнение по состоянию здоровья нельзя признать законным.

Не может служить основанием для увольнения работника по данному пункту временная его нетрудоспособность или наличие инвалидности, если она в соответствии с медицинским заключением не препятствует продолжению работы.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в пункте 31 постановления от 17 марта 2004 года N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» если работник был уволен по пункту 3 (подпункт «а») статьи 81 Кодекса в связи с несоответствием его занимаемой должности или выполняемой работе, судам необходимо учитывать следующее.

В случае расторжения трудового договора по подпункту «а» пункта 3 статьи 81 ТК РФ работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что состояние здоровья работника в соответствии с медицинским заключением препятствовало надлежащему исполнению им своих трудовых обязанностей. При этом следует иметь в виду, что, если работник надлежащим образом выполняет свои трудовые обязанности, однако обнаружится, что он нуждается в соответствии с медицинским заключением в предоставлении другой работы вследствие того, что выполняемая работа ему противопоказана или опасна для коллектива работников либо обслуживаемых им граждан, в силу части второй статьи 72 Кодекса при отказе работника от перевода на другую имеющуюся работу, не противопоказанную ему по состоянию здоровья, либо отсутствии в организации соответствующей работы трудовой договор с работником прекращается в соответствии с пунктом 8 статьи 77 Кодекса.

Неправильное применение указанных норм права повлекло отмену решения Междуреченского городского суда Кемеровской области по делу по иску Давлетшина Р.Г. к ЗАО «Распадская» о восстановлении на работе.

Считая приказ об увольнении незаконным, истец указал, что он работал в ЗАО «Распадская» с 30.06.1995 г. горонорабочим подземным, машинистом электровоза подземным и с 3.05.2000 г. по 21.06.2004 г. — машинистом электровоза подземным 4 разряда. В результате работы во вредных условиях труда у него развились профзаболевания. Составлен акт о случаях профзаболеваний 4.12.2002 г. и 13.05.2004 г., по заключению БМСЭ от 19 мая 2004 г. установлено 40% утраты профтрудоспособности / 30% по вибрации и 10% -по тугоухости/, определены рекомендации о возможности труда вне контакта с вибрацией, перенапряжением и шумом. 21.06.2004 г. приказом работодателя от 21.06.2004 г. он уволен с предприятия по п. 3 «а» ст.81 ТК РФ в соответствии с медицинским заключением.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд в обоснование своего решения сослался на то, что увольнение Давлетшина Р.Г. является законным, поскольку перевод его на другую работу вследствие состояния здоровья был невозможен, т.к. вакантные профессии на производстве отсутствовали.

Отменяя решение суда, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда указала на то, что суд при рассмотрении данного дела не дал оценки тому обстоятельству, что на момент увольнения Давлетшина Р.Г.и до этого момента вакантные должности на предприятии имелись, и не учел положений ч.2 ст.72 ТК РФ об обязанности работодателя перевести работника, нуждающегося в соответствии с медицинским заключением в предоставлении другой работы, на другую не противопоказанную ему по состоянию здоровья работу.

4. Однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей ( п. 6 ст. 81 ТК РФ) является основанием, достаточным для прекращения трудового договора с работником, вне зависимости от того, имел ли он до этого дисциплинарные взыскания. Одним из таких грубых нарушений является — нарушение работником требований по охране труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, аварию, катастрофу) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких событий ( пп. «д» п. 6 ст. 81 ТК РФ).

В соответствии с законодательством о труде работник обязан соблюдать требования охраны труда, установленные законами и иными нормативными правовыми актами, а также правилами и инструкциями по охране труда ( ст. 214 ТК РФ). Как следует из указанной статьи, обязанность соблюдения требований охраны труда распространяется на всех лиц, состоящих в трудовых правоотношениях, поэтому несоблюдение данной обязанности любым работником является дисциплинарным проступком. Соответственно трудовой договор может быть прекращен с любым лицом, совершившим деяние, указанное в пп. «д» п. 6 ст. 81 ТК РФ.

При этом судам следует учитывать, что прекращение трудового договора возможно при условии, если действия работника стали причиной наступления тяжких последствий либо заведомо создавали реальную угрозу их наступления. Следовательно, работодателем должно быть установлено, а в случае возникновения спора доказано наличие: а) неправомерных действий работника; б) тяжких последствий; в) необходимой причинно-следственной связи между действиями работника и наступившими последствиями.

Если работник увольняется в связи с тем, что его действия создавали реальную угрозу наступления тяжких последствий, должны быть определены, во-первых, те социально значимые интересы, которые подвергались опасности вследствие неправомерных действий работника; во-вторых, обстоятельства, предотвратившие наступление тяжких последствий. В качестве таковых могут выступить случайно возникшие факторы, действия других лиц либо самого работника, воспрепятствовавшие наступлению тяжких последствий.

Работодатель должен установить вину работника. Она выражается в том, что работник, во-первых, сознавал либо мог и должен был сознавать неправомерный характер своих действий, связанных с нарушением требований охраны труда; во-вторых, предвидел либо мог и должен был предвидеть вероятность наступления тяжких последствий. В том случае, если работник не мог и не должен был предвидеть наступление тяжких последствий, его нельзя уволить по рассматриваемому основанию, что не исключает дисциплинарной ответственности за нарушение правил охраны труда.

При полном отсутствии вины работника привлечение его к ответственности и расторжение трудового договора по пп. «д» п. 6 ст. 81 ТК РФ исключается. Частными случаями такого рода являются действия работника в состоянии крайней необходимости либо действия, направленные на выполнение распоряжения компетентного руководителя. В последнем случае ответственность работника исключается при условии, если он предупредил своего непосредственного или вышестоящего руководителя о возможности возникновения ситуации, угрожающей охраняемым законом правам и интересам ( ст. 214 ТК РФ).

Поскольку закон связывает действия работника с наступлением (или возможностью наступления) тяжких последствий, наличие оснований для прекращения с ним трудового договора может быть подтверждено вступившим в силу приговором суда.

Наряду с увольнением по рассматриваемому основанию соответствующие виновные должностные лица могут быть подвергнуты мерам административного наказания ( ст. 5.27 КоАП РФ).

Принимая во внимание вышеизложенное, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда отменила решение Березовского городского суда Кемеровской области, которым были удовлетворены исковые требования Коростелева Ю.Г. к ОАО Шахта «Березовская» о признании незаконным и отмене приказа об его увольнении, восстановлении на работе, взыскании зарплаты за дни вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Как видно из материалов дела, Коростелев Ю.Г. состоял в трудовых отношениях с ОАО Шахта «Березовская» в качестве подземного электрослесаря на участке N 2. Приказом N 94-к от 15.02.2005 г. он был уволен с работы по пп. «д» п.6 ст. 81 ТК РФ за то, что 11.02.2005 г. в четвертую смену, находясь в подземных выработках шахты, а именно на конвейерном уклоне N 7, в присутствии свидетелей курил табак, чем нарушил п.2.9 Инструкции по охране труда для подземногоэлектрослесаря, и тем самым заведомо создал реальную угрозу наступленияаварии на производстве.

Удовлетворяя иск, суд указал, что факт курения Коростелевым Ю.Г. сигареты в шахте и нарушения им п.2.9 Инструкции по охране труда подземного электрослесаря, нашел свое подтверждение в ходе судебного заседания. Вместе с тем, суд пришел к выводу о том, что реальность угрозы наступления тяжких последствий в виде несчастного случая на производстве, аварии и т.д. не доказана ответчиком. При увольнении истца ответчиком не учтены тяжесть дисциплинарного проступка, обстоятельства дела, нарушение требований ст. 103 ч. 5 ТК РФ работодателем, длительный стаж работы истца на данном предприятии, его положительная характеристика.

Судебная коллегия, отменяя решение суда первой инстанции, указала, что, проверяя наличие реальной угрозы наступления тяжких последствий для предприятия от действий истца, суд оставил без внимания Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов», согласно которого шахта отнесена к опасным производственным объектам, а также Инструкцию по охране труда для подземного электрослесаря, утвержденную 29 сентября 2004 г. исполнительным директором ОАО Шахта «Березовская» по согласованию с профкомами шахты, по условиям которой запрещено курение в подземных выработках шахты, где находился истец.

Кроме того, суд первой инстанции не учел, что доказательствами того, создали ли действия истца реальную угрозу наступления тяжких последствий, могли быть экспертные заключения, данные о замерах концентрации уровня газа, угольной пыли, и т.д. При оценке доказательств суд может привлекать специалистов. Несмотря на то, что представитель ответчика заявлял ходатайство о вызове в суд в качестве эксперта инспектора Госгортехнадзора Кемеровской области, в удовлетворении данного ходатайства судом было отказано без указания оснований такого отказа.

Применение норм гражданского права

1. Предварительный договор, по которому стороны обязуются в будущем заключить договор, подлежащий государственной регистрации, не подлежит государственной регистрации.

При рассмотрении дел данной категории судам следует учитывать разъяснения Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, указанные в информационном письме от 16.02.2001 года.

Предварительный договор является разновидностью гражданско-правовых договоров. Его определение содержится в п.1 ст.429 ГК РФ.

Согласно п.1 ст.429 ГК РФ по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

Главной целью (предметом) предварительного договора является установление обязательства сторон по заключению в будущем основного договора.

Из пункта 2 ст. 429 ГК РФ следует, что форма предварительного договора должна соответствовать форме основного, а если форма основного договора не установлена, то он заключается в письменной форме.

Как указано в пункте 1 статьи 434 ГК РФ, договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.

Статья 158 ГК РФ содержит перечень форм сделок. Согласно п.1 ст. 158 ГК РФ сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной).

В тех случаях, когда стороны заключили предварительный договор, предметом которого является обязательство сторон по заключению в будущем основного договора связанного с приобретением или отчуждением недвижимого имущества, то предварительный договор должен быть заключен в форме, предусмотренной для основного договора. Условие об обязательной государственной регистрации основного договора не является элементом формы основного договора. Предварительный договор, по которому стороны обязались заключить договор об отчуждении или приобретении недвижимого имущества, подлежащий государственной регистрации, не является также сделкой с недвижимостью, исходя из требований ст. 164 ГК РФ. Из п.1 ст. 164 ГК РФ следует, что только сделки с землей и другим недвижимым имуществом подлежат государственной регистрации в случаях и в порядке, предусмотренных статьей 131 ГК РФ и Законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Предметом предварительного договора является обязательство сторон по поводу заключения будущего договора, а не обязательства по поводу недвижимого имущества.

Из этого следует, что предварительный договор не подлежит государственной регистрации, поскольку данное требование не предусмотрено законом.

Принимая во внимание вышеизложенное, суд надзорной инстанции отменил решение Новоильинского районного суда г. Новокузнецка по делу по иску Томилиной Т.В. и Мансурова A.M. к Анюшиной В.В. и Жидких А.В. о понуждении к заключению договора купли-продажи квартиры, встречному иску Анюшиной В.В. и Жидких А.В. к Томилиной Т.В. и Монсурову А.М. о признании предварительного договора купли-продажи недействительным которым предварительный договор, заключенный между Анюшиной В.В. и Жидких А.В., с одной стороны, и Томилиной Т.В. и Мансуровым А.М., с другой стороны, о купле-продаже квартиры по ул. Архитекторов, 17 в г. Новокузнецке признан недействительным и определение судебной коллегии Кемеровского областного суда, оставившей судебное решение без изменения.

Как видно из материалов дела, 02.03.1993 г. в порядке приватизации Шатохина М.Г. и Анюшина В.В. (до брака Жидких) приобрели в совместную собственность квартиру N 51 по ул. Архитекторов, 17 в г. Новокузнецке. 16.08. 2003 г. Шатохина М.Г. умерла. После ее смерти осталось наследство в виде ее доли в квартире 51 по ул. Архитекторов, 17. Наследниками умершей по закону являлись ее дети: Анюшина В.В. и Жидких А.В., которые решили продать квартиру N 51 по ул. Архитекторов,17. 29.08.2003 г. был заключен предварительный договор с Томилиной Т.В. и Мансуровым А.М. о продаже квартиры за 340 000 рублей. Предварительный договор был заключен для того, чтобы до заключения основного договора были собраны все необходимые для него документы, касающиеся квартиры, в том числе и оформлено наследство, оставшееся после смерти Шатохиной М.Г. и право собственности Анюшиной и Жидких в соответствии с долями в наследстве на квартиру.

При разрешении данного спора суд пришел к выводу, что предварительный договор купли-продажи от 29.08.2003 г., заключенный сторонами по делу, не был зарегистрирован в Учреждении юстиции, т.е. был оформлен не в соответствии с требованиями, которые предъявляются к основному договору, а поэтому он не может считаться заключенным.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований Томилиной Т.В. и Мансурову А.М. о понуждении к заключению сделки, т.к. в соответствии со ст. 165 ГК РФ и п. 2 ст. 429 ГК РФ несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность, такая сделка считается ничтожной и согласно ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Отменяя судебные постановления, суд надзорной инстанции указал, что предварительный договор, по которому стороны обязуются в будущем заключить договор, подлежащий государственной регистрации, не подлежит государственной регистрации.

2. В соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса РФ.

Правила, предусмотренные главой 60 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

При рассмотрении гражданского дела по иску Языковой О.И. к Языковой О.А. о взыскании оплаты за жилое помещение, коммунальные услуги и пользование электроэнергией мировым судьей было установлено, что ответчица является бывшей супругой мужа истицы — Языкова А.И. 7 декабря 1999 года определением суда между ответчицей и Языковым А.И. было утверждено мировое соглашение, по которому Языкова О.А. после получения денежной суммы обязуется выселиться из квартиры по ул. Коростелева,13-4 города Ленинск-Кузнецкого и сняться с регистрационного учета. Языкова О.А прожила в указанной квартире до 6 января 2000 года, квартплату и плату за коммунальные услуги не вносила. В результате этого образовалась задолженность по квартплате и коммунальным услугам в сумме 4000 рублей и за электроэнергию — 1400 рублей. Задолженность вынуждена была погасить истица.

Мировой судья судебного участка N 4 г. Ленинск-Кузнецкого, отказывая Языковой О.И. в удовлетворении иска, указала на то, что в соответствии со статьями 671 , 676 , 539 ГК РФ право требования исполнения обязанностей по оплате квартплаты, за электроэнергию и коммунальные услуги с Языковой О.А. имели только МП УЕЗ ЖКУ и МП «Горэлектросеть», истица же Языкова О.И. добровольно выполнила обязанности по оплате задолженности за Языкову О.А.

При вынесении решения мировой судья не учел вышеуказанные нормы Гражданского кодекса РФ и данное нарушение послужило основанием для отмены решения в порядке надзора.

3. При рассмотрении споров о признании сделок с недвижимым имуществом недействительными судами по-прежнему не учитываются положения, закрепленные в Постановлении Конституционного суда РФ N 6-П от 21 апреля 2003 года «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 ст. 167 Гражданского кодекса РФ», в п. 3.2 мотивировочной части и п. 1 резолютивной части которого указано, что положения, содержащиеся в п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ, о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке, не могут распространяться на добросовестного приобретателя, поскольку собственник обладает правом на виндикацию имущества у добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 302 ГК РФ.

Анализируя законоположения ст. ст. 166 , 167 , 302 ГК РФ, Конституционный Суд пришел к следующим выводам. Бывший собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения только по правилам ст. 302 ГК РФ, которая предусматривает невозможность изъятия имущества у добросовестного приобретателя — лица, которое возмездно приобрело имущество, не знало и не могло знать, что продавец не имел права его отчуждать. Приобретатель не может быть признан добросовестным, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых ему было известно, и если такие притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными.

Закон не содержит запрета на предъявление собственником иска о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества. Но если при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель имущества (второй, третий и т.д., кроме первого) является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований о признании недействительными сделок и применении реституции в порядке ст. 167 ГК РФ должно быть отказано. Отказано потому, что в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при добросовестном приобретении наступают не общие последствия недействительности сделки (реституция), а иные последствия, содержание которых изложено в ст. 302 ГК РФ.

Добросовестное приобретение в смысле ст. 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у первого собственника, а у второго, третьего и т.д. лица, которое в силу юридической ущербности первой сделки не имело права отчуждать имущество. Последствием сделки, совершенной с таким нарушением, сказано в Постановлении Конституционного Суда, является не двусторонняя реституция, а возврат имущества из незаконного владения (виндикация). Следовательно, в иске к добросовестному приобретателю с использованием ст. 167 ГК РФ должно быть отказано. И только виндикационный иск в порядке ст. 302 ГК РФ может быть признан законным механизмом защиты прав прежнего собственника.

Отсюда следует, что бывший собственник может оспорить по недействительности с требованием о реституции только первую сделку, в которой он выступал стороной. Все остальные сделки со спорным имуществом не должны признаваться недействительными по иску первого собственника, в удовлетворении такого иска судом должно быть отказано. Только в случае, если проданное собственником имущество осталось у первого покупателя, он вправе ставить вопрос по правилам ст. 167 ГК РФ о признании сделки недействительной и требовать возврата полученного в натуре.

Изложенный в Постановлении конституционно-правовой смысл защиты прав добросовестного приобретателя является обязательным для законодательной и правоприменительной практики и не может быть преодолен или отвергнут в будущей деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов при разрешении конкретных дел. Конституционный Суд обязал суды общей юрисдикции пересмотреть в установленном порядке дела всех заявителей. Что же касается пересмотра дел иных лиц, то он возможен в порядке надзора по их надзорным жалобам.

Так, Центральный районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску прокурора Центрального района г. Кемерово в интересах несовершеннолетней Лузиной Е.А. к Администрации г. Кемерово, Приколаб Е.Ф., Приколаб О.В., Никифорову О.Е., Учреждению юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество, о признании недействительными договора от 28.11.2000 г. на передачу квартиры в собственность, договора купли-продажи квартиры от 17.04.2001 г., применить последствия недействительности ничтожных сделок.

Прокурор Центрального района г. Кемерово в интересах несовершеннолетней Лузиной обратился в суд с указанным иском, ссылаясь на то, что оставшись без попечения родителей, несовершеннолетняя Лузина Е. А. проживала одной семьей с бабушкой и дедушкой Сальцевыми Е. В. и И. А. в квартире по ул. Рукавишникова, 6-4 в г. Кемерово и была зарегистрирована. 28. 1.1. 2000 г. Указанная трехкомнатная квартира была приватизирована и передана в собственность Сальцевой Евгении Васильевне — бабушке Лузиной Е.А. В договор о передаче квартиры по ул. Рукавишникова,6-4 г. Кемерово Лузина Е.А. не была включена. 17. 04. 2001 г. Сальцева Е.В. продала трехкомнатную квартиру с целью приобретения жилья меньшей площадью на имя Лузиной Е.А. Подбором варианта квартир занимался Никифоров О. Е. В результате сделок Сальцева Е.В. и Лузина Е.А. остались без жилья и постоянного места жительства. В связи с чем прокурор просил признать недействительными договор от 28.11.2000 г. на передачу квартиры в собственность и договор купли-продажи квартиры от 17.04.2001 г., применить последствия недействительности ничтожных сделок.

Рассмотрев данное дело по существу, суд признал недействительным договор от 08. 11. 2000 г, на передачу в собственность Сальцевой Евгении Васильевны квартиры по ул. Рукавишникова, 6-4 в г. Кемерово. В удовлетворении остальной части заявленных требований суд отказал.

Отменяя решение Центрального районного суда, суд надзорной инстанции указал, что суд обоснованно признал недействительным договор от 28.11.2000 г. на передачу квартиры в собственность, по которому администрация г. Кемерово передала, а Сальцева Евгения Васильевна приобрела в собственность трех комнатную квартиру общей площадью 62,90 кв.м, в том числе жилой площадью 41,50 кв.м по адресу: ул. Рукавишникова,6-4, поскольку было установлено, что несовершеннолетняя Лузина Е.А., оставшаяся без попечения родителей, проживала на спорной жилой площади с бабушкой и дедушкой Сальцевыми Е.В., И.А., была зарегистрирована, но не была включена в договор приватизации квартиры.

Отказывая в иске прокурору о признании недействительным договора купли-продажи и применении последствий недействительности ничтожной сделки, суд сослался на то, что покупатели квартиры супруги Приколаб не знали о том, что в спорной квартире зарегистрирована несовершеннолетняя Лузина Е.А., а поэтому, по мнению суда, ответчики Приколаб являются добросовестными приобретателями.

Однако с таким выводом суда нельзя согласиться, поскольку он противоречит действующему законодательству.

По смыслу статьи 302 ГК РФ добросовестное приобретение возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у первого собственника, а у второго, третьего и т.д. лица, которое в силу юридической ущербности первой сделки не имело права отчуждать имущество. В случае если же проданное собственником имущество осталось у первого покупателя, он вправе ставить вопрос по правилам ст. 167 ГК РФ о признании сделки недействительной и требовать возврата полученного в натуре. Таким образом, супруги Приколаб являются первоначальными приобретателями спорного жилого помещения и, в силу статьи 302 ГК РФ, не могут быть добросовестными приобретателями.

4. При рассмотрении дел, связанных с признанием сделок недействительными, судам не стоит забывать о пункте 32 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», который говорит буквально о нижеследующем:

Ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом ( пункт 1 статьи 166 ГК РФ). Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181 ГК РФ.

При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе.

В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения».

Обращаем внимание судей на то, что суд вправе по собственной инициативе применить последствия ничтожности сделки, даже если истец ограничился требованием о признании сделки недействительной, т.е. суд может выйти за пределы исковых требований ( п. 2 ст. 166 ГК РФ).

Что же касается оспоримой сделки, то в случаях, когда истцом заявлены исковые требования только о признании сделки недействительной, суд не вправе по своей инициативе применить последствия недействительности такой сделки, поскольку обращение в суд с требованием о применении последствий недействительности оспоримой сделки может быть осуществлено в пределах срока исковой давности, предусмотренного пунктом 2 статьи 181 ГК РФ.

В случае, когда закон не указывает конкретно, является ли сделка ничтожной или оспоримой, а говорит лишь о недействительности сделки, судам следует обращать внимание на то, имеется ли указание закона на признание сделки недействительной судом. При отсутствии такого указания сделка является ничтожной.

5. Согласно пункту 3 статьи 1079 ГК РФ, владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 1079 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 Гражданского кодекса.

При рассмотрении дел данной категории судам следует не забывать о том, что согласно статьи 1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Так, Междуреченский городской суд рассмотрел гражданское дело по иску Карманова С.Т. к Баранову Е.В. о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда.

Карманов С.Т. обратился в суд с иском к Баранову Е.В. о возмещении вреда здоровью, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. Требования мотивировал тем, что 25 мая 2001 г. около 12 часов на автодороге при въезде в г. Междуреченск из г. Мыски по вине Баранова Е.В. управлявшего по доверенности автомобилем Москвич, госномер 6013 КК, произошло дорожно-транспортное происшествие. В результате чего ему были причинены телесные повреждения в виде закрытой травмы грудной клетки перелом ребер слева /2-3 и 5-8/ и перелом ребер справа /2-3,5,9/, квалифицирующиеся как вред здоровью средней степени по признаку длительного расстройства здоровья. Уголовное дело в отношении Баранова Е.В. прекращено по ст.264 ч.1 УК РФ в связи с примирением сторон. Карманов С.Т. просил суд взыскать с Баранова Е.В. компенсацию морального вреда в размере 100000 руб., материальный ущерб 10000 руб. и ежемесячные выплаты с учетом 30% утраты профтрудоспособности по 1869 руб. 92 коп.

Суд удовлетворил требования Карманова С.В.

Отменяя решение Междуреченского городского суда, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда указала, что дорожно-транспортное происшествие произошло в результате столкновения источников повышенной опасности, однако суд не привлек к участию в деле второго участника ДТП — владельца автомашины КАМАЗ под управлением водителя Заказчикова А.А., собственником которой является птицефабрика г. Мыски.

6. Разрешая дела, связанные с применением положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами, мировым судьям следует учитывать, что согласно пункта 23 постановления пленума Верховного Суда РФ N 13 и Высшего Арбитражного Суда РФ N 14 от 8 октября 1998 года (в редакции от 4 декабря 2000 года) в случае, когда суд возлагает на сторону обязанность возместить вред в деньгах, на стороне причинителя вреда возникает денежное обязательство по уплате определенных судом сумм. С момента, когда решение суда вступило в законную силу, если иной момент не указан в законе, на сумму, определенную в решении при просрочке ее уплаты должником, кредитор вправе начислить проценты на основании пункта 1 статьи 395 Кодекса.

Проценты начисляются и в том случае, когда обязанность выплатить денежное возмещение устанавливается соглашением сторон.

Согласно пункта 1 статьи 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

При рассмотрении гражданского дела по иску Короткова Д.Г. к Лазареву Ю.А., Жестокову А.В. о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами мировой судья судебного участка N 2 Новоильинского района г. Новокузнецка Кемеровской области не учел, что статья 395 ГК РФ предусматривает в качестве оснований уплаты процентов за неисполнение денежного обязательства: неправомерное удержание, уклонение от возврата денежных средств, иная просрочка в уплате либо неосновательное получение или сбережение денежных средств за счет другого лица. В качестве основания для взыскания процентов по статье 395 ГК РФ мировой судья привел исключительно неправомерное поведение должника, которое может быть выражено лишь в неисполнении договорного денежного обязательства либо в неосновательном обогащении за счет другого лица. Такое толкование статьи 395 ГК РФ является неправильным, и послужило основанием для отмены вышеуказанного решения в порядке надзора.

7. В соответствии со статьей 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Моральный вред компенсируется лишь при наличии вины причинителя ( статья 151 ГК РФ). Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. В частности, он компенсируется независимо от вины, если вред причинен в результате незаконных: осуждения; привлечения к уголовной ответственности; применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде; наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. При этом компенсация морального вреда производится в порядке, определенном пунктом 1 статьи 1070 ГК РФ.

Так, Центральный районный суд г. Кемерово рассмотрел дело по иску Балагурова Б.Н. к Министерству финансов РФ о возмещении в порядке реабилитации морального вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов.

Свои исковые требования Балагуров Б.Н. мотивировал тем, что первым заместителем прокурора Кемеровской области на основании материалов проверки сообщения о преступлении, поступившего из УФСБ РФ по Кемеровской области в отношении него незаконно было возбуждено уголовное дело N 001187 по факту злоупотребления должностными полномочиями по ч. 2 ст. 285 УК РФ. 4 июня 2004 г. данное уголовное дело в отношении него прекращено по п.2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием в его действиях состава преступления. Он незаконно с 4.11.2003 г. по 04.06.2004 г. находился в статусе подозреваемого, в связи с чем ему был причинен моральный вред.

Истец просил суд взыскать с Министерства финансов РФ за счет средств Казны РФ в порядке реабилитации денежную компенсацию морального вреда в размере 700 000 руб. и возместить расходы по оплате помощи представителей в размере 10 000 руб. за ведение данного гражданского дела и в размере 5 000 руб. — по уголовному делу, а также обязать прокурора Кемеровской области принести ему извинения от имени государства в соответствии с ч.1 ст. 136 УПК РФ.

Суд отказал Балагурову Б.Н. в удовлетворении исковых требований.

Отменяя решение суда, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда, указала на то, что суд отказывая в удовлетворении иска, сослался на то обстоятельство, что постановлением судьи Центрального районного суда г. Кемерово от 15.01.2004 г. отказано в удовлетворении жалобы Балагурова Б.Н. о признании незаконным и необоснованным постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 285 УК РФ от 04.11.2004 г.

Однако указанное обстоятельство необоснованно признано судом определяющим при решении вопроса о том, подлежат ли удовлетворению заявленные исковые требования.

Суд не принял во внимание, что привлечение лица к уголовной ответственности при последующем прекращении уголовного дела за отсутствием в действиях данного лица состава преступления свидетельствует о том, что оснований для привлечения его к уголовной ответственности не имелось, то есть привлечение к уголовной ответственности было незаконным.

Кроме того, суд не учел, что в данном случае законом предусмотрено взыскание компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда.

Необоснованны и ссылки суда на то, что истцом не представлено доказательств причинения ему морального вреда, что влечет отказ в удовлетворении его исковых требований. Поскольку незаконное привлечение к уголовной ответственности само по себе является основанием для взыскания компенсации морального вреда.

8. При рассмотрении споров о возмещении вреда здоровью, причиненного профессиональным заболеванием нужно учитывать следующее:

если утрата профессиональной трудоспособности наступила при исполнении трудовых обязанностей — размер заработка для определения сумм, подлежащих выплате истцу в возмещение вреда здоровью может быть исчислен только в соответствии с Правилами возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденными Постановлением Верховного Совета РФ N 4214-1 от 24.12.1992 г. (с изменениями и дополнениями от 24.11.1995 г. N 180-ФЗ), а не по пункту 5 статьи 1086 ГК РФ.

В соответствии с частью 2 статьи 15 указанных Правил в случае, когда у работника (потерпевшего) имеющего общий стаж 12 и более месяцев, в течение 12-ти месяцев перед повреждением здоровья изменилась специальность, квалификация или должность, при определении среднемесячного заработка мог быть учтен заработок не за 12 месяцев, предшествовавших увечью, а только за период работы в новых условиях.

Индексация заработка исходя из ежеквартального роста тарифной ставки не может расцениваться как новые условия труда, т.к. индексация является средством защиты от инфляции.

9. При решении вопросов об индексации размеров ежемесячных денежных компенсаций и иных выплат гражданам, подвергшимся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС (за период после 1 января 2002 года) судам следует руководствоваться предложенной таблицей.

Применение законодательства по социальной защите детей-сирот
и детей, оставшихся без попечения родителей

При рассмотрении гражданских дел о взыскании задолженности по денежным средствам на содержание ребенка, находящегося под опекой (попечительством), судам необходимо учитывать следующие положения нормативно-правовых актов.

Статьей 39 Конституции РФ каждому гарантировано социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом.

Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.

Из пункта 5 статьи 150 Семейного кодекса РФ следует, что обязанности по опеке и попечительству в отношении ребенка, находящегося под опекой (попечительством), исполняются опекуном (попечителем) безвозмездно.

На содержание ребенка опекуну (попечителю) ежемесячно выплачиваются денежные средства в порядке и размере, установленных законами субъекта Российской Федерации.

Федеральным законом от 24 июля 1998 года N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (в редакции Федеральных законов от 20 июля 2000 года N 103-ФЗ, от 20 августа 2004 года N 122-ФЗ, от 21 декабря 2004 года N 170-ФЗ) установлены основные гарантии прав и законных интересов ребенка, предусмотренных Конституцией Российской Федерации.

Как указано в пункте 2 статьи 5 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации на осуществление гарантий прав ребенка в Российской Федерации относится реализация государственной политики в интересах детей, решение вопросов социальной поддержки и социального обслуживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (за исключением детей, обучающихся в федеральных образовательных учреждениях), безнадзорных детей, детей-инвалидов.

Отношения, возникающие в связи с предоставлением и обеспечением органами государственной власти дополнительных гарантий по социальной защите прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, регулируются также Федеральным законом от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (в редакции Федеральных законов от 8 февраля 1998 года N 17-ФЗ, от 7 августа 2000 года N 122-ФЗ, от 8 апреля 2002 года N 34-ФЗ, от 10 января 2003 года N 8-ФЗ, от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ), согласно статье 4 которого дополнительные гарантии по социальной поддержке таких детей, предоставляемые в соответствии с действующим законодательством, обеспечиваются и охраняются государством.

Дополнительные гарантии для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предусмотренные Федеральным законом «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» являются расходными обязательствами субъектов Российской Федерации. Законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться дополнительные виды социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Предусмотренные настоящим Федеральным законом дополнительные гарантии для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающихся в федеральных государственных образовательных учреждениях, являются расходными обязательствами Российской Федерации.

В целях реализации Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» в Кемеровской области был принят Закон от 10 декабря 2004 года N 103-ОЗ «О мерах по обеспечению гарантий социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Кемеровской области».

10 февраля 2005 года Администрацией Кемеровской области было издано Распоряжение от N 141-р, которым определен порядок возмещения расходов на реализацию мер, предусмотренных вышеуказанным Законом .

Согласно Распоряжению от 10 февраля 2005 года установлено с 1 января 2005 года:

1. Возмещение расходов на обучение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на курсах по подготовке к поступлению в учреждения высшего и среднего профессионального образования должно производиться из расчета не более 4000 рублей за одного поступающего в высшее учебное заведение и не более 2200 рублей за одного поступающего в среднее профессиональное учебное заведение.

2. Увеличение на 50 процентов размера стипендии детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающимся в образовательных учреждениях начального профессионального, среднего профессионального, высшего профессионального образования, находящихся в ведении органов исполнительной власти Кемеровской области и муниципальных образований, по сравнению с установленным размером для учреждений данного вида.

3. Выплату пособия на приобретение учебной литературы и письменных принадлежностей детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающимся в образовательных учреждениях начального профессионального, среднего профессионального, высшего профессионального образования, находящихся в ведении органов исполнительной власти Кемеровской области и муниципальных образований, должны производить ежегодно в размере трехмесячной стипендии.

4. Обеспечение обучающихся воспитанников при выпуске из государственных и муниципальных образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, одеждой, обувью должны производить однократно из расчета 8000 рублей и производить выплату единовременного денежного пособия в размере 1000 рублей на одного выпускника.

5. Обеспечение выпускников образовательных учреждений, находящихся в ведении органов исполнительной власти Кемеровской области и муниципальных образований, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, за исключением лиц, продолжающих обучение по очной форме в образовательных учреждениях профессионального образования, одеждой, обувью, мягким инвентарем и оборудованием должны производить однократно из расчета 30000 рублей, а также производить выплату единовременного денежного пособия в размере 500 рублей на одного выпускника.

Обращаем внимание судов, что приведенные выше изменения в законодательстве действуют с 1 января 2005 года.

Применение норм семейного права

1. Из пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса РФ следует, что место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Вопрос о месте проживания детей при раздельном проживании родителей имеет особую важность. Значимость этого вопроса подчеркивается и в международно-правовых документах, таких как Конвенция о правах ребенка. Как указано в пункте 1 статьи 9 Конвенции о правах ребенка: » Государства — участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка».

Суд может рассмотреть спор о месте жительства детей в период брака родителей, в бракоразводном процессе, после расторжения брака родителей.

Статья 24 СК РФ возлагает на суд обязанность при рассмотрении дела о расторжении брака выяснить у супругов, достигнуто ли между ними соглашение о месте проживания несовершеннолетних детей. В случае, если такое соглашение отсутствует, а также если оно имеется, но нарушает интересы детей, суд обязан определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода.

С учетом требований, предусмотренных статьей 57 СК РФ, при разрешении спора между родителями о месте жительства несовершеннолетних детей суд должен исходить, во-первых, из равенства прав и обязанностей отца и матери и, во-вторых, из интересов и мнения (желания) несовершеннолетних при обязательном учете мнения ребенка, достигшего десяти лет.

При разрешении данного спора суду необходимо принять во внимание следующие обстоятельства: а) возраст ребенка; б) привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи; в) нравственные и иные личные качества родителей; г) отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком; д) возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности и режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей, состояние здоровья родителей); е) другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей ( пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»). При этом само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не может являться определяющим условием для передачи ему ребенка.

При рассмотрении дел данной категории, суд в необходимых случаях должен привлекать к участию в судебном заседании эксперта-психолога. Суд должен учитывать мнение ребенка, достигшего возраста десяти лет, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам ( ст. 57 СК РФ).

Кроме того, к участию в деле об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка при раздельном проживании его родителей суд обязан привлекать орган опеки и попечительства, заключение которого по существу спора и акт обследования условий жизни родителей имеют существенное значение для вынесения судом решения о месте проживания ребенка ( ст. 78 СК РФ). Вместе с тем следует иметь в виду, что такие заключения суд должен оценить в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами ( пункт 3 Постановления пленума ВС РФ N 10 от 28 мая 1998 г.). В случае, когда суд не согласен с заключением органа опеки и попечительства, в судебном решении должны быть приведены конкретные мотивы, которыми при этом руководствовался суд.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату Постановления пленума ВС РФ N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» следует читать «27 мая 1998 г.»

Указанные нормы права не были учтены Междуреченским городским судом при рассмотрении гражданского дела по иску тихомирова В.Н. к Тихомировой Е.В. и встречному иску Тихомировой Е.В. к Тихомирову В.Н. об определении места жительства ребенка.

Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда отменяя решение суда первой инстанции указала на то, что суд при вынесении решения не установил факт раздельного проживания родителей (Тихомиров В.Н. и Тихомирова Е.В. после развода проживали в одной квартире по ул. Интернациональная, 29-32, состоящей из 1-ой комнаты, оба занимались воспитанием своей дочери) разрешил спор по существу, определив место жительства ребенка с матерью.

2. Определяя размер алиментов в твердой денежной сумме на содержание ребенка, мировой судья должен выяснять и учитывать материальное и семейное положение сторон, а также иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Пункт 1 статьи 80 Семейного кодекса РФ гласит: Родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Порядок и форма предоставления содержания несовершеннолетним детям определяются родителями самостоятельно.

Родители вправе заключить соглашение о содержании своих несовершеннолетних детей (соглашение об уплате алиментов) в соответствии с главой 16 Семейного кодекса РФ.

В пункте 2 этой же статьи указано, что в случае, если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание несовершеннолетних детей (алименты) взыскиваются с родителей в судебном порядке.

Статьей 81 Семейного кодекса РФ определяется размер взыскиваемых в судебном порядке алиментов на несовершеннолетних детей.

Так, в пункте 1 статьи 81 СК РФ говорится о том, что при отсутствии соглашения об уплате алиментов, алименты на несовершеннолетних детей взыскиваются судом с их родителей ежемесячно в размере: на одного ребенка — одной четверти, на двух детей — одной трети, на трех и более детей — половины заработка и (или) иного дохода родителей.

Согласно пункта 2 этой же статьи размер этих долей может быть уменьшен или увеличен судом с учетом материального или семейного положения сторон и иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Однако данные требования семейного законодательства не были учтены Топкинским городским судом при рассмотрении дела по иску Сердюк О.С. к Зинько О.А. об установлении отцовства и взыскании алиментов.

Удовлетворяя требования Сердюк О.С. об установлении отцовства и взыскании в связи с признанием ответчиком Зинько О.А. иска в полном объеме, суд первой инстанции пришел к выводу, что с Зинько О.А. подлежат взысканию алименты в пользу истицы на содержание ее несовершеннолетней дочери Сердюк А. 2003 года рождения ежемесячно в размере 1/4 части всех видов заработка.

Из материалов дела видно, что Зинько О.А. выплачивает алименты в пользу Зинько Е.С. в размере 1/6 части всех видов заработка по судебному решению, а также в пользу Зенько Е.В. в размере 20% всех видов заработка на основании личного заявления. Эти обстоятельства суд не принял во внимание.

А поскольку данные обстоятельства имеют существенное значение для правильного разрешения спора, в части определения размера подлежащих взысканию алиментов, то судебная коллегия отменила решение суда.

Кроме того, судебная коллегия указала на то, что суд не привлек к участию в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора — взыскания алиментов (Зинько Е.С. и Зинько Е.В., в пользу которых Зинько О.А. выплачивает алименты) поскольку решение по делу может повлиять на их права по отношению к ответчику Зинько О.А., что является нарушением части 1 ст.43 ГПК РФ.

Применение норм жилищного права

При рассмотрении гражданских дел по жилищным спорам, судам следует учитывать положения статьи 6 Жилищного кодекса РФ. А именно, что нормы Жилищного кодекса по общему правилу не распространяют свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу. Регулированию подлежат лишь более поздние отношения, т.е. отношения, возникшие после 1 марта 2005 года.

При этом придание обратной силы нормам жилищного законодательства все же возможно. Акты жилищного законодательства распространяют свою силу на отношения, возникшие до их введения в действие, лишь в случаях, прямо предусмотренных этими актами.

1. Предприятие, признанное несостоятельным (банкротом), в отношении которого открыто конкурсное производство, не имеет права выдавать ордер на жилое помещение, так как согласно пункта 5 статьи 132 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» жилищный фонд социального использования не включается в конкурсную массу и подлежит передаче соответствующему муниципальному образованию, а конкурсный управляющий полномочиями на выдачу ордеров и заключение договора найма жилого помещения не наделен.

Так, решением Центрального районного суда г. Кемерово удовлетворены исковые требования администрации г. Кемерово к Залялеевой Е.В. о признании ордера недействительным, выселении без предоставления другого жилого помещения.

Из материалов дела следует, что 5 июня 2003 года ОАО «Кемеровохимстрой» Залялеевой Е.В. на нее и ее несовершеннолетнюю дочь Залялееву С.В., 20.11.1992 г. рождения был выдан ордер на комнату N 4 в общежитии по пр. Ленина, 90 в г. Кемерово. Ответчица в ОАО «Кемеровохимстрой» никогда не работала, законные основания для предоставления ей комнаты в общежитии и выдачи ордера отсутствовали.

Решением КУГИ администрации Кемеровской области от 25.09.1992 года N 86 трест «Кемерохимстрой» в порядке приватизации был преобразован в акционерное общество.

14 августа 2001 года в ОАО «Кемеровохимстрой» была введена процедура банкротства — наблюдение, а с 22 октября 2001 г. решением Арбитражного суда Кемеровской области введено конкурсное управление, предприятие признано несостоятельным (банкротом), в отношении него было открыто конкурсное производство, которое завершено 29.10.2003 г.

Проверяя законность и обоснованность решения суда, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда отметила, что суд, определяя принадлежность общежития, правильно пришел к выводу, что оно относится к уровню муниципальной собственности, а ОАО «Кемеровохимстрой», не являясь собственником жилищного фонда, не имело право на распоряжение муниципальной собственностью.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 10 января 1993 года N 8 «Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий», жилищный фонд подлежал исключению из состава объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения, подлежащих приватизации.

Вопросы передачи жилищного фонда в муниципальную собственность были урегулированы постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» и приложением N 3 к данному постановлению.

Данными нормами определено, что объекты государственной собственности (жилищный и нежилой фонд), находящийся в управлении исполнительных органов местных Советов (местной администрации), в том числе здания и строения, ранее переданные ими в ведение (на баланс) другим юридическим лицам, независимо от того, на чьем балансе они находятся, передаются в муниципальную собственность городов и районов.

В статье 132 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» перечислен перечень имущества должника, не включаемого в конкурсную массу. В числе этого имущества указан и жилищный фонд социального использования. Согласно пункта 5 указанной статьи жилищный фонд социального использования, а также социально значимые объекты подлежат передаче в собственность соответствующего муниципального образования в лице органов местного самоуправления.

Полномочия конкурсного управляющего урегулированы статьей 129 вышеуказанного Закона, в число которых не входит полномочие на выдачу ордеров на жилое помещение и заключение договора найма жилого помещения.

При таком положении, суд сделал правильный вывод, что было допущено распоряжение имуществом, право распоряжения которым акционерному обществу не принадлежало, при этом ордер был выдан лицом, не наделенным таким правом.

Применение норм гражданского процессуального права

Как и ранее, судьями допускается значительное количество ошибок при определении подсудности гражданских дел, подведомственных судам общей юрисдикции.

1. В статье 28 ГПК РФ сформулировано общее правило территориальной подсудности споров, подведомственных судам общей юрисдикции. Смысл территориальной подсудности состоит в том, что дело должно быть рассмотрено судом, действующим на той территории, на которой проживает ответчик — физическое лицо или находится ответчик — организация.

Местом жительства гражданина признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает ( пункт 1 статьи 20 ГК РФ).

При этом место жительства необходимо отличать от места пребывания гражданина, т.е. от того места, в котором он находится временно.

Понятия места жительства и места пребывания раскрыты в Законе РФ от 25 июня 1993 года N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации».

Место пребывания — гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристская база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, — в которых он проживает временно.

Место жительства — жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Не является местом жительства гражданина место, в котором он находится под стражей в виде меры пресечения, место, в котором он отбывает наказание в виде лишения свободы по приговору суда, место, в котором он находится на стационарном лечении. Иски к таким лицам предъявляются по последнему месту жительства до заключения под стражу или до помещения в медицинское учреждение.

Неправильное применение указанных норм права повлекло отмену определения мирового судьи судебного участка N 1 Кировского района г. Кемерово и апелляционного определения Кировского районного суда г. Кемерово. Отказывая в принятии искового заявления прокурору Кировского района г. Кемерово, обратившемуся с иском в интересах Муниципального учреждения здравоохранения «Городская клиническая больница N 2» к Ильиных Н.Е. о возмещении затрат на лечение потерпевших, мировой судья исходил из того, что ответчик отбывает наказание в местах лишения свободы, а следовательно иск должен быть предъявлен по месту пребывания ответчика, то есть по месту отбывания наказания. С такой позицией мирового судьи согласился и суд апелляционной инстанции. Однако такой вывод мирового судьи и апелляционной инстанции нельзя признать законным и обоснованным. Неправильное толкование статьи 28 ГПК РФ послужило основанием для отмены определения об отказе в принятии искового заявления и апелляционного определения в порядке надзора.

Если место жительства ответчика неизвестно или ответчик не имеет места жительства в Российской Федерации, иск может быть предъявлен по месту нахождения его имущества или по последнему известному месту жительства (месту пребывания) в Российской Федерации ( ч. 1 ст. 29 , ст. 119 ГПК).

Место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное ( пункт 2 статьи 54 ГК РФ).

Согласно п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой гражданского кодекса Российской Федерации» при разрешении споров следует исходить из того, что местом нахождения юридического лица является место нахождения его органов.

В случаях возникновения сложностей при определении места нахождения органов юридического лица, судам необходимо исходить из того, что место нахождения таких органов — это юридический адрес организации, т.е. адрес, указанный в учредительных документах юридического лица как адрес нахождения его органов. Данное разъяснение соответствует положениям п. 2 ст.8 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц», в соответствии, с которым государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения указанного учредителями в заявлении о государственной регистрации постоянно действующего исполнительного органа, в случае отсутствия такого исполнительного органа — по месту нахождения иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Анализ приведенных выше правовых норм позволяет сделать вывод о том, что место государственной регистрации юридического лица определяется местом нахождения его органов, которое в свою очередь определяется учредителями и указывается в учредительных документах.

2. Часть 1 статьи 47 Конституции РФ гласит: никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В части 1 статьи 33 ГПК РФ сформулировано общее правило, обязывающее суд рассмотреть любое дело по существу, если оно принято им к своему производству с соблюдением правил подсудности. При этом судам следует иметь в виду, что если даже в процессе рассмотрения дела оно стало подсудным другому суду (например, изменилось место жительства или нахождения ответчика, что влияет на определение территориальной подсудности дела), суд, принявший дело к своему производству с соблюдением правил о подсудности, должен его рассмотреть по существу. Данное правило не применяется при производстве по делам, подсудным мировым судьям, в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 23 ГПК РФ, в соответствии с которой в том случае, если подсудность дела изменилась в ходе его рассмотрения у мирового судьи, мировой судья передает дело на рассмотрение в районный суд.

Для применения положений части 1 статьи 33 ГПК РФ судам необходимо установить, соблюдены ли были правила подсудности на момент возбуждения производства по делу в суде (в момент принятия искового заявления к производству). В случае если правила подсудности были нарушены в момент возбуждения производства по делу, то необходимо применять положения части 2 статьи 33 ГПК РФ.

Таким образом, произвольная передача дела из одного суда в другой при отсутствии в процессуальном законе точных оснований, по которым дело не может быть рассмотрено в том же суде, а также при отсутствии согласия сторон недопустима.

Однако Кировский районный суд г. Кемерово по делу по иску Петровой Т.Ф. к Петрову С.М. о разделе имущества супругов и по встречному иску Петрова С.М. к Петровой Т.Ф., приняв исковые заявления к производству с соблюдением правил подсудности в период, когда институт мировых судей не функционировал, в нарушение пункта 1 статьи 33 ГПК РФ передал дело для рассмотрения по существу мировому судье судебного участка N 2 Кировского района г. Кемерово. Данное нарушение норм процессуального права послужило основанием для отмены определения суда в порядке надзора.

3. Согласно части 1 статьи 39 ГПК РФ истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

Как указано в части 2 этой же статьи, суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Частью 2 статьи 39 ГПК РФ на суд возлагается обязанность по контролю за распорядительными действиями лиц, участвующих в деле. В связи с этим, суд не санкционирует соответствующее процессуальное действие, если оно:

противоречит закону, то есть нарушает императивные нормы, которые устанавливают строго определенное правило поведения либо какое-нибудь ограничение;

нарушает права и законные интересы других лиц, то есть если условия мирового соглашения затрагивают субъективные права и обязанности лиц, не являющихся стороной в мировом соглашении. Также в мировом соглашении невозможно возложение исполнения каких-либо обязательств на третьих лиц.

Однако требования части 2 статьи 39 ГПК РФ не было соблюдено Зенковским районным судом г. Прокопьевска при рассмотрении гражданского дела по иску Лисютина В.В. к ГУ КРОФСС РФ о возмещении вреда, причиненного здоровью. Прекращая производство по делу о перерасчете ежемесячных страховых выплат и взыскании недоплаты по ежемесячным страховым выплатам в связи с отказом истца от иска, суд пришел к выводу, что отказ истца от иска не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц. С таким выводом суда нельзя согласиться, поскольку в данном случае отказ от иска противоречит требованиям статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и не может служить основанием для его принятия судом. Аналогичное нарушение норм процессуального права было допущено мировым судьей судебного участка N 3 г. Анжеро-Судженска по делу по иску Гудковой А.В. к Гудкову А.Ю. о разделе совместно нажитого имущества.

Судебная практика показывает, что не всеми судьями при рассмотрении гражданских дел учитываются требования статьи 173 ГПК РФ.

Так, часть 1 статьи 173 ГПК РФ гласит, что заявление истца об отказе от иска, признание иска ответчиком и условия мирового соглашения сторон заносятся в протокол судебного заседания и подписываются истцом, ответчиком или обеими сторонами. В случае, если отказ от иска, признание иска или мировое соглашение сторон выражены в адресованных суду заявлениях в письменной форме, эти заявления приобщаются к делу, на что указывается в протоколе судебного заседания.

Часть 2 данной статьи говорит о том, что суд разъясняет истцу, ответчику или сторонам последствия отказа от иска, признания иска или заключения мирового соглашения сторон.

Несоблюдение вышеуказанных требований закона повлекло отмену определения Новоильинского районного суда г. Кемерово по делу по иску Демендецкой А.И. к Демендецкой И.Е. о понуждении к выплате компенсации и признании права собственности; решения Ленинск-Кузнецкого городского суда по делу по иску Любимова Д.А. к Администрации г. Ленинск-Кузнецкого об изменении договора приватизации жилого помещения; определения мирового судьи судебного участка N 8 г. Белово по делу по иску БГОД «Союз потребителей» в интересах Бажутиной И.Г. к индивидуальному предпринимателю Кисель М.Ф. о защите прав потребителя.

4. Статья 151 ГПК РФ предусматривает общие правила соединения и разъединения требований, носящих исковой характер.

Вопрос о соединении или разъединении исковых требований судья решает при подготовке дела к судебному разбирательству и оформляет эти действия определением.

Закон устанавливает основания для соединения нескольких требований. Это бывает обусловлено тем, что они должны быть взаимосвязаны между собой ( часть 1 статьи 151 ГПК РФ). Подобное соединение целесообразно в интересах наиболее полного и быстрого разрешения дела. Кроме того, одновременное рассмотрение нескольких связанных между собой требований помогает устранить возможность вынесения противоречивых судебных решений (например, разумно соединять требование о восстановлении на работе с требованием об оплате за время вынужденного прогула, оплате за сверхурочную работу, если это имело место, компенсации за причинение морального вреда и т.д., поскольку все эти требования вытекают из одного трудового правоотношения).

Исковые требования могут соединяться как по инициативе истца в одном исковом заявлении, так и по инициативе суда, если в суде имеется несколько дел, в которых участвуют на стороне истца или ответчика одни и те же лица, либо несколько дел по искам одного истца к различным ответчикам или различных истцов к одному и тому же ответчику.

Соединение исковых требований в одно производство допустимо в тех случаях, когда по характеру требований, их взаимосвязи, наличию общих доказательств будет выявлена возможность более быстрого и правильного разрешения спора. Так, например, одновременно с иском о восстановлении в родительских правах может быть рассмотрено требование того же лица о передаче ему ребенка ( п. 19 Постановления Пленума ВС РФ N 10 от 27 мая 1998 г. «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»).

Одновременно с иском о расторжении брака может быть рассмотрено и требование о признании брачного договора недействительным полностью или в части, поскольку такие требования связаны между собой. Требование одной из сторон о расторжении брака может быть соединено с требованием об определении доли пая в случае, когда супруги не выплатили полностью пай за предоставленные им кооперативом в пользование различные строения (п.п. 11 , 14 Постановления Пленума ВС РФ N 15 от 5 ноября 1998 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).

Важное указание содержится в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г., в котором записано: «Поскольку в соответствии с п. 2 ст. 71 СК РФ лишение родительских прав не освобождает родителя от обязанности содержать своего ребенка, суд в соответствии с п. 3 ст. 70 СК РФ при рассмотрении дел о лишении родительских прав решает и вопрос о взыскании алиментов на ребенка независимо от того, предъявлен ли такой иск (п. 17)».

Объединение исковых требований особенно необходимо в тех случаях, когда одно исковое требование неразрывно связано с первоначальным и когда от правильного разрешения одного из этих требований зависит разрешение остальных требований. Так, соединение требований об установлении отцовства и взыскании алиментов является необходимым, поскольку второе требование тесно связано с первым и разрешение требования о взыскании алиментов полностью зависит от судьбы первого требования об установлении отцовства.

В необходимых случаях судья должен разъяснить, какие исковые требования могут быть соединены для совместного рассмотрения в одном производстве ( п. 8 Постановления Пленума N 15 от 5 ноября 1998 г.).

Соединение исковых требований может происходить как в стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так и в стадии судебного разбирательства (подпункты 8 и 11 Постановления Пленума N 15 от 5 ноября 1998 г.).

В некоторых случаях суд не только имеет право, но и обязан в силу указания закона рассмотреть в одном производстве несколько исковых требований, хотя бы даже истец и не указал о них в исковом заявлении. Так, согласно ст. 24 СК, при расторжении брака, если стороны не заключили соглашения или оно нарушает интересы детей или одного из супругов, суд обязан: определить, с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети после развода; определить, с кого из родителей и в каких размерах взыскиваются алименты на их детей; кроме того, по требованию супругов (одного из них) произвести раздел имущества, находящегося в их совместной собственности, а также по требованию супруга, имеющего право на содержание от другого супруга, определить размер этого содержания.

Соединение исковых требований не всегда возможно. Суд в отдельных случаях должен решить вопрос о выделении тех или иных требований в отдельное производство. Подробные разъяснения содержатся в Постановлении Пленума ВС РФ N 15 от 5 ноября 1998 г. Так, решая вопрос о возможности рассмотрения в бракоразводном процессе требования о разделе общего имущества супругов, необходимо иметь в виду, что в тех случаях, когда раздел имущества затрагивает права третьих лиц (например, когда имущество является собственностью крестьянского (фермерского) хозяйства, в составе которого, кроме супругов и их несовершеннолетних детей, имеются и другие члены, либо собственностью ЖСК или другого кооператива, член которого не приобрел еще права собственности на имущество, выделенное ему кооперативом в пользование), суд должен выделить эти требования в отдельное производство.

Вместе с тем некоторые требования соединять не только нецелесообразно, но и недопустимо. Так, например, нельзя соединять требование о расторжении брака с иском о выселении другого супруга, разделе жилой площади, принудительном обмене.

Неправильное применение указанных норм права повлекло отмену определения Центрального районного суда г. Кемерово по делу по иску Лысяк О.И. к ОАО «Кемеровогражданстрой» о применении последствий недействительности части сделки. Судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда указала, что суд в нарушение части 4 статьи 151 ГПК РФ объединил дело по иску Лысяк О.И. к ОАО «Кемеровогражданстрой» о применении последствий недействительности части сделки и дело по иску Лысяк О.И. к Щетининой И.И. и Администрации г. Кемерово о выселении, о выдаче ордера, которые находятся в разных судах (Ленинского и Центрального района г. Кемерово) и в нарушение части 2 статьи 33 ГПК РФ направил его для рассмотрения в Федеральный суд Ленинского района г. Кемерово.

5. Согласно статьи 228 ГПК РФ в ходе каждого судебного заседания суда первой инстанции, а также при совершении вне судебного заседания каждого отдельного процессуального действия составляется протокол.

Протокол судебного заседания является одним из основных процессуальных документов. В нем отражаются все процессуальные действия, которые совершались в ходе судебного разбирательства. Ведение протокола обязательно по каждому рассматриваемому судом гражданскому делу.

Протокол имеет важное доказательственное значение. Согласно части 1 ст. 71 ГПК РФ протоколы совершения процессуальных действий, протоколы судебных заседаний относятся к письменным доказательствам. Данные, имеющиеся в протоколе, используются судом для обоснования вынесенных по делу судебных постановлений, а лицами, участвующими в деле, — для подтверждения своих доводов, положенных в основу исковых требований, возражений на иск, заявлений о нарушении их процессуальных прав, о невыполнении процессуальных обязанностей со стороны суда и других участников процесса, и напротив — о правомерности тех действий, законность и обоснованность которых оспаривается. По протоколу судебного заседания проводится проверка постановлений суда первой инстанции вышестоящими судами.

Отсутствие в деле протокола судебного заседания влечет за собой безусловную отмену судебного решения ( пункт 7 части 2 ст. 364 ГПК РФ).

Определением Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области по делу по иску Гулина В.Р. к Горбатюк М.Ю. о взыскании долга по договору займа был отменен арест на квартиру ответчика.

Несмотря на то, что вопрос об отмене обеспечения иска разрешался в судебном заседании, в материалах дела отсутствовал протокол судебного заседания. Данное нарушение нормы процессуального права послужило основанием для отмены вышеуказанного определения.

6. В соответствии с главой 22 ГПК РФ суд может выносить заочные решения после рассмотрения гражданских дел по правилам заочного производства. Эти правила не распространяются на дела, возникающие из публичных правоотношений ( часть 2 статьи 246 ГПК РФ). Не могут быть они применены и по делам особого производства, так как в них отсутствует спор о праве и действует лишь одна сторона — заявитель ( статья 263 ГПК РФ).

Возможность рассмотрения дела в заочном производстве обусловлена рядом обстоятельств, связанных с поведением ответчика. Главные условия: ответчик должен быть извещен о времени и месте судебного заседания и суд должен располагать соответствующей достоверной информацией.

После открытия заседания суду надлежит выяснить, по каким причинам отсутствует ответчик, так как от этого зависит возможность или недопустимость постановления заочного решения. Если неявка вызвана уважительными причинами и суд об этом уведомлен, или ответчик просил рассмотреть дело в его отсутствие, или стороны, не ходатайствовавшие о разбирательстве дела в их отсутствие, не явились на заседание без уважительных причин по вторичному вызову, то выносить заочное решение нельзя. В таких случаях суд обязан согласно предписаниям части 2 статьи 167 ГПК РФ отложить разбирательство дела либо на основании статьи 222 ГПК РФ оставить исковое заявление без рассмотрения.

Условия, при наличии которых возможно рассмотрение дела в заочном порядке, сводятся к следующим: извещение ответчика о времени и месте судебного заседания; неявка ответчика в судебное заседание; непредставление ответчиком сведений об уважительности причин неявки; отсутствие просьбы ответчика о рассмотрении дела в его отсутствие ( часть 1 статьи 233 ГПК РФ). При этом судам следует учитывать, что граждане и организации вправе вести свои дела в суде лично или через представителей ( статья 48 ГПК РФ), поэтому участие в разбирательстве дела представителя ответчика исключает вынесение заочного решения.

Однако, по-прежнему, суды рассматривают дела в порядке заочного производства, не имея сведений об извещении ответчика по правилам, установленным статьями 113 , 115-119 ГПК РФ, о времени и месте судебного заседания. Разрешив дело в отсутствие ответчика, суды тем самым нарушают его права, предусмотренные статьей 35 ГПК РФ, а именно лишают его возможности участвовать в процессе, представлять доказательства и возражения против заявленных исковых требований.

Нарушение вышеуказанных норм процессуального права послужило основанием для отмены в кассационном порядке и в порядке надзора ряда решений, вынесенных Центральным районным судом г. Кемерово по делу по иску Наумова О.В. к ЗАО «Протон-Плюс» о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда; по делу по иску ОАО «Сибирская лизинговая компания» к ОАО «Локис-К», Горелик М.Л., Евстратовой Н.А. о взыскании задолженности по договору финансовой аренды; по делу по иску Степченко Н.Н. к Степченко И.Е. о выселении и снятии с регистрационного учета и т.д.)

7. Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение рассматриваются в порядке особого производства ( часть 1 статьи 262 ГПК РФ).

В части 1 статьи 264 ГПК РФ содержится определение юридических фактов как фактов, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций. Данные факты подтверждаются соответствующими документами (различными свидетельствами, справками, записями актов гражданского состояния и т.д.). Однако имеются случаи, когда тот или иной факт не может быть удостоверен соответствующим документом по причине его утраты, невозможности восстановления или по другим причинам. Законом предусмотрен судебный порядок установления юридических фактов ( статьи 264-268 ГПК РФ).

Суды могут принимать заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение, и рассматривать их в порядке особого производства, если:

а) согласно закону такие факты порождают юридические последствия;

б) установление факта не связывается с последующим разрешением спора о праве судом;

в) заявитель не имеет другой возможности получить или восстановить документы, удостоверяющие факт, имеющий юридическое значение.

В случае обращения в суд с просьбой установить факт, не имеющий юридического значения, судья должен отказать в принятии заявления ( пункт 1 часть 1 статьи 134 ГПК РФ). Если заявление было ошибочно принято и по нему началось судебное разбирательство, суду следует прекратить производство по делу ( абзац 2 статьи 220 ГПК РФ).

Заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, не может быть принято, когда заявитель не исчерпал иные возможности для получения или восстановления соответствующих документов, удостоверяющих юридический факт. В данном случае в принятии заявления необходимо отказать ( пункт 1 часть 1 статьи 134 ГПК РФ) или производство по делу прекратить (абзац 2 статьи 220 ГПК РФ).

Следует обратить внимание на то, что Постановление Пленума Верховного Суда СССР N 9 от 21 июня 1985 г. «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» не подлежит применению на территории Российской Федерации согласно подпункту «в» п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 20 января 2003 г. «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

В перечень юридических фактов, которые устанавливаются судом, не включен факт состояния в фактических брачных отношениях, возникших до 8 июля 1944 года, однако это не исключает возможности его установления, поскольку данный перечень не является исчерпывающим ( пункт 10 часть 2 статьи 264 ГПК РФ).

При этом судам следует иметь в виду, что установление данного факта может иметь место, если эти отношения возникли до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года и существовали до смерти или пропажи без вести на фронте одного из лиц, состоявших в таких отношениях.

Согласно данному Указу, только зарегистрированный в органах загса брак порождает права и обязанности супругов. Лица, которые вступили в фактические брачные отношения до издания Указа, при взаимном согласии могли оформить свои отношения путем регистрации брака с указанием срока совместной фактической жизни. В случае смерти или пропажи без вести на фронте одного из супругов, факт состояния в фактических брачных отношениях, возникших до 8 июля 1944 года, может быть установлен в судебном порядке в рамках особого производства. Одновременно, с установлением указанного факта по просьбе заявителя может быть установлен и факт нахождения заявителя на иждивении умершего либо пропавшего без вести.

Суд не вправе рассматривать заявление об установлении факта нахождения в фактических брачных отношениях, возникших после 8 июля 1944 года.

Однако, Киселевский городской суд Кемеровской области, рассмотрев дело по заявлению Уваровой Е.С. об установлении факта нахождения ее в фактических брачных отношениях, удовлетворил требования заявительницы.

В обоснование своего решения суд сослался на договор о передаче квартиры в собственность граждан от 30 июня 1993 года, согласно которого Уварова и Доркин являются сособственниками квартиры, расположенной в г. Киселевске по улице Томская, 1-4 , а также на справку, предоставленную МУП ЖКХ города «Служба заказчика», согласно которой Доркин Н.К. до дня его смерти, наступившей 7 июня 2004 года, и Уварова Е.С. значились зарегистрированными в г. Киселевске по вышеуказанному адресу, вели совместное хозяйство и имели общий семейный бюджет. Тем самым Уварова Е.С. являлась сожительницей Доркина Н.К., совместно проживала с ним на день его смерти, что по мнению суда явилось основанием для установления факта нахождения в фактических брачных отношениях. С данным выводом суда согласиться нельзя, поскольку как видно из материалов дела, Уварова Е.С. состояла в фактических брачных отношениях с Доркиным Н.К. с 1975 года, а следовательно у суда не было никаких оснований для установления данного юридического факта. Суд надзорной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, указал на нарушение вышеприведенных норм процессуального права.

8. В пункте 2 части 1 статьи 33 АПК РФ указано, что арбитражные суды рассматривают дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций.

В соответствии с частью 1 статьи 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Главным условием рассмотрения дела в арбитражном суде является то, что возникший спор должен быть связан с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности.

В связи с этим следует иметь в виду, что согласно пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

При принятии к производству гражданских дел по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций судам необходимо учитывать разъяснения Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Пункт 5 данного Постановления говорит о нижеследующем:

«Принимая во внимание общую компетенцию арбитражных судов по рассмотрению дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, им подведомственны споры о создании, реорганизации и ликвидации, об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации коммерческих организаций, а также иных организаций, деятельность которых связана с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Дела по спорам о создании, реорганизации и ликвидации, об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации других организаций (некоммерческих организаций, в том числе общественных объединений и организаций, политических партий, общественных фондов, религиозных объединений и др.), не имеющих в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли, подлежат рассмотрению судами общей юрисдикции».

Так, Новоильинский районный суд г. Новокузнецка отказал Инспекции МНС России по Заводскому и Новоильинскому районам г. Новокузнецка в принятии искового заявления к некоммерческой организации «Фонд поддержки армян Кузбасса» о ликвидации. При этом, судья руководствовался частью 1 статьи 134 ГПК РФ, согласно которой одним из оснований к отказу в принятии заявления является то обстоятельство, что заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку рассматривается в ином судебном порядке. При этом он сослался на пункт 2 статьи 33 АПК РФ, в силу которого споры о создании, реорганизации и ликвидации организаций подлежат рассмотрению арбитражными судами.

Отменяя определение суда, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда, указала что судом при принятии искового заявления не выяснен вопрос о том, имеет ли фонд в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли.

9. При принятии заявления судья должен определить, подведомственно ли гражданское дело суду общей юрисдикции. Суд должен отказать в принятии искового заявления, если выяснится, что дело неподведомственно суду ( статья 134 ГПК РФ). Если же неподведомственность дела суду будет установлена в процессе рассмотрения дела по существу, то суд прекращает производство по делу ( статья 220 ГПК РФ).

Несоблюдение вышеуказанных норм процессуального права послужило основанием для отмены ряда определений, вынесенных Междуреченским городским судом.

Так, по делу по иску Терехова А.Н. к ОАО «Междуречье», ООО «Угольная компания «Сибирь»» о признании недействительным договора купли-продажи акций ОАО «Междуречье» суд установив, что дело неподведомственно суду общей юрисдикции, сославшись на пункт 3 статьи 33 ГПК РФ, вынес определение о передаче гражданского дела на рассмотрение в Арбитражный суд Кемеровской области.

Причиной отмены определения в кассационном порядке послужило неприменение судом правил статьи 220 ГПК РФ.

10. Большое количество судебных постановлений отменены по основанию рассмотрения дел в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания.

В силу пункта 2 части 2 статьи 364 и статьи 387 ГПК РФ рассмотрение судом дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания является существенным нарушением норм процессуального права и безусловным основанием, влекущим отмену судебного постановления независимо от доводов кассационной (надзорной) жалобы, представления.

В связи с нарушением данных норм процессуального права отменены решения: Центрального районного суда г. Новокузнецка по делу по иску гороховой В.М. к Управлению учета и приватизации Администрации г. Новокузнецка, Администрации Орджоникидзевского района, комитету ЖКХ о признании права на жилую площадь, о выдаче ордера; Заводского районного суда г. Кемерово по делу по иску Юргинского детского дома-интерната к Кравцовой М.Г., Дымшиц М.З. о лишении родительских прав и взыскании алиментов; определение Ленинского районного суда г. Кемерово по делу по заявлению ГУЗ КОКПБ о признании гражданина недееспособным и другие.

Читайте так же:  Федеральный закон рф о лизинге

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заводский районный суд
Заводский
Заводский
654038, Кемеровская область, г. Новокузнецк, ул. Тореза, д. 47-6
E-mail: [email protected]
Гродзинская Лилия Анатольевна
8(3843) 54-29-90
8(3843) 54-29-90
Обед: Выходные дни: График приема граждан: