http://freshdumpsshop.cheap-cvv-sites.ru Шорцы льготы | Nlpseminar.ru

Ходатайство

Шорцы льготы

«Компактный» перечень пора расширить

Признать территорию всего Таштагольского района местом компактного проживания коренного малочисленного народа, шорцев, добиваются активисты общественных организаций и власти этой территории.

Согласно утвержденному еще в 2009 году правительством РФ перечню мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, сейчас в Таштагольском районе к местам компактного проживания шорцев относится лишь ряд поселков, сел и деревень. Это Тарлашка, Турла, Верхний Анзас, Дальний Кезек, За-Мрассу, Парушка, Средний Чилей, Суета, Усть-Анзас, Чазы-Бук Шерегешского городского поселения, Амзас, Базанча, Калары, Усть-Кабырза, Усть-Карагол, Усть-Кезес, Верхние Кичи, Нижние Кичи, Средние Кичи, Усть-Пызас и другие. Всего таких населенных пунктов набирается несколько десятков.

«Как правило, это малонаселенные деревни, в которых проживает в среднем по тысяче человек. А вот такие крупные поселки городского типа, как Мундыбаш, Каз, Темиртау, и сам город Таштагол к категории мест компактного проживания шорского народа не относятся, – рассказывает Сергей Адыяков, заместитель главы Таштагольского района по национальным вопросам и экологии. – Хотя в этих населенных пунктах живет немало шорцев – более 50%. И складывается парадоксальная ситуация, когда одни могут воспользоваться льготами, положенными для коренных малочисленных народов, а другие – нет».

Президент Кемеровской региональной общественной организации «Ассоциация шорского народа» Светлана Дудкина отмечает:

«Проблема эта единая, она свойственна в том числе и Мысковскому, и Междуреченскому городским округам».

Так, в составе Мысков местами компактного проживания шорского народа признаны поселки Чувашка, Тоз, Казас, Бородино, Кольчезас, Чуазас, Усть-Мрас, а в составе Междуреченского горокруга – поселки Ильинка, Лужба, Ортон, Сливень, Студеный Плес, Теба, Трехречье, Учас.

«К примеру, один брат, живущий в Чувашке, может воспользоваться льготами и получить бесплатно лес для строительства дома или ремонта. А другой, живущий в 20 минутах езды в селе, не относящемся к месту компактного прожималыеания, – не может, – поясняет Светлана Михайловна. – И так же, как и в Таштагольском районе, у нас перед выходом на пенсию люди выписываются из жилья и прописываются в поселках. Ведь там выход на пенсию наступает на пять лет раньше, чем у остальных жителей страны: женщины уходят на заслуженный отдых в 50 лет, мужчины – в 55».

Сейчас среди активистов общественных организаций активно обсуждается вопрос о том, как же решать эту проблему.

К слову, в Кузбассе с ней сталкиваются не только шорцы, но и телеуты.

«В Беловском районе еще не так сложно, более-менее в этот список вошли все территории, где живут представители телеутского народа, – отмечает Наталья Чебелькова, начальник отдела по национальным вопросам МКУ «Управление культуры и национальной политики Беловского района. – Хотя в Белове не отнесен к месту компактного проживания микрорайон Телеут. Есть проблема и в Гурьевском районе. Те, кто живет в деревне Шанда, могут пользоваться льготами. Но деревня разделена на две части, и та ее часть, что прилегает к железной дороге (условное название данной территории – 20-й километр), не относится к месту компактного проживания телеутов. А это буквально две соседние улицы. В самом Гурьевске проживает много телеутов. Поэтому, когда приходит время оформлять социальную пенсию или направлять детей учиться в вуз (а в этом плане у нас тоже есть свои льготы), люди вынуждены, как и везде, прописываться у родственников… Периодически федеральный перечень дополняется. И, конечно, хотелось бы, чтобы у нас этот вопрос был решен».

Пока в Кузбассе дальше всех в решении этого вопроса ушли таштагольцы. За подписью главы района на имя губернатора Амана Тулеева они направили письмо, в котором обрисовали проблему и попросили обратиться с ходатайством в правительство РФ о внесении всего Таштагольского муниципального района в перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ. Документ уже направлен в работу, от своих заместителей губернатор попросил внести предложения.

Между тем единственной территорией на юге нашего региона, где этот вопрос вообще не стоит, является Новокузнецк, потому что Новокузнецкий городской округ целиком обозначен в списке компактных мест проживания коренных малочисленных народов.

Арктический Совет

Секретариат КН в АС

IWGIA

Какие есть льготы для лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации?

Уважемые друзья! Прежде чем ответить на этот вопрос хотелось бы отметить, что в современном законодательстве в отношении коренных малочисленных народов нет понятия «льгота», а есть ПРАВА, закрепленные Коституцией и законодательными актами.

Особые права, которыми наделены КМНС, не являются привилегиями и льготами. Это одна из форм действий, направленных на то, чтобы коренные народы могли сохранить свои особенности и традиции.

Основные меры социальной поддержки, права для лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации установлены на уровне регионов (законодательных и иных нормативных правовых актов субъектов РФ).

На федеральном уровне установлены отдельные права, которые предусмотрены следующими федеральными законами.

I. Федеральный закон от 30.04.1999 № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»:

Статья 8. Малочисленные народы, объединения малочисленных народов в целях защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов имеют право:

1) безвозмездно пользоваться в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов землями различных категорий, необходимыми для осуществления их традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами, и общераспространенными полезными ископаемыми в порядке, установленном федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации;

2) участвовать в осуществлении контроля за использованием земель различных категорий, необходимых для осуществления традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами малочисленных народов, и общераспространенных полезных ископаемых в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов;

3) участвовать в осуществлении контроля за соблюдением федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации об охране окружающей среды при промышленном использовании земель и природных ресурсов, строительстве и реконструкции хозяйственных и других объектов в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов;

4) получать от органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности, международных организаций, общественных объединений и физических лиц материальные и финансовые средства, необходимые для социально-экономического и культурного развития малочисленных народов, защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов;

5) участвовать через уполномоченных представителей малочисленных народов в подготовке и принятии органами государственной власти Российской Федерации, органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления решений по вопросам защиты исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов малочисленных народов;

6) участвовать в проведении экологических и этнологических экспертиз при разработке федеральных и региональных государственных программ освоения природных ресурсов и охраны окружающей среды в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов;

7) делегировать уполномоченных представителей малочисленных народов в советы представителей малочисленных народов при органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления;

8) на возмещение убытков, причиненных им в результате нанесения ущерба исконной среде обитания малочисленных народов хозяйственной деятельностью организаций всех форм собственности, а также физическими лицами;

9) получать от государства помощь для реформирования всех форм воспитания и обучения подрастающего поколения малочисленных народов с учетом традиционных образа жизни и хозяйствования малочисленных народов.

— Лица, относящиеся к малочисленным народам, в целях защиты исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов малочисленных народов имеют право:

2) участвовать в формировании и деятельности советов представителей малочисленных народов при органах исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления;

3) на возмещение убытков, причиненных им в результате нанесения ущерба исконной среде обитания малочисленных народов хозяйственной деятельностью организаций всех форм собственности, а также физическими лицами;

4) пользоваться необходимыми малочисленным народам для защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов льготами по землепользованию и природопользованию, установленными федеральным законодательством, законодательством субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами органов местного самоуправления;

5) на первоочередной прием на работу по своей специальности в организации традиционных отраслей хозяйствования и традиционных промыслов малочисленных народов, создаваемые в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности;

6) в порядке, установленном гражданским законодательством, создавать хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы, осуществляющие традиционное хозяйствование и занимающиеся промыслами малочисленных народов совместно с лицами, не относящимися к малочисленным народам, при условии, что в создаваемых организациях не менее половины рабочих мест будет предоставляться лицам, относящимся к малочисленным народам;

7) на первоочередное приобретение в собственность организаций традиционных отраслей хозяйствования и традиционных промыслов малочисленных народов в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности;

8) получать социальное обслуживание в порядке, устанавливаемом законодательством Российской Федерации;

9) получать бесплатную медицинскую помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения в рамках Программы государственных гарантий обязательного медицинского страхования.

Статья 9. Право лиц, относящихся к малочисленным народам, на замену военной службы альтернативной гражданской службой

Лица, относящиеся к малочисленным народам, ведущие традиционный образ жизни, осуществляющие традиционное хозяйствование и занимающиеся традиционными промыслами, имеют право на замену военной службы альтернативной гражданской службой в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральным законом.

Статья 10. Права лиц, относящихся к малочисленным народам, на сохранение и развитие своей самобытной культуры

Лица, относящиеся к малочисленным народам, объединения малочисленных народов в целях сохранения и развития своей самобытной культуры и в соответствии с законодательством Российской Федерации вправе:

1) сохранять и развивать родные языки;

2) создавать общественные объединения, культурные центры и национально-культурные автономии малочисленных народов, фонды развития малочисленных народов и фонды финансовой помощи малочисленным народам;

3) создавать в соответствии с законодательством Российской Федерации и со своими материальными и финансовыми возможностями учебные группы, состоящие из лиц, относящихся к малочисленным народам, для их обучения традиционным хозяйствованию и промыслам малочисленных народов;

4) получать и распространять информацию на родных языках, создавать средства массовой информации;

5) соблюдать свои традиции и совершать религиозные обряды, не противоречащие федеральным законам, законам субъектов Российской Федерации, содержать и охранять культовые места;

6) устанавливать и развивать связи с представителями малочисленных народов, проживающих на территориях других субъектов Российской Федерации, а также за пределами территории Российской Федерации.

II. Лесной кодекс Российской Федерации

Статья 30. Заготовка гражданами древесины для собственных нужд

2. В местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации и ведущих традиционный образ жизни, эти лица имеют право бесплатно осуществлять заготовку древесины для собственных нужд исходя из нормативов, установленных в соответствии с частью 5 статьи 30 Лесного кодекса РФ.

III. Налоговый кодекс Российской Федерации

1) Общины малочисленных народов освобождаются от налогообложения земельным налогом (статья 395 НК РФ).

2) Не подлежат налогообложению налогом на доходы физических лиц доходы (за исключением оплаты труда наемных работников), получаемые членами зарегистрированных в установленном порядке родовых, семейных общин малочисленных народов Севера, занимающихся традиционными отраслями хозяйствования, от реализации продукции, полученной в результате ведения ими традиционных видов промысла (статья 217 НК РФ).

3) Обязанность по уплате сбора за пользование объектами водных биологических ресурсов не возникает при добыче (вылове) водных биоресурсов общинами малочисленных народов для удовлетворения личных нужд в пределах установленных лимитов (квот) вне зависимости от факта предоставления в пользование рыбопромыслового участка (статья 332.2 НК РФ).

В иных случаях при добыче (вылове) водных биоресурсов общинами малочисленных народов для реализации обложение сбором за пользование объектами водных биологических ресурсов осуществляется в общеустановленном порядке.

Глава 25.1. СБОРЫ ЗА ПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТАМИ ЖИВОТНОГО МИРА И ЗА ПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТАМИ ВОДНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ

Статья 333.2. Объекты обложения

2. В целях настоящей главы не признаются объектами обложения объекты животного мира и объекты водных биологических ресурсов, пользование которыми осуществляется для удовлетворения личных нужд представителями коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации (по перечню, утверждаемому Правительством Российской Федерации) и лицами, не относящимися к коренным малочисленным народам, но постоянно проживающими в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, для которых охота и рыболовство являются основой существования. Такое право распространяется только на количество (объем) объектов животного мира и объектов водных биологических ресурсов, добываемых для удовлетворения личных нужд, в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности данной категории плательщиков. Лимиты использования объектов животного мира и лимиты и квоты на добычу (вылов) водных биологических ресурсов для удовлетворения личных нужд устанавливаются органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по согласованию с уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.

IV. Водный кодекс Российской Федерации

Статья 54. Использование водных объектов в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации

2. Лица, относящиеся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, и их общины в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности вправе использовать водные объекты для традиционного природопользования.

V. Федеральный закон от 24.07.2009 № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Статья 19. Охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности

1. Охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности осуществляется лицами, относящимися к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации, и их общинами, а также лицами, которые не относятся к указанным народам, но постоянно проживают в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности и для которых охота является основой существования.

2. Охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности осуществляется свободно (без каких-либо разрешений) в объеме добычи охотничьих ресурсов, необходимом для удовлетворения личного потребления.

3. Продукция охоты, полученная при осуществлении охоты в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности, используется для личного потребления или реализуется организациям, осуществляющим деятельность по закупке продукции охоты.

VI. Федеральный закон от 20.12.2004 № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов».

Статья 25. Рыболовство в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации

1. Рыболовство в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации осуществляется лицами, относящимися к указанным народам, и их общинами с предоставлением рыбопромыслового участка или без его предоставления.

2. Рыболовство в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации без предоставления рыбопромыслового участка осуществляется без разрешения на добычу (вылов) водных биоресурсов, за исключением добычи (вылова) редких и находящихся под угрозой исчезновения видов водных биоресурсов.

Читайте так же:  Образец бланк заявления в загс на регистрацию брака

3. Порядок рыболовства в целях обеспечения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации устанавливается федеральным органом исполнительной власти в области рыболовства.

VII. Федеральный закон от 29.12.2006 № 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

Статья 2. Лица, подлежащие обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством

3. Адвокаты, индивидуальные предприниматели, члены крестьянских (фермерских) хозяйств, физические лица, не признаваемые индивидуальными предпринимателями (нотариусы, занимающиеся частной практикой, иные лица, занимающиеся в установленном законодательством Российской Федерации порядке частной практикой), члены семейных (родовых) общин коренных малочисленных народов Севера подлежат обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в случае, если они добровольно вступили в отношения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством и уплачивают за себя страховые взносы в соответствии со статьей 4.5 настоящего Федерального закона.

Статья 2.1. Страхователи

2. В целях настоящего Федерального закона к страхователям приравниваются адвокаты, индивидуальные предприниматели, члены крестьянских (фермерских) хозяйств, физические лица, не признаваемые индивидуальными предпринимателями (нотариусы, занимающиеся частной практикой, иные лица, занимающиеся в установленном законодательством Российской Федерации порядке частной практикой), члены семейных (родовых) общин коренных малочисленных народов Севера, добровольно вступившие в отношения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в соответствии со статьей 4.5 настоящего Федерального закона. Указанные лица осуществляют права и несут обязанности страхователей, предусмотренные настоящим Федеральным законом, за исключением прав и обязанностей, связанных с выплатой страхового обеспечения застрахованным лицам.

VIII. Земельный кодекс РФ

Статья 7. Состав земель в Российской Федерации

3. В местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации и этнических общностей в случаях, предусмотренных федеральными законами, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, может быть установлен особый правовой режим использования земель указанных категорий.

Статья 78. Использование земель сельскохозяйственного назначения

1. Земли сельскохозяйственного назначения могут использоваться для ведения сельскохозяйственного производства, создания защитных лесных насаждений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным производством целей:

общинами коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации для сохранения и развития их традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов.

Статья 82. Предоставление земель сельскохозяйственного назначения хозяйственным обществам и товариществам, производственным кооперативам, государственным и муниципальным унитарным предприятиям, иным коммерческим организациям, религиозным организациям, казачьим обществам, научно-исследовательским организациям, образовательным учреждениям сельскохозяйственного профиля, общинам коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации

Условия предоставления земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения хозяйственным товариществам и обществам, производственным кооперативам, государственным и муниципальным унитарным предприятиям, иным коммерческим организациям, религиозным организациям, казачьим обществам, научно-исследовательским организациям, образовательным учреждениям сельскохозяйственного профиля, общинам коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации для осуществления сельскохозяйственного производства, создания защитных лесных насаждений, научно-исследовательских, учебных и иных связанных с сельскохозяйственным производством целей, а также для сохранения и развития традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации устанавливаются федеральным законом об обороте земель сельскохозяйственного назначения.

Статья 97. Земли природоохранного назначения

5. В местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации и этнических общностей в случаях, предусмотренных федеральными законами о коренных малочисленных народах, могут образовываться территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов. Порядок природопользования на указанных территориях устанавливается федеральными законами, их границы определяются Правительством Российской Федерации.

Copyright © 2015, Центр содействия коренным малочисленным народам Севера / Учебный центр коренных народов Севера (ЦС КМНС / РИТЦ)

При использовании материалов с сайта обязательна ссылка, указывающая на ресурс csipn.ru
Официальный сайт: www.csipn.ru
E-mail: [email protected]
Тел.: +7(985) 751-36-36

Руководство по защите прав шорцев на социальные льготы издали в Кузбассе

Сибирь / Общество

Кемерово. 5 октября. ИНТЕРФАКС-СИБИРЬ — В Кемеровской области издан сборник материалов о судебной защите права коренных народов на социальные льготы, который станет руководством для местных шорцев, сообщила в пятницу агентству «Интерфакс-Сибирь» руководитель общественной организации «Шория» (Новокузнецк) Надежда Печенина.

«Успешный опыт защиты своих прав в суде — это редкость для коренных малочисленных народов. Это связано и с отсутствием правовой грамотности коренного населения, низкими доходами, отсутствием юристов-адвокатов из числа сородичей, способных оказать квалифицированную помощь, а также грубостью и некомпетентностью некоторых чиновников», — сказала Н.Печенина.

Поэтому, как пояснила собеседница агентства, было принято решение об издании сборника, где был бы указан как положительный, так и отрицательный опыт взаимодействия коренных малочисленных народов с судебной системой. Н.Печенина отметила, что в нем приведены некоторые материалы по судебным процессам за 2010 и 2012 годы.

В сборнике также дан перечень необходимых документов, выдержки из законов и полезные советы для тех, кто решился отстаивать свои права в суде.

По мнению главы организации, в Кемеровской области около 70% шорцев, имеющих право на социальные льготы (получении леса и земли на строительство жилья, социальной пенсии и прочего), не могут ими воспользоваться, так как проживают в местах, не включенных в перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности.

Н.Печенина также отметила, что сборник заинтересовал общественников из других регионов, в частности, республик Карелия, Хакасия и Хабаровского края. Кроме того, интерес к нему проявили депутаты заксобрания Камчатского края.

Издание подготовлено в рамках социально-значимого проекта «Правовой статус шорского народа».

Сибирская журналистика на защите коренных малочисленных народов

Как телевизионщику с 20-летним стажем пережить Зиму

Когда в 2015 году у нас в Томске закрыли старейшую в России независимую телекомпанию «ТВ-2», я решила все-таки не менять место работы. Оставался жив сайт телекомпании, правда, кроме коротких текстов, он практически ничем не наполнялся, а еще мы, телевизионщики, смотрели на интернет-СМИ как старший брат на младшего. Два года ушло на то, чтобы понять: снимать сюжеты и документальное кино можно и для интернета. Только называется этот формат здесь иначе: мультимедиа.

Тема коренных малочисленных народов Сибири и их вымирающих языков увлекла меня с 2015 года — тогда был снят документальный фильм про чулымцев Томской области. Продолжить тему удалось в 2017 году: поздней осенью мы с командой съездили к кемеровским шорцам и телеутам. В декабре — к селькупам в Томскую область. А в феврале 2020 года отправились за тысячу километров к челканцам, в Республику Алтай.

Вымирающими языками Сибири ученые занимаются уже давно: с 50-х годов прошлого века ездят в экспедиции, проводят анкетирование, собирают аудиозаписи, но это все академический материал. Ассимиляция небольших по численности коренных народов неизбежна, поэтому их языки вымирают. В то же время культура и язык того или иного народа — ценности, которые хочется сохранить хотя бы в журналистских проектах. Иногда такая популяризация дает небольшой шанс тому же языку на выживание.

Наша команда — это я (журналист), видеооператор (он же монтажер) и водитель. Я придумываю и прорабатываю тему: куда едем, с кем встречаемся, что снимаем. Хотя в случае с шорцами и челканцами все было сложнее: в местах их традиционного проживания нет никакой связи — ехали, зная только, что есть дорога, и надеясь, что сможем по ней проехать. С видеооператором Александром Сакаловым мы работаем давно, а вот водителя с внедорожником, Вячеслава Балашева, нашли в соцсетях, бросив клич: «Кто с нами? Ваша машина, наш бензин».

Деньги на бензин у редакции, правда, есть не всегда. Но нашей команде так понравился процесс и результат, что мы сами скидывались на топливо, еду и проживание в поездках. Локальные поездки больших затрат не требуют — было бы желание.

Самое сложное — найти интересное для съемок место. Казалось бы, куда уж круче — рядом Алтай, но я не могла там «зацепиться» ни за один коренной малочисленный народ: ассимилировались полностью, живут как все, из самобытного осталась только самодеятельность, интересовавшая нас меньше всего. Но я рыла и нашла: Курмач-Байгол — место традиционного проживания челканцев, где нет связи, свет от дизеля, дорога дальняя и даже дети говорят на челканском языке. Интересная деталь: учителя, объясняя материал, иногда переходят с русского языка на челканский. На вопрос «почему» учитель физики отвечает: когда материал сложный и они понимают с трудом, перехожу на родной, так понятнее.

До начала проекта мы решили, что, рассказывая о языке, нужно его «показать»: как звучит, как на нем общаются, как пишутся отдельные слова. В интернете есть словари конкретного языка и разных диалектов, но дилетанту в них легко запутаться, так что я созванивалась с этнографами-языковедами и советовалась по поводу терминологии и правописания.

Например, надпись на плакате по-селькупски: «Торова, ляга! Сыва шенды пoт» («Здравствуй, друг! Хорошего Нового года!») составлена при помощи профессора Томского педагогического университета. С этим плакатом я вышла на «одиночный пикет» в центре Томска. При подготовке материала возник неожиданный порыв: ведь когда-то, до прихода русского языка на томскую землю, в этом самом месте говорили в основном на селькупском . Всем прохожим я рассказывала, что написано и на каком языке. Хотя видеооператор, снимавший все происходящее, втайне мечтал, чтобы мною и моим плакатом с непонятной надписью заинтересовалась полиция и в нашем материале возник новый поворот. Но полицейские машины проезжали мимо.

В теме коренных народов много колоритной фактуры, поэтому я сразу решила, что мы будем снимать и монтировать видео, а верстать на Тильде, которую я освоила для этого проекта. Хотя пока Тильда у меня на начальном уровне — фото, видео, текст и грязно-розовая подложка. Ну нравится мне этот цвет.

От поиска темы и первоначального общения с языковедами-этнографами до монтажа видеофильма и оформления материала обычно проходит от двух недель до месяца.

Правовой статус вместо льгот и привилегий

Международный год коренных народов мира, а затем и десятилетие 1994—2004 гг., объявленное Генеральной Ассамблеей ООН, обратили внимание мировой общественности на проблемы аборигенов. Не осталась в стороне и Россия. Впервые в истории Российского государства вопрос о правах коренного народа получает конституционное отражение.

Статья N 69 Основного Закона гласит: «Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепринятыми принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации». Это бесспорное достижение демократии, прорыв в правовом регулировании в определении статуса коренных малочисленных народов, в том числе и шорского народа. Все государства мира расценивают появление конституционных норм такого рода как особое достижение.

Требование гарантировать права коренных малочисленных народов по сути означает следующее: эти этносы официально выделены в специальную группу, именуемую «коренные малочисленные народы». На самом высоком юридическом уровне признается наличие особых прав (статуса) этих народов, в том числе быть субъектом права. Государство берет на себя постоянную обязанность заботиться об этих народах. Осуществляя эту заботу, Российская Федерация ориентируется на международно-правовые стандарты. Возникает особая форма взаимоотношений между коренными малочисленными народами и государством, когда положение данных этносов понимается как наименее защищенных, отсюда необходимость их правовой, социальной и иной государственной поддержки.

Конечно, конституционные нормы не решают проблемы, они только создают хороший общественный фон, хорошие предпосылки для решения государственных правовых проблем. Предстоит еще серьезная законодательная работа, которая наполнила бы конституционную материю конкретным содержанием. И начать эту работу надо, во-первых, с идентификации коренных малочисленных народов. На уровне бытового сознания, в историческом, демографическом плане мы всегда знали, кто относится к коренным малочисленным народам. Но на сегодняшний день это понятие еще и юридическое. Проблема идентификации на уровне этноса в общем-то ясна. А вот на уровне индивида — кого из жителей можно отнести к представителям коренного малочисленного народа? Согласно Конституции это вопрос собственного выбора человека. Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность (п. 1, ст. 26). Вместе с тем человек, надо полагать, ограничен выбором своей национальности. Не случайно, в сравнении с прежней Конституцией (ст. 46) действующая, предоставляя право определения национальной принадлежности, исключает слово «свободно». Думаю, в нашем случае следовало бы ввести определенные правила. Поскольку, как только будут определены на законодательном уровне права, льготы и привилегии, кто-то из меркантильных соображений решит присвоить себе принадлежность к соответствующему этносу. Интересен в этом отношении опыт Норвегии и Финляндии, которые ратифицировали Конвенцию МОТ №169. Мне рассказали при встрече в Женеве на сессии Рабочей группы ООН в августе 1997 года представители коренных народов этих стран следующее. Саамом признается лицо:

1) для которого саамский — его родной язык либо родной язык его матери, отца или дедушки, бабушки;

2) которое считает себя саамом и живет в соответствии с нормами саамского общества и которого представительные саамские органы признают в качестве такового;

3) родители которого соответствуют выше перечисленным требованиям. В спорных случаях вопрос решается, в судебном порядке.

За три последних года значительно расширились права и гарантии коренных малочисленных народов. В частности, Земельный кодекс РСФСР (1970—1991 гг.) предусматривает специальный режим использования земель в местах их проживания и хозяйственной деятельности: предоставление во временное пользование земельных участков, возможность использования земли природоохранного назначения, природно-заповедного и лесного фонда для выпаса оленей, охотничьего промысла и других нужд; освобождение от уплаты за землю предприятий, граждан, занимающихся традиционными промыслами; учет их мнения при отводе земельных участков для целей, не связанных с хозяйственной деятельностью указанных народов (ст. 4, 14, 28, 51, 89, 90, 94).

Основы лесного законодательства допускают для малочисленных народов и этнических групп такой режим ведения лесного хозяйства, лесоэксплуатации и лесопользования на
территории их проживания, который обеспечивает сохранение и поддержание необходимых условий жизни и осуществление традиционной, хозяйственной деятельности этих народов (ст. 4, 51).

Закон о недрах определяет, что при пользовании недрами в районах проживания малочисленных народов и этнических групп часть платежей, поступающих в бюджеты республик в составе РФ, краев, областей, автономных образований, используется для социально-экономического развития этих народов и групп (ст. 42).

Закон о приватизации государственных и муниципальных предприятий закрепляет преимущественное право коренных народов на приобретение в собственность по остаточной стоимости предприятий традиционных промыслов и кустарных ремесел (ст. 20).

Основы законодательства РФ о культуре гарантируют протекционизм государства в отношении культур малочисленных этнических общностей (ст. 22).

Закон о подоходном налоге с физических лиц фиксирует, что для налогообложения в совокупный доход не включаются доходы (кроме заработной платы), получаемые членами кочевых родовых общин малочисленных народов, если такие общины зарегистрированы в местном Совете (ст. 3).

Закон Российской Федерации об образовании, обеспечивая права меньшинств, предполагает установление государственных образовательных стандартов, включающих федеральный и национально-региональный компоненты, возможность получения основного, общего образования на родном языке (ст. 5, 7)

Этот перечень прав и гарантий коренных малочисленных народов развивается и дополняется в законодательных актах регионального уровня. Так, новая Конституция Республики Саха (Якутия) возлагает на государство обязанность образовывать в составе республиканского бюджета фонды защиты и развития малочисленных народов Севера, оберегать их исконную среду обитания и традиционный образ жизни (ст. 38), гарантирует права малочисленных народов на владение и пользование землей и ресурсами, в том числе родовыми сельскохозяйственными, охотничьепромысловыми угодьями, их защиту от любых форм ассимиляции, посягательств на этническую самобытность, на исторические и священные места (ст. 42) в местах компактного проживания народов Севера, объявляет официальными их языки (ст. 46, 85, 112). Продолжая начатый разговор о правах и гарантиях коренных малочисленных народов, можно сказать о тех из них, которые, согласуются с Конвенцией МОТ N 169 и образуют в своей совокупности основы правового статуса коренных малочисленных народов. Конституция статьей N 69, упоминавшейся здесь, признает эти права, что является юридической предпосылкой для их судебной охраны, в том числе посредством конституционного судопроизводства. Мы должны осознать ещё и тот момент, что среди прав коренных малочисленных народов есть чисто этнические, которые принадлежат представителям данных этносов.

Помимо прав, одной из серьезных проблем, которая требует сегодня осмысления, я считаю проблему автономий. Я имею в виду автономию в широком смысле. Раньше она сводилась у нас к вполне конкретным вещам — созданию автономного округа. Даже на 3-м съезде шорского народа в 1993 году было принято решение однозначно — о создании шорского автономного округа. В некоторой степени это себя не оправдало, так как создание округа, где представители коренного населения составляют лишь 5-8 процентов объективно вело к тому, что интересы коренных народов не становились доминирующими. Это было только предпосылкой для получения больших льгот и привилегий для окружной бюрократий. Вот почему я на четвертом съезде шорского народа в 1995 году категорически выступал против создания шорского автономного округа, а на третьем съезде я не присутствовал. Поэтому считаю более перспективным путь не создания автономного округа, а развития местного самоуправления. Оно может стать основой для решения многих социальных, экономических, культурных проблем. Я имею в виду такое местное самоуправление, которое должно строиться на общих стандартах. Местное самоуправление может приобретать конкретные черты, осуществляется в рамках конкретных отношений, таких, как национальные сельские советы, национальные поселки, районы. В этом случае одной из форм местного самоуправления может стать даже родовая община или любая другая форма общественного объединения. Подводя итог сказанному выше, замечу, что в России существует целая система правовых норм, посвященных различным сторонам жизни коренных малочисленных народов. Вопрос в том, как реализуются эти нормы. Среди прочих наиболее принципиальное значение имеют права на землю, на природные ресурсы и их реализация. Это — в сфере экономики. В социально-политической — право на самоуправление, на участие в принятии государственных решений на представительство в органах государственной власти. В юридической сфере очень важен вопрос признания коренных малочисленных народов как субъектов права. Тогда мы можем говорить о судебной защите их прав как некоего сообщества, то есть, о юридических гарантиях.

Все правовые нормы, касающиеся жизнедеятельности коренных малочисленных народов, нуждаются в кодификации и развитии. И первым шагом здесь должно, стать принятие Законодательным собранием Кемеровской области Основ законодательства о правовом статусе коренных малочисленных народов — шорцев и телеутов, проживающих на территории Кемеровской области. Огромное значение наряду с принятием Основ имела бы ратификация Конвенции МОТ N 169 «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах».

Издание законов — не самоцель, а лишь одно из средств, гарантирующих права коренных малочисленных народов.

Егор Бекренев, зам. главы города Мыски по национальным вопросам,
1998 год

Шорцы льготы

Знакомство с шорской культуры начинаем в сельском клубе Матура. Точнее даже не с самой культурой, её, как известно, за один визит не освоишь, а с теми, кто культуру давным-давно принял, для кого она – часть жизни, души, часть самого себя по праву рождения и крови, бегущей в жилах. Знакомьтесь, Надежда Ефимовна Карамышева и Светлана Ивановна Чебодаева – шорки, активисты шорской общины «Мустаг». Причем Надежда Ефимовна в свое время начала деятельность «Мустаг», создав общину, а Светлана Ивановна успешно продолжает.

«Мустаг» – оплот матурских шорцев

– Я поначалу даже назвала её неправильно, – делится Надежда Ефимовна. – Мыстаг. Это уже после Светлана выправила.

– А что такое Мыстаг? – Да не Мыстаг, а Мустаг, в переводе с шорского «Ледяная гора» – священная гора шорцев.

– А как вы узнали, что вы шорцы?

В применении к великому народу вопрос звучит наивно. Как мы узнаем, что русские? Да, мама-папа говорят на русском языке, записаны в паспортах русскими, и ты мог бы в паспорте иметь пометочку «русский», будь она, эта графа. Принадлежать к своему народу для нас также естественно, как, скажем, быть рожденными в январе, декабре или в любом другом месяце. Но вот у шорцев все куда сложнее.

– Отец у меня выходец из Горной Шории. Он говорил, что мы шорцы. Помню, в гости к родственникам съездила в Чирису-Анзас, и удивилась, как к себе домой вернулась. Все такое родное. Но вот с языком… Понимать – понимаю, а говорить не могу. Да и понимаю не всегда.

– Разве отец не говорил на шорском?

– Раньше стыдились быть шорцами, да и не приветствовалось, записывали всех хакасами. Особо не разбирались, мы же все на одну колодку сделанные. Вот и получилось: по крови – шорец, по паспорту – хакас.

История скорее печальная, но не удивительная. Государство стремилось к усреднению. И в этой попытке всех сделать равными и даже отчасти одинаковыми, хотя бы в рамках национальных и языковых групп, не заметили, как стерли малые народы. Уже после появился на свет очень нужный, важный, но все равно запоздавший закон «О защите прав малочисленных и коренных народов».

Он обеспечил пусть не великими, но все же льготами местное население, по нему определили места природопользования для исконных таежных промыслов – охоты, рыбалки, сбора кедра, ягод, грибов. Он реально поддерживает едва не сварившиеся в общем котле многонациональной России малые народы.

Надежда Ефимовна продолжает свой рассказ о возвращении к истокам:

– В 2008 году я основала общину, тогда еще «Мыстаг». Тогда же мы выиграли в конкурсе первые деньги и первое, что я сделала, поехала заказывать шорские костюмы. Заказывала в Шории, больше их нигде не делали. И на те 40 тысяч, что мы получили по конкурсу, вышло у меня четыре костюма. Они и в 2008 году уже очень дорого стоили.

Как вам объяснить, чем отличается шорский костюм от хакасского? Во-первых, рисунок совсем другой – вышивка не цветочный орнамент, а геометрический. Это у хакасов – веточки, у нас фигуры: треугольники – это горы, круги – солнце. Во-вторых, он более строгий. И к тайге больше приспособлен, – улыбается Надежда Ефимовна. – Что в задачи общины входило? На праздниках выступали, ездили на фестиваль в Бискамжу, помогали шорцам доказать, что они шорцы через суды.

– Так. Надо же доказать, что ты шорец. Ну об этом вон Светлана Ивановна пусть расскажет. А меня отпустите, сын с армии сегодня приходит…

– У них теперь родовая община, не территориально-соседская, – объясняет Светлана Ивановна Чебодаева. – Надежда Ефимовна, ее супруг и сын. А нашу территориально-соседскую шорскую общину «Мустаг» я зарегистрировала уже в 2015 году.

– А как решились председателем стать? Ведь это, я так понимаю, хлопоты постоянные и бумаги…

– Самовыдвижением, – смеется Светлана. – В декабре 2014 года были выборы, кандидаты были и те, кого район предложил, и кого шорцы выдвинули сами. А я самовыдвижением. Видимо убедила на сходе, проголосовали за меня.

– А как поняли, что Вы шорка?

– Мне отец с детства твердил: дочка, запишись по паспорту шоркой! Мы – шорцы! Запишись! Записалась. Так что мне через суд доказывать национальную принадлежность не пришлось. Все было еще в советском паспорте, этого хватило.

– Учусь пока. Понимаю, могу немножко говорить. Но это смех один. На первый взгляд кажется, что хакасский и шорский языки одно и тоже, а на деле – нет. Между ними много различий. Ну примерно как между русским и украинским языками. Кстати о языке, давайте в школу перейдем, я вас с одним интересным человеком познакомлю.

И решительно встает. Вот эта решительность действий все и объясняет. Кажется у Светланы это в характере – умение идти и делать. И пока преодолеваем дорогу до школы, Светлана успевает рассказать:

– А мама у меня украинка. Но человек сам решает, кто он по крови. И по духу. Я поняла, что я – шорка. Да честно сказать, про то, что моя мама – украинка, многие уже и не знают. Когда она состарилась, её почему-то все стали шоркой считать. Национальность – это то, что душа выбирает. Вы можете считать себя шоркой и быть ей по духу. Если поймете, что вот это и есть родина души, что ли.

Докажи, что ты шорец…

Пока ждем интересного человека, Светлана успевает объяснить о каких же судах шла речь.

Это еще одна огромная проблема шорского народа. Мало родиться с фамилией Штыгашев, Майнагашев, Башев… Мало, чтобы были родители-шорцы. И даже знание языка не доказательство, что ты есть шорец. Доказательством можно считать только решение суда. Вот так!

– Иногда по два, по три суда человек проходит, прежде чем докажет национальность, – делится Светлана. – У нас был случай. Мужчина, чтобы стать шорцем, прошел два суда, проиграл. Поехал и нанял в городе дорогого адвоката. И вот с адвокатом только доказал.

С адвокатом, вот как… Неужели же льготы того стоят?

– А какие льготы закон шорцам предоставляет?

– Льготы по дровам, на пенсию раньше уходят: мужчины в 55 лет, женщины – в 50, возможность свободной охоты, рыбалки, заготовки дикоросов в местах, отведенных для привычного природопользования. Что еще. Все, кажется… Ах, да, можно квоту получить на поступление. Но в Матуре пока это никому не удавалось.

Интересно, стоит ли этот список льгот денег, потраченных на адвоката? Наверняка, нет. Думается, желание доказать, что ты – шорец, скорее из области духовных потребностей. Потому так упорно и штурмуют бастионы суда люди. Правда штурмуют с переменным успехом.

– А сколько шорцев в Матуре?

– Считают себя шорцами 75 человек, но хорошо, если процентов тридцать из них через суд доказали, что это так и есть. Это ведь очень непросто. Зачастую приходится привозить свидетелей, которые могут подтвердить, что твои родители когда-то пришли из Горной Шории, говорили на шорском языке, записаны были шорцами. И чем дальше уходит время, тем труднее это сделать. Да и свидетелей опрашивают очень строго. Поэтому их еще уговорить надо. Необходимые справки из архивов тоже очень сложно добыть. Можно годами биться и безуспешно.

Прямо или косвенно слова Светланы подтверждают юридические сайты. Цитирую: «Успешный опыт защиты своих прав в суде – большая редкость для коренных малочисленных народов. Отсутствие правовой грамотности коренного населения, низкие доходы, неумение защитить себя, отсутствие юристов-адвокатов из числа коренных малочисленных народов, способных оказать квалифицированную помощь, а также уничижение, грубость и некомпетентность чиновников, с которыми приходится сталкиваться представителям коренного населения – все это порождает страх перед судебной системой, неверие в справедливость и, как следствие – недоверие к власти», – так характеризует проблему в пособии по защите прав малочисленных и коренных народов юрист Надежда Печенина. Пособие выпустила Новокузнецкая городская общественная организация «Шория».

И думается, кемеровским шорцам все же попроще, как ни крути их проживает в Горной Шории 12,5 тысяч человек. В Хакасии в десятки раз меньше. В с. Балыкса – 366 человек, в селах Анчул и Матур – 74 человека. Вот собственно и все. Они более разрозненны, их право на национальное самоопределение невольно сталкивается с теми же трудностями, с которыми сталкивается всякая диаспора, оторванная от географического места проживания большинства своих соплеменников. Иное дело, что Матур когда-то в рамках административного деления был частью Горной Шории.

– Старики вспоминают, что они к родственникам в Шорию на конях ездили за день, – делится Светлана Ивановна. – Напрямую. И думать не думали, что так вот выйдет. А нам бы сейчас найти карту дореволюционной России с административным делением и доказать, что мы тоже часть Шории.

Их речь звучит все реже

В Южной Сибири есть малочисленный тюркоязычный народ – шорцы. Всего их около 16 тысяч, большая часть живет на юге Кемеровской области. Эти места называют Горной Шорией. На родном языке сейчас говорят примерно шесть тысяч шорцев. Точнее, «сказать чаще всего не могут, но понимают». Ученые считают этот язык исчезающим.

Наш путь лежит в деревню Усть-Анзас (Горная Шория). Здесь и живет коренной малочисленный народ – шорцы. На 130 жителей – не больше десятка фамилий. Почти все друг другу родственники. В деревне нет ни связи, ни электричества.

К Усть-Анзасу подъезжаем уже затемно. Долго не можем найти место переправы. В деревне на другом берегу уже включили дизель, чуть светятся окна. Ориентируемся по ним. Вскоре фары нашей машины замечают, кричат: «Вы кто? – «Журналисты». – «Переплавить?» Сначала показалось, что мы ослышались. Но здесь говорят именно так: переплавить, а не переправить. От слова «плавать». Заселившись в гостевой домик на пригорке, где река как на ладони, мы потом два дня наблюдали этот «переплавный» процесс. В том числе и с таким вариантом: «Кто перевезет, тому бутылка водки!» Действует безотказно.

Эзено? – здравствуй

Шорка Наталья Моисеева родилась и выросла в Усть-Анзасе, выйдя на пенсию, сюда же и вернулась. Моисеева она по русскому мужу. Ее девичья фамилия из здешних: Кирсакова.

– Раньше приезжаешь к родителям, что-нибудь по-русски скажешь, родители на нас ругаются: что это вы по-русски говорите, говорите на шорском! – рассказывает Наталья. – Так что мы язык хорошо знали, а вот наши дети на родном языке почти уже не говорят. Хотя у них шорский в интернате преподают. Когда я в школе училась, у нас был только русский язык. Школу в Усть-Анзасе закрыли в середине 90-х. С тех пор усть-анзасские дети живут и учатся в интернате в Таштаголе. Внуку 12 лет и он по-шорски знает только отдельные слова: нож – пыча?, хлеб – ?алаш, вода – суу.

С Натальей договариваемся половить на удочку хариуса. Сразу за ее домом течет река Анзас. Ловля на удочку – так, баловство. Обычно все ловят сетями, но этот факт перед чужими стараются не афишировать. Причем доподлинно выяснить у местных жителей – так можно им ловить на сеть или нельзя – мы не смогли. Шорцы своих прав не знают. Вроде бы коренной малочисленный народ, проживающий на исконной территории, то есть в зоне традиционного природопользования. Но с 1989 года, когда организовали Шорский национальный парк, 35 деревень оказались в его границах. И теперь коренное население живет по другим законам.

– Сюда если на несколько дней на рыбалку приезжают, берут путевки, – рассказывает Наталья Моисеева. – Я сама пока окончательно в родную деревню не вернулась, каждый раз брала путевку на посещение национального парка.

На территории Шорского национального парка, например, запрещается «лов краснокнижных видов рыб, нарушение почвенного и растительного покрова, нанесение надписей на камнях, скалах и деревьях, ношение огнестрельного оружия». Есть много других запретов.

В Усть-Анзасе из благ цивилизации: таксофон (летом три месяца не работал) и почтовое отделение. На почте можно выписать газету и купить стиральный порошок. Почтальон заодно продает товары широкого потребления.

– Основной наплыв посетителей, когда завозят пенсию. Банковских карточек, как и интернета, у нас здесь нет, – рассказывает почтальон Татьяна Торчакова. – У нас пенсионеров – 23 человека. На пенсию шорцы выходят на пять лет раньше, чем русские. Не знаю, почему такой закон вышел, видимо, потому что шорцев мало. Пенсионеры ко мне приходят не только из Усть-Анзаса, но и из соседних деревень. Добираются до почты в основном на лодках, лошадях, зимой – на лыжах. Если буран, но я точно знаю, что человек придет, могу его пенсию до 20-го числа подержать. Во время распутицы люди приходят пешком.

Распутица случается каждую весну и осень. По месяцу, а то и дольше. Тогда на большую землю – в Таштагол – из Усть-Анзаса можно добраться лишь на вертолете. Раз в неделю, если погода летная. Для местного населения билет льготный – 155 рублей. Для остальных – 700.

На почте в дальнем углу до сих пор стоит телеграфный аппарат, но им в последний раз пользовались больше десяти лет назад.

– А если вам экстренно нужно что-то передать, скорую вызвать, а таксофон не работает?

– Ездим на Айган, там-то связь берет. Айган – это наша священная гора. Забираешься туда и звонишь.

Письма в соседние деревни, где нет почтового отделения, Татьяна Торчакова сама не развозит, передает с оказией. Но писем сейчас почти никто не пишет. В данный момент ждет оказии единственное письмо в деревню Кизек. Отправитель – страховая компания. Разговариваем с Татьяной и о шорском языке. Местные газеты «Красная Шория», «Таштагольский курьер», «Кузбасс» – выходят только на русском языке.

– Мы с мужем разговариваем на шорском, но редко. Обычно, когда нужно что-то от дочки скрыть, – признается Татьяна Торчакова. – Если договариваемся куда-то пойти, а ее дома нужно оставить, то мы на шорском говорим. Например, говорим, что сейчас ее к бабушке отведем, а она: не пойду к бабушке – получается, понимает, о чем мы. Раньше в Таштаголе в магазин зайдешь и неудобно было на шорском говорить, а сейчас встретишь знакомого и можно перейти на шорский, как будто в порядке вещей. Сейчас о возрождении языка начали говорить больше, ученые к нам приезжают, ансамбль появился – на шорском поет, вот люди и перестают стесняться.

Первый «Шорский букварь для инородцев восточной половины Кузнецкого округа» был издан в Казани в 1885 году. В шорском алфавите 38 букв, в него входят все буквы русского алфавита, плюс дополнительно для обозначения специфических шорских звуков введено 5 букв: F ? ? O Y. Шорцы в деревне Усть-Анзас разговаривают на кондомском диалекте шорского языка.

С 1927 по 1939 год были написаны и изданы шорские учебники для семилетней школы, создан «ученический русско-шорский словарь», издавалась районная газета «Кызыл Шор». За основу литературного шорского языка был взят говор шорцев современного города Мыски (мрасский диалект). Обогащался он и за счет кондомского диалекта. Развитие литературного языка было прервано после упразднения автономии Горной Шории в 1939 г. Вскоре прекратилось издание книг и газеты на родном языке, а также преподавание шорского языка в школах. Вновь шорский словарь был издан только в 1993 году «с целью восстановления литературного шорского языка».

Роберт Хромов – местный долгожитель. Ему 80 лет. Но на эти года он внешне не тянет, так что мы поначалу не поверили. Но он принес паспорт, и действительно, год рождения 1937. У Роберта Михайловича корова, лошадь и две полугодовалые телки. Плюс огород. Плюс общественная работа: присматривает за местным музеем шорской культуры.

– В 2000 году Усть-Анзасу исполнилось 317 лет. С тех пор эта дата выложена на склоне сопки камнями, – рассказывает Роберт Михайлович. – Дальше возвышается Айган, на этой горе шаманы подкармливали горных духов самогонкой. Вот эти отвалы – тут золото добывали. Здесь же проходил Шелковый путь. Это было во втором веке до нашей эры. Музей мы начали делать в 1994 году. Но правда, часть территории, отведенной под музей, у нас забрали. Там сейчас фундамент заложили под церковь, попы приезжали, освятили его. Будут строить церковь. Хотя я думаю, что вряд ли у них что-то получится. Они хотят, чтобы мы ее на общественных началах построили.

По пути встречаем главу сельской администрации Федора Кыдымаева. Он – тоже местная достопримечательность. Потомственный пасечник, единственный на всю округу. Как стал главой, решил бороться с пьянством. Попытался ввести в деревне сухой закон, но магазины здесь частные, а для частников продажа спиртного – существенная часть прибыли. Так что пока с сухим законом получается не очень: «Только врагов себе нажил».

– Тротуары в деревне я сам делал, типа субботник у нас был. Доски только привезли. Но народ в субботнике сложно заставить участвовать: говорят, плати. А денег-то нет, – говорит Федор Кыдымаев. – Вот и объясняю: мы же это для себя делаем, ты же не будешь у себя дома просить, чтобы отец сыну платил за домашнюю работу. Есть те, кто сильно пьют. Я вот четыре месяца главой работаю, и сейчас пытаюсь завоз спиртного контролировать. Сам уже десять лет не пью. Хотя на мне этот сухой закон отражается: друзей все меньше. Но у меня теперь одна дорожка: прямая и узкая, и нельзя сворачивать. Тяжело, но что делать. Хорошо, хоть наркотиков у нас нет.

Федор с Робертом Михайловичем по моей просьбе переходят на шорский. Слышу, как мне кажется, два знакомых слова: «казах» и «татар». Но все оказалось не совсем так: ?аза? – русский, тадар – шорец.

– Мы можем здесь без работы прожить, – продолжает Федор Кыдымаев. – Для городских это дико: как так шорцы живут, ни работы, ничего, пешком ходят. А вот разобраться, так мы истинно охотники. Мы в день можем по много километров пройти, у нас организм к этому подготовлен. Мы и в Шерегеш пешком ходили, и стар, и млад: утром выйдешь, вечером уже там.

Идем на пасеку. Проходим мимо еще одного священного места. Федор рассказывает, что раньше не верил в шаманство, считал это показухой для туристов, пока друг шаманом не стал:

– И не по своей воле, шаманом по желанию стать не возможно, – уверен Федор. – К этому предки должны призвать. Так вот и духи гор, огня и тайги не ко всем приходят. Но водочкой или самогонкой духов угощать в любом случае надо, иначе удачи не будет.

Хотя сейчас даже духи не могут помочь с тем, как выжить в условиях национального парка. Возвращаемся к больному для всех вопросу.

– Раньше мы все горы рядом жгли и вспахивали, чтобы садить. Сейчас из-за национального парка пахать нельзя, – рассказывает Федор Кыдымаев. – Картофель в самой деревне теперь садим, а раньше в тайге садили. Вот и кандык (распространенный цветок, занесен в Красную книгу. – С.Р) растет не по закону. Ступать на него нельзя. И получается, пол-огорода у тебя на территории поселка, а другая половина с кандыком – в национальном парке. Мы же законы, льготы свои не знаем, живем в отрыве от страны. В любой момент могут прийти оштрафовать: по поводу ношения оружия, насчет сетей, насчет тайги, не туда пошел, не там срубил, где положено. За все могут оштрафовать.

Хотя в федеральном законе «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» написано, что «коренные малочисленные народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционный образ жизни, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек, имеют право безвозмездно пользоваться землями различных категорий для осуществления их традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами».

Численность шорцев по переписям на территории Кемеровской области: 1897 г. – 11674 человек, 1926 г. – 12600, 1959 г. – 14900, 1970 г. – 16033, 1989 г. – 12585, 2010 год –12888 человек.

– Нужно оформлять документы, чтобы получить статус, что ты коренной житель, что у тебя есть льготы. А какие льготы, если у нас проблема землю под родным домом узаконить, – рассказывает Федор Кыдымаев. – И человек, тут живущий, не имеет права валить, например, лес на дрова, не имеет права косить, охотиться. Все, что касается жизни в деревне, должно быть узаконено. А сделать это сложно: нужно привезти кадастровых инженеров, замерить, сколько у тебя соток, потом везти документы оформлять. А у многих денег нет, работы нет. Доходит вплоть до воровства. Вот меня недавно обворовали, свои же местные. Так я их теперь в райцентр в милицию должен за свой счет сам возить. Опять же, вот взять русского человека, он говорит: «Я тоже коренной житель, я тут родился». Русский, шорец – в чем получается разница? Или взять, шорцы, два брата. Один здесь живет, но документы на дом не может оформить. А другой живет в городе, в квартире. Оба относятся к коренным малочисленным народам, но льгот не имеют. Льготы у нас только по прописке. А раньше, когда пятая графа была, мы сразу писали – шорец.

Штрафуют, как говорят в деревне, показательно. Например, все знают, что теперь нельзя кедр рубить. После штрафа в сотни тысяч рублей, как рассказывают в Усть-Анзасе, один местный житель так и не оправился – повесился. А ведь есть древняя шорская традиция, существовавшая еще лет десять назад, хоронить в кедровых колодах.

– Гробы раньше шорцы из кедра выдалбливали. А сейчас ни досок, ни кедра. А как хоронить тогда? – говорит Федор Кыдымаев.

Но штрафуют все-таки не за каждую провинность. Инспектор национального парка живет тут же, сам шорец, ведет практически натуральное хозяйство и понимает нужды населения. Его мы случайно увидели, отправляющегося на ночную рыбалку. Но переговорить удалось только с его отцом и женой. В Усть-Анзасе род Кискоровых живет давно.

– Как коренным малочисленным народам нам много чего положено, – говорит Вячеслав Аполонович Кискоров. – Но мы мало что знаем о своих правах. Я не знаю, где про них написано, в какой литературе, выписать ее или как. Меня тоже один раз оштрафовали, у меня рыболовная сеть была.

– Так у всех сеть есть.

– Ну да, сейчас вседозволенность.

– А откуда у вас такое экзотическое отчество? Папа был похож на Аполлона? (Древнегреческий златокудрый бог света, символ красоты. –С.Р).

– Не знаю, меня еще и не было на свете, когда летал «Союз» – «Аполлон».

Вячеславу Аполлоновичу 58 лет, отцу его еще больше, полет «Союз» – «Аполлон» случился в 1975 году, то есть 42 года назад. То есть Вячеслав Аполлонович явно все напутал, но не будем разрушать семейную легенду. Наталья Кискорова, невестка Вячеслава Аполлоновича, работник местной библиотеки. Открывает ее по мере надобности. Живет напротив. Книги в библиотеке берут нечасто. Тем более на шорском языке. Литература на шорском осталась от местной школы, новое поступление, как правило, – это труды этнографов и лингвистов, изучавших шорский язык и культуру в Усть-Анзасе.

– Есть сейчас у вашей молодежи интерес к родному языку или в основном приезжающие лингвисты языком интересуются?

– Лингвисты в основном. Интереса к языку здесь в поселке нет. Но люди сами виноваты. Моя дочь Алина хорошо шорский уже знает, песни поет, выступает на праздниках.

– Вы привыкли, что маленьких детей приходится в интернат отдавать? (У Натальи четверо детей, двое сейчас учатся и живут в интернате. – С.Р)

– К этому невозможно привыкнуть. Отправляем, плачем. Но мы часто ездим к ним, навещаем. У меня все дети интернатские, когда мой старший сын пошел в первый класс, в Усть-Анзасе школа уже была закрыта.

Прошу Наталью почитать нам шорскую азбуку: «Муравей – ?ымыс?аш, бабочка – ?она?, оса – оос, муха – падат, лягушка – пага, ящерица – келескен, змея – чылан».

– Не читают эти книги в библиотеке. Например, Евангелие от Иоанна на шорском, – говорит библиотекарь. – По домам, может, читают, а здесь не брали ни разу. У меня дома есть такое же Евангелие, но многие слова мне непонятны.

А вот Зоя Егоровна Топакова разговаривает в основном на шорском. Живет она в соседнем Кизеке (4 км по прямой от Усть-Анзаса). На лошади неспешно час езды. Сопровождал ее в Усть-Анзас внук Вячеслав. Зое Егоровне потом нужно ехать в райцентр в больницу.

– Я даже первый класс не закончила. Отца в 1941-м на войну забрали, кушать было нечего, одевать нечего, вот из-за этого не учились, так и живем. Мама меня выкормила и вырастила, – рассказывает Зоя Топакова.

Зоя Егоровна передвигается осторожно и только с палочкой. Но на лошади верхом преображается. Лошадь для нее – дело привычное.

Зоя Топакова всю жизнь в седле. В 60 километрах от Усть-Анзаса современный горнолыжный курорт, а здесь почти все так же, как 100, 200 лет назад: дорог нет, живут натуральным хозяйством, готовят на печи. И только шорская речь звучит все реже.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *