http://debit-fullz.dumps-with-pin-2022.ru Судебная практика по ст. 127 ук рф | Nlpseminar.ru

Ответчик

Судебная практика по ст. 127 ук рф

Подготовлены разъяснения по вопросам судебной практики по делам о похищении человека

maxxyustas / Depositphotos.com

Соответствующий проект постановления (имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ) Пленум Верховного Cуда Российской Федерации рассмотрел на сегодняшнем заседании. Документ посвящен статьям Уголовного кодекса, которые направлены на защиту конституционного права человека на свободу и личную неприкосновенность. Это право предполагает, что никто не должен быть лишен свободы иначе как на законных основаниях и в соответствии с процедурой, установленной законом.

Проект разработан в целях обеспечения единообразного применения судами законодательства об уголовной ответственности за похищение человека (ст. 126 УК РФ), незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) и торговлю людьми (ст. 127.1 УК РФ). В нем даны ориентиры судам при рассмотрении дел, связанных с преступлениями против свободы личности, и решены проблемные моменты в части квалификации соответствующих деяний. В частности, содержащиеся в документе разъяснения касаются:

  • объектов преступного посягательства и общественной опасности преступлений (общественная опасность преступлений, предусмотренных ст. 126-127.1 УК РФ, заключается в незаконном ограничении человека в его физической свободе, в том числе в свободе передвижения и выбора места своего нахождения);
  • определения отдельных терминов и их содержания («похищение человека», «купля-продажа человека», «вербовка», «перевозка», «передача человека», «укрывательство» и т. п.);
  • нюансов определения момента окончания преступлений;
  • особенностей квалификации похищения человека и незаконного лишения свободы, торговли людьми;
  • норм об освобождении от ответственности за перечисленные деяния.

Так, Суд охарактеризовал признаки объективной стороны каждого преступления, приведя соответствующие примеры. Также он указал на отличия похищения человека (ст. 126 УК РФ) от незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ) – при незаконном лишении свободы потерпевший остается в месте его нахождения, но ограничивается в передвижении без законных на то оснований. А торговля людьми, по мнению Суда, может выражаться в совершении одного или нескольких указанных в ч. 1 ст. 127.1 УК РФ действий – купли-продажи или иной сделки в отношении человека – независимо от целей их осуществления, а равно вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека в целях его эксплуатации. «При этом следует учитывать, что цель эксплуатации человека является обязательным признаком состава преступления только для таких действий, как вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение потерпевшего», – подчеркивается в проекте постановления. Причем для квалификации действий как торговли людьми не имеет значения осведомленность потерпевшего о характере совершаемых с ним действий и его согласие на их совершение.

Кроме того, даны рекомендации судам относительно определения момента окончания преступлений. Похищение человека следует считать оконченным с момента захвата и начала его перемещения (если потерпевший не доставлен в другое место из-за обстоятельств, не зависящих от виновного лица, то это не влияет на квалификацию совершенных им действий как оконченного похищения). В свою очередь, незаконное лишение свободы представляет собой оконченное преступление с момента фактического лишения человека свободы независимо от длительности пребывания потерпевшего в таком состоянии. Что касается купли-продажи человека или иных сделок в отношении потерпевшего, то преступление должно квалифицироваться как оконченное при фактической передаче и получении потерпевшего, при вербовке – с момента получения согласия потерпевшего на осуществление деятельности, для которой совершалась его вербовка, а при совершении иных действий – с момента передачи или получения человека либо с момента начала его перевозки или укрывательства с целью эксплуатации.

Однако поясняется, что если первоначально совершено незаконное лишение человека свободы с дальнейшим перемещением его в другое место, то содеянное должно квалифицироваться как похищение по ст. 126 УК РФ без дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ. Равно как не требуется дополнительная квалификация по ст. 127 УК РФ и за незаконное лишение человека свободы в целях осуществления в отношении него действий, относящихся к торговле людьми, а также незаконное ограничение свободы потерпевшего в процессе совершения указанных действий – эти деяния охватываются составом ст. 127.1 УК РФ. Между тем, если купле-продаже предшествовало похищение лица, то содеянное должно рассматриваться как совокупность преступлений по ст. 126 и ст. 127.1 УК РФ. Оговорено, что при похищении человека и незаконном лишении свободы насилие или угроза его применения могут осуществляться как в отношении потерпевшего, так и в отношении иных лиц, в том числе его близких родственников (с целью устранения препятствий захвату, перемещению или удержанию потерпевшего). Остальные разъяснения касаются вопросов квалификации деяний, имеющих признаки квалифицированного состава преступления.

Наконец, ВС РФ рекомендует судам при рассмотрении уголовных дел о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению данных преступлений, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание организаций и должностных лиц.

Отметим, ранее вопросы судебной практики по делам о похищении человека, о незаконном лишении свободы и торговле людьми Пленумом ВС РФ не разъяснялись, отдельные моменты рассматривались Президиумом ВС РФ и Судебной коллегией ВС РФ по уголовным делам. Поэтому разработка соответствующего постановления представляется актуальной – предполагается, что он позволит разрешить некоторые трудности при применении норм УК РФ, связанные с наличием оценочных категорий, толкованием диспозиций статей и квалификацией деяний. По итогам заседания Пленума ВС РФ проект постановления направлен на доработку.

Приговоры судов по ст. 127 УК РФ Незаконное лишение свободы

# Название Cуд Решение
455412 Приговор суда по ч. 1 ст. 127 УК РФ

Манукян С.Г. в период времени с 8 часов 00 минут 14.02.2017 до 1 часа 40 минут 22.02.2017 совершил незаконное лишение свободы Потерпевший №1, не связанное с её похищением, при следующих обстоятельствах.Манукян С.Г. 14.02.2017 примерно в 8 часов 00.

Приволжский Вынесен приговор 455198 Приговор суда по ч. 1 ст. 127 УК РФ

1 ЭПИЗОДФедюнькин В.В. совершил незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением при следующих обстоятельствах:дд.мм.гггг около 11 часов 00 минут Федюнькин В.В. находился в помещении спальни , вместе с ранее ему знакомым Потерпев.

Сормовский Вынесен приговор 413747 Приговор суда по ч. 2 ст. 127 УК РФ

Органами предварительного следствия подсудимый Снегирев В.В. обвиняется в незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением, совершенном с применением оружия. Преступление было совершено им при следующих обстоятельствах. До года С.

Кировский Уголовное дело прекращено 371899 Приговор суда по ч. 1 ст. 127 УК РФ

Подсудимый Безменов А.Н. совершил преступления на территории Калининского района г. Новосибирске при следующих обстоятельствах. Эпизод № 1.Приказом начальника Управления МВД России по городу Новосибирску № 853л/с от 09.06.2014 фио1 назначена на до.

Калининский Вынесен приговор 368109 Приговор суда по ч. 2 ст. 127 УК РФ

Игумнов И.И. обвиняется в незаконном лишении человека свободы, не связанном с его похищением, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, при следующих обстоятельствах.Игумнов И.И. в период времени с 07 час. 17 мин. до 08 .

Железнодор. Вынесен приговор 257711 Приговор суда по ч. 1 ст. 127 УК РФ

Кондратенко (Беседина) Е.П. совершила незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, при следующих обстоятельствах.Так, она дд.мм.гггг совместно с А.Л. находилась в подвале дома, расположенного по адресу: , где между ними на п.

Промышленный Уголовное дело прекращено 104543 Приговор суда по ст. 127 ч. 2 п. «Г»

Пустынцев А.Г. совершил незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, с применением предмета, используемого в качестве оружия. Преступление совершено при следующих обстоятельствах: дата в период времени с 02 часов 30 минут по.

Черемушкинский Вынесен приговор 102376 Приговор суда по ч. 2 ст. 127 УК РФ

Сухарев Н.А. совершил незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, совершенное в отношении двух лиц.Так он, (Сухарев Н.А.), дд.мм.гггг, примерно в 23 часа 00 минут, находясь в ночном клубе «Шпилька», расположенном по адресу.

Чертановский Вынесен приговор 101363 Приговор суда по ст. 127 УК РФ

Корчагин В.Н. совершил незаконное лишение человека свободы, несвязанное с его похищением, с применением предмета, используемого вкачестве оружия.ДАТА примерно в часов минут, Корчагин В.Н., находясь в жилой комнате квартиры № , расположенной на эта.

Люблинский Вынесен приговор 98751 Приговор суда по ч. 2 ст. 127 УК РФ

*** Р.Р.у. и *** Б.А.у. виновны в совершении незаконного лишения человека свободы, не связанного с его похищением, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а именно:в неустановленное время, .

Бутырский Вынесен приговор 90382 Приговор суда по ч. 2 ст. 127 УК РФ

Ермохин Д.К. и Зюганов П.В. совершили незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, группой лиц по предварительному сговору.Так они (Ермохин Д.К. и Зюганова П.В.), являясь действующими сотрудниками Полка полиции по охране дип.

Чертановский Вынесен приговор 89739 Приговор суда по ч. 2 ст. 127 УК РФ

Жаботинская И.В. совершила превышение должностных полномочий, то есть совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы ее полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а именно.Жаботинская И. В., .

Нагатинский Вынесен приговор 76973 Приговор суда по ч. 2 ст. 127.1 УК РФ

Бурлаку А. совершила торговлю людьми, т.е. куплю-продажу человека, совершенную в отношении двух и более лиц.Преступление совершено при следующих обстоятельствах.Так, Бурлаку А., в неустановленное следствием время в 2014 году, но не позднее г., при.

Таганский Вынесен приговор 59571 Приговор суда по ч. 2 ст. 127 УК РФ

Харланов С.А. и Полицын С.С., каждый, совершили самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или граж.

Незаконное лишение свободы: анализ материалов судебной практики Пензенской области Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Безрукова Олеся Владимировна, Шелков Денис Романович

Статья посвящена анализу нормы российского уголовного закона , предусматривающей уголовную ответственность за незаконное лишение свободы с позиции судебной практики (на примере Пензенской области). Рассмотрены такие проблемные моменты как несоответствие названия статьи и её диспозиции, использование относительно-определенной конструкции санкции и др. Приведены примеры из судебной практики, подтверждающие влияние несовершенства нормы с точки зрения юридической техники на назначение справедливого наказания. Выводы, сделанные авторами, основываются не только на теоретическом материале, но и на реальных примерах из материалов уголовных дел, рассмотренных судами. Предложен комплекс мер для решения обозначенных проблем, реализация которых позволит усовершенствовать уголовное законодательство в области защиты свободы личности человека.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Безрукова Олеся Владимировна, Шелков Денис Романович

FALSE IMPRISONMENT: AN ANALYSIS OF JUDICIAL PRACTICE MATERIALS ON THE PENZA REGION

The article is devoted to the analysis of the norm of the Russian criminal law providing criminal liability for illegal imprisonment from the position of judicial practice (on the example of the Penza region). Address such problematic aspects as the discrepancy between the article title and its disposition, the use of relatively-of a certain design of sanctions etc. are examples of judicial practice confirming the influence of imperfection of the norms from the point of view of legal technique for the imposition of a just punishment. The conclusions drawn by the authors are based not only on theoretical material, but also on real examples from the materials of criminal cases considered by the courts. The complex of measures for the solution of the specified problems which realization will allow improving the criminal legislation in the field of protection of freedom of the personality of the person is offered.

Текст научной работы на тему «Незаконное лишение свободы: анализ материалов судебной практики Пензенской области»

кандидат юридических наук, доцент, кафедра уголовного права Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

Пензенский государственный университет, г. Пенза, Российская Федерация

НЕЗАКОННОЕ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ: АНАЛИЗ МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

Аннотация. Статья посвящена анализу нормы российского уголовного закона, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное лишение свободы с позиции судебной практики (на примере Пензенской области). Рассмотрены такие проблемные моменты как несоответствие названия статьи и её диспозиции, использование относительно-определенной конструкции санкции и др. Приведены примеры из судебной практики, подтверждающие влияние несовершенства нормы с точки зрения юридической техники на назначение справедливого наказания. Выводы, сделанные авторами, основываются не только на теоретическом материале, но и на реальных примерах из материалов уголовных дел, рассмотренных судами. Предложен комплекс мер для решения обозначенных проблем, реализация которых позволит усовершенствовать уголовное законодательство в области защиты свободы личности человека.

Ключевые слова: уголовный закон, преступления против свободы, похищение человека, незаконное лишение свободы, судебная практика судов Пензенской области по уголовным делам.

Candidate of law, associate professor, department of Criminal Law Penza State University, Penza, Russian Federation

Penza State University, Penza, Russian Federation

FALSE IMPRISONMENT: AN ANALYSIS OF JUDICIAL PRACTICE MATERIALS ON THE PENZA REGION

Abstract. The article is devoted to the analysis of the norm of the Russian criminal law providing criminal liability for illegal imprisonment from the position of judicial practice (on the example of the Penza region). Address such problematic aspects as the discrepancy between the article title and its disposition, the use of relatively-of a certain design of sanctions etc. are examples of judicial practice confirming the influence of imperfection of the norms from the point of view of legal technique for the imposition of a just punishment. The conclusions drawn by the authors are based not only on theoretical material, but also on real examples from the materials of criminal cases considered by the courts. The complex of measures for the solution of the specified problems which realization will allow improving the criminal legislation in the field of protection of freedom of the personality of the person is offered.

Key words: criminal law, crimes against freedom, kidnapping, false imprisonment, judicial practice of courts of the Penza region in criminal cases.

Свобода человека — это неотъемлемое естественное право каждого человека, которое гарантируется как на национальном уровне (Основным законом страны —

Конституцией РФ [2]), так и на международном (в частности, Всеобщей Декларацией прав человека 1948 г.) [1]).

Статья 127 Уголовного кодекса Российской Федерации [3] предусматривает уголовную ответственность за посягательство на личную свободу человека в виде незаконного лишения свободы. Статистические данные, обозначенные Главным информационно-аналитическим центром Министерства внутренних дел Российской Федерации (в период с 2012-2016 гг.), свидетельствуют о том, что в России в

2012 г. было зарегистрировано 566 преступлений, квалифицированных как незаконное лишение свободы, в 2013 г. — 497, в 2014 г. — 468, в 2015 г. — 484, в 2016 г. — 456 преступлений. Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации также предоставляет данные, согласно которым в 2011 г. за незаконное лишение свободы в России было осуждено 286 человек, в 2012 г. — 255, в

2013 г. — 247, в 2014 г. — 203, 2015 г. — 219 человек [3]. Приведенное отражает, что анализируемое преступление имеет незначительную динамику. При всем при этом противодействие различным видам незаконного лишения свободы происходит, главным образом, на основании уголовного законодательства, которое в части квалификации ст. 127 УК РФ не является совершенным. Так, Уголовный закон России характеризует состав незаконного лишения свободы как преступление, которое не связано с похищением человека. Данная интерпретация позволяет подчеркнуть относительную несовершенность нормы ст. 127 УК РФ [4]. Подобный вывод связан с тем, что в российском уголовном законе отсутствует определение похищения человека (ст. 126 УК РФ) [4], при этом законодатель незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) [4] характеризует именно через призму ст. 126 УК РФ [3], то есть через отсутствие признаков похищения человека. В правовой литературе выработано большое количество определений незаконного лишения свободы, при этом отсутствует единая его дефиниция. В связи с этим в правоприменительной и судебной практике установление признаков незаконного лишения свободы и его отграничение от смежных составов преступлений, в частности, состава похищения человека, нередко вызывает затруднения. Кроме того, в следственно-судебной практике встречаются случаи, когда объективные признаки незаконного лишения свободы (захват человека, его перемещение и последующее удержание в каком-либо месте) формально совпадают с признаками, характерными для похищения человека, что нередко ведет к ошибкам в квалификации содеянного со стороны правоприменителя. Также остаются неурегулированными отдельные вопросы квалификации незаконного лишения свободы, сопряженного с другими преступлениями, заслуживает внимания вопрос об определении продолжительности ограничения свободы, достаточной для признания деяния, выходящим за рамки способа совершения преступления и требующим дополнительной квалификации по ст.127 УК РФ, и другие проблемные аспекты.

Анализ судебной практики Пензенской области по уголовным делам о похищении человека, незаконном лишении свободы, торговле людьми и об использовании рабского труда (ст. 126, 127, 1271, 1272 УК РФ) [4] за период 20132016 гг. и первое полугодие 2017 г. показал, что судами области по существу рассмотрено 10 уголовных дел указанной категории в отношении 14 лиц. По ч. 1 ст. 127 УК РФ рассмотрено 5 уголовных дел в отношении 5 лиц вынесены обвинительные приговоры. По ч. 2 ст. 127 УК РФ рассмотрено 3 уголовных дела в отношении 8 лиц: по 3 делам в отношении 5 лиц вынесены обвинительные приговоры, по 1 делу в отношении 3 лиц уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от предъявленного обвинения. Уголовные дела по статьям 1271, 1272, 128 УК РФ судами области по существу не рассматривались. Рассмотрено одно уголовное дело по ст. 126 УК РФ и одно такое дело возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом.

Представляется необходимым проанализировать отдельные судебные приговоры Пензенской области, подтверждающие особенности уголовно-правовой

оценки такого преступления против свободы личности, как незаконное лишение свободы. В частности, обращает внимание термин «незаконность». Так, согласно рассмотренным уголовным делам в качестве незаконного признается лишение человека свободы, которое, во-первых, не связанно с его похищением человека, во-вторых, действия виновного должны выражаться в удержании потерпевшего против его воли.

Также судебная практика более расширенно толкует термин «удержание». В частности, таким образом могут квалифицироваться действия виновного, если они будут выражаться в «. удержании потерпевшего(их) в определенном месте путем приковывания их к батареям отопления, сковывания наручниками, связывания, а также под угрозой применения насилия.». Ярким подтверждающим примером выступает уголовное дело, рассмотренное и.о. мирового судьи судебного участка в границах Иссинского района Пензенской области в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ. Судом установлено, что Б. 19 августа 2016 г. в период с 10 часов 30 минут до 11 часов 40 минут, находясь по месту жительства, в ходе конфликта со своей супругой Б., имея умысел на незаконное лишение свободы человека, не связанное с его похищением, с целью удержания Б. в указанной квартире, вопреки воле последней, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, пристегнул при помощи навесного замка к ее правой ноге металлический трос, второй конец которого закрепил у батареи отопления в спальной комнате квартиры, тем самым незаконно лишил ее права свободно передвигаться по своему усмотрению, самостоятельно выбирать место пребывания и позвать на помощь посторонних лиц. Приговором и.о. мирового судьи от 27 октября 2016 г. Б. осужден по ч. 1 ст. 127 УК РФ к ограничению свободы на срок 2 месяца. Приговор вступил в законную силу.

Также в 2017 г. мировым судьей судебного участка № 1 Белинского района Пензенской области при рассмотрении уголовного дела в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ, установлено, что К. 5 марта 2017 г. примерно в 14 часов, находясь в жилой комнате квартиры, принадлежащей И., умышленно, с целью ограничения И. в свободе передвижения и смены ею своего местонахождения, против её воли и желания, на почве личных неприязненных отношений, обвязал ее ногу металлической цепью в области голени, зафиксировал навесным замком, после чего другой конец металлической цепи привязал к трубе батареи отопления, лишив последнюю свободы передвижения, свободы выбора ею места своего нахождения и общения с другими людьми, удерживал И. в таком положении до 15 часов 20 марта 2017 г. — до момента проведения в доме обследования социально-бытовых условий сотрудником по делам несовершеннолетних отдела полиции МВД России по Белинскому району и специалистом по социальной работе Комплексного центра социального обслуживания населения, нарушив тем самым предусмотренное ст. 27 Конституции РФ право И. на свободу передвижения. Приговором мирового судьи от 8 июня 2017 г. К. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ, ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год условно с испытательным сроком 2 года. Приговор вступил в законную силу.

Приговором суда Х. осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ за преступление, совершенное при следующих обстоятельствах. «. Осужденный Х. 12 августа 2016 г., в период с 17 часов 30 минут до 18 часов 45 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире № дома № в г. Сердоб-ске Пензенской области, испытывая к Н. и А. личную неприязнь, умышленно, с целью незаконного лишения потерпевших свободы, не связанного с их похищением, сковал имеющимися у него металлическими наручниками сидящих на расположенном в указанной квартире диване А. и Н., игнорируя их просьбы прекратить противоправные действия, незаконно удерживал их в указанном помещении

не менее одного часа до прибытия сотрудников полиции, чем нарушил гарантированные ст. 22 и 27 Конституции Российской Федерации права граждан на личную неприкосновенность и свободу передвижения. Данные действия виновного квалифицированы судом как незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, в отношении двух и более лиц. Приговором суда Х. осужден по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 4 годам 2 месяцам лишения свободы». Приговор вступил в законную силу.

Приговором Октябрьского районного суда г. Пензы от 11 ноября 2015 г. Т. осужден по п.п. «д, ж» ч. 2 ст. 127, ч. 1 ст. 158, ч. 1 ст. 160, ч. 1 ст. 162, ч. 1 ст. 314.1 УК РФ, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 12 годам лишения свободы. Приговор вступил в законную силу. Судом установлено, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 127 УК РФ, совершено Т. при следующих обстоятельствах. «. В период времени с 19 часов 19 марта 2015 г. до 3 часов 35 минут 20 марта 2015 г., Т., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в квартире № дома № по 3-му проезду Можайского в г. Пензе, умышленно, с целью незаконного лишения свободы Т. и её малолетних детей, заведомо для него являющихся несовершеннолетними, высказывал в адрес Т. угрозы убийством и причинения тяжкого вреда здоровью, которые Т. воспринимала реально и у нее имелись основания опасаться осуществления этих угроз ввиду окружающей обстановки, отсутствия возможности обратиться за помощью, агрессивного настроя Т. и нахождения его в состоянии алкогольного опьянения. При этом Т., действуя умышленно, лишал Т. и малолетних детей Т. и К. свободы передвижения в пространстве, общения с другими людьми и выбора местонахождения в пространстве, тем самым незаконно, в нарушение ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., в соответствии с которой никто не может быть лишен свободы, а также ст. 22 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность, лишал потерпевших свободы в период времени с 19 часов 19 марта 2015 г. до 3 часов 35 минут 20 марта 2015 г., когда был задержан».

Вопросов, связанных с квалификацией действий виновных в случаях, когда незаконное лишение человека свободы сопровождалось применением насилия, не возникало.

Судами Пензенской области рассмотрено пять уголовных дел по ст. 127 УК РФ, когда действия виновных квалифицировались по совокупности преступлений, предусмотренных другими статьями УК РФ.

Так, приговором Пензенского районного суда Пензенской области Ж. осужден по ч.1 ст. 127 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы, за пять преступлений, предусмотренных п. «б» ч.2 ст. 131 УК РФ, по ч.1 ст. 105 УК РФ, 167 ч.2 УК РФ на основании ч.3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к 14 годам лишения свободы. Он признан виновным в том, что 31 августа 2013 г. в период времени с 14 до 15 часов около дачного участка в Пензенском районе Пензенской области из личных неприязненных отношений совершил убийство Т., выстрелив ему в голову из неустановленного оружия, после чего он незаконно лишил свободы свидетеля данного преступления Г., надел на нее наручники, отвел во двор дачного дома, зафиксировал браслет наручников на кисти правой руки, а другой браслет пристегнул к столу, лишив Г. свободы передвижения и возможности покинуть место преступления. Затем он отвёл её в сарай, где применил к ней насилие и угрозы применения насилия, нанёс ей неоднократные удары по телу, столкнул в погреб, где насильно удерживал, закрыв крышку погреба на замок. Через некоторое время спустился в погреб, где неоднократно изнасиловал потерпевшую, угрожая применением насилия и убийством. На следующий день перегнал автомобиль ВАЗ-2108 в лесной массив, принадлежащий потерпевшему Т., где произвёл поджог данного автомобиля, приведя его в непригодное для эксплуатации состояние.

Приговором Сердобского городского суда Пензенской области от 21 ноября 2016 г. Х. осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ и п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ. Преступления совершены при следующих обстоятельствах. 12 августа 2016 г. в период с 13 часов до 17 часов Х., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире № дома № в г. Сердобске Пензенской области, испытывая к Н. личную неприязнь, умышленно, с целью причинения её здоровью тяжкого вреда, опасного для жизни человека, нанёс ей не менее шести ударов руками по голове, лицу и шее, а также не менее одного удара ногой по лицу Н., причинив потерпевшей телесные повреждения, составляющие единый комплекс закрытой тяжёлой черепно-мозговой травмы, которая по признаку опасности для жизни человека, квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Он же 12 августа 2016 г. в период с 17 часов 30 минут до 18 часов 45 минут, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире № дома № в г. Сердобске Пензенской области, испытывая к Н. и А. личную неприязнь, умышленно, осознавая фактический характер и общественную опасность своих действий, с целью незаконного лишения потерпевших свободы, не связанного с их похищением, сковал имеющимися у него металлическими наручниками сидящих на расположенном в указанной квартире диване А. и Н., игнорируя их просьбы прекратить противоправные действия, незаконно удерживал в указанном помещении не менее одного часа до прибытия сотрудников полиции, чем нарушил гарантированные ст. 22 и 27 Конституции Российской Федерации права граждан на личную неприкосновенность и свободу передвижения.

Октябрьским районным судом г. Пензы 11 ноября 2015 года рассмотрено уголовное дело в отношении Т., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «д, ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч.1 ст. 160 УК РФ, ч.1 ст.158 УК РФ, ч. 2 ст.162 УК РФ, ч.1 ст.162 УК РФ, ч. l ст. 141 УК РФ. При рассмотрении данного уголовного дела установлено, что преступления были совершены Т. в разное время (с промежутком в несколько дней), в разных местах города и в отношении разных потерпевших.

Приговором Октябрьского районного суда г. Пензы от 27 декабря 2013 г. осуждены А., К., С., каждый из них по п. «а» ч.2 ст. 127 УК РФ, ч.1 ст. 116 УК РФ, на основании ч.2 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы (А. реально), а К. и С. -условно с испытательным сроком три года. Они признаны виновными в том, что 25 апреля 2013 г. в 20 часов вместе с лицом, дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, около дома № по проспекту Победы в г. Пензе договорились о незаконном лишении свободы К., не связанном с его похищением, с применением насилия и с угрозой его применения, истребовании у него денег из-за поставки А. вместо наркотика ненаркотического средства. В этот же день примерно в 20 часов, когда К. подъехал к дому на автомашине такси в качестве пассажира, то А. согласно принятой на себя роли сел в салон машины, потребовал от К. возврата денег в сумме 3000 рублей в качестве компенсации за непоставленное наркотическое средство. Получив отказ, на этой же машине они проследовали к ближайшим гаражам, где А. и лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство, реализуя совместный умысел, нанесли К. не менее двух ударов каждый по голове и телу, но получив отказ, вместе с С. проехали на этой же машине в район моста по проспекту Победы, 96а, где примерно в 21 час А., продолжая реализацию совместного умысла, вытащил К. из машины, нанёс ему не менее 2-х ударов по голове и телу, а затем совместно с К. и С. повалили его и нанесли К. не менее 2-х ударов каждый ногами по телу. Затем посадили потерпевшего в такси, где под угрозами расправы требовали от него выплаты денежных средств, нанося удары по телу. Получив согласие на выплату денег, они заставили К. позвонить своей матери и перевести 1200 рублей на номер телефона А., а затем завладели ноутбуком потерпевшего, при попытке сбыта которого К. удалось убежать от них. Таким образом, осужденные и лицо, материалы дела в отношении которого выделено в отдельное производство, незаконно лишили

свободы К., нарушив его конституционное право на свободу перемещения, гарантированное ст. 27 Конституции РФ., в процессе чего применяли к нему насилие, причинив физическую боль и побои.

За рассматриваемый период в судебной практике области имелся случай прекращения уголовного преследования по ст. 127 УК РФ. Так, Постановлением Октябрьского районного суда г. Пензы от 11 августа 2016 года прекращено уголовное преследование по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ в отношении И., П. и Л. Уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, — за отсутствием в действиях состава преступления.

Случаев отмены или изменения приговоров или иных судебных решений по данной категории уголовных дел не имелось.

В судебной практике имелся случай отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения. В частности, Октябрьским районным судом г. Пензы рассмотрено уголовное дело в отношении И., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст.127, ч.1 ст.162, ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 162, ч. 2 ст. 325, ч. 1 ст.139, ч. 1 ст. 162 УК РФ, П., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139, п. «ж» ч. 2 ст.127, ч. 1 ст. 162, ч. 1 ст. 162 УК РФ, Л., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст.127, ч. 1 ст. 162 УК РФ, С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ. В ходе судебного разбирательства государственный обвинитель отказался от обвинения, предъявленного И. по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, П. по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, Л. по п. «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ, и просил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекратить уголовное преследование, мотивировав это тем, что И., П., Л. совершили самоуправство при пособничестве С., то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если такими действиями причинен существенный вред. Инкриминируемые органом следствия И., П. и Л. действия, образующие, по мнению следствия, состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УК РФ, подлежали переквалификации на ч. 2 ст. 330 УК РФ, поскольку умысел указанных лиц был направлен не на корыстное завладение имуществом потерпевших с применением насилия, а на самовольное совершение действий, направленных на возвращение денежных средств, вопреки установленному законом порядку, принадлежащих И. и снятых с его расчетного счета. Действия С. были переквалифицированы с п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ на ч. 5 ст. 33 ч. 2 ст. 330 УК РФ, поскольку он действовал как пособник при совершении самоуправства И., Л. и П. Своими действиями С. содействовал совершению преступления путем устранения препятствий. Умысел подсудимого С. был направлен не на незаконное лишение свободы потерпевших и совершение преступления против свободы личности, а именно на пособничество в самоуправстве, то есть на оказание содействия указанным лицам в возврате денежных средств, вопреки установленному законом порядку, принадлежащих И. и снятых с его расчетного счета потерпевшим М. Постановлением Октябрьского районного суда г. Пензы от 11 августа 2016 года уголовное преследование в отношении И., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ, ч. 1 ст. 139 УК РФ, ч. 1 ст.139 УК РФ, П., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139 УК РФ, п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ и Л., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст.127 УК РФ, прекращено по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Вместе с тем по указанному уголовному делу приговором Октябрьского районного суда г. Пензы от 11 августа 2016 года И., П., Л. осуждены по ч. 1 ст. 330 УК РФ, а С. осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 330 УК РФ.

На основании вышеизложенного можно резюмировать следующее:

— с учетом законодательной регламентации ответственности за преступления против свободы и сложившейся следственно-судебной практики основной состав незаконного лишения свободы (ч. 1 ст. 127 УК РФ) может быть сформулирован следующим образом: это незаконное тайное/открытое, ненасильственное/насильственное, без использования/с использованием обмана/злоупотребления доверием, осуществленное путем действия/бездействия ограничение свободы другого человека против или помимо его воли или (и) воли других лиц, которые заинтересованы в его судьбе, и состоящее в изоляции потерпевшего от окружающей социальной среды посредством воспрепятствования выбора им места пребывания и возможности передвижения;

— на основании обобщения судебной практики целесообразным видится принятие специального постановления Пленума Верховного Суда РФ о преступлениях, предусмотренных ст. 127 УК РФ. Так, на примере следственно-судебной практики Пензенской области можно констатировать, что отсутствие такого постановления не способствует единству практики по уголовным делам о незаконном лишении свободы, а также решению вопросов, возникающих в связи с рассмотрением данной категории дел.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_120805/ (дата обращения: 30.01.2020).

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.consultant.ru/ (дата обращения: 27.01.2020).

3. Судебная статистика по делам, рассматриваемым федеральными арбитражными судами, федеральными судами общей юрисдикции и мировыми судьями / Сайт судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.cdep.ru/index.php? >

4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ / Правовой Сервер КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www. consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10699/ (дата обращения: 24.01.2020).

1. Vseobshchaia deklaratsiia prav cheloveka (priniata General’noi Assambleei OON 10.12.1948) (The Universal Declaration of Human Rights (it is accepted by the United Nations General Assembly 10.12.1948)). Available at: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_ LAW_120805/ (accessed 30.01.2020).

2. Konstitutsiia Rossiiskoi Federatsii (priniata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993) (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh к Konstitutsii RF ot 30.12.2008 № 6-FKZ, ot 30.12.2008 № 7-FKZ, ot 05.02.2014 № 2-FKZ, ot 21.07.2014 № 11-FKZ) (The Constitution of the Russian Federation (it is accepted by national vote 12.12.1993) (taking into account the amendments made by Acts of the Russian Federation about amendments to the Constitution of the Russian Federation from 30.12.2008 no. 6-FKZ from 30.12.2008 no. 7-FKZ, from 05.02.2014 no. 2-FKZ, from 21.07.2014 no. 11-FKZ)). Available at: http://www. consultant.ru/ (accessed 27.01.2020).

3. Sudebnaia statistika po delam, rassmatrivaemym federal’nymi arbitrazhnymi sudami, federal’nymi sudami obshchei iurisdiktsii i mirovymi sud’iami (Judicial statistics on the cases cons >

Дело N11-О16-5.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 21 декабря 2016 г. N 11-016-5

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

председательствующего Скрябина К.Е.,

судей Ботина А.Г. и Смирнова В.П.,

при ведении протокола секретарем Прохоровым А.С.

рассмотрела в судебном заседании 21 декабря 2016 года кассационную жалобу осужденного Пинкина М.А. и в его интересах адвоката Мингазова Ю.С. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 27 августа 2007 года, по которому

Пинкин М.А., не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы по:

ч. 2 ст. 209 УК РФ на 8 лет;

п. п. «а» , «ж» , «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизодам в отношении потерпевших К., Ф. и С.) на 17 лет;

п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ (по эпизодам в отношении потерпевших К. Ф. и С.) на 10 лет;

ч. 3 ст. 127 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего Б.) на 6 лет;

п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшей И.) на 4 года;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 19 лет в исправительной колонии строгого режима.

По этому же делу осуждены Тагирьянов Э.О., Безуглов Г.А., Дацко О.В., Бабков С.В., Хузин А.М., Казаков Н.В., Данилевич Д.А., Суэтин В.В., Дзюбник А.Г., Ларионов П.А., Яруллин А.Р., Куртымов К.В., Телебаев Р.С., Шайдуллин И.Г. и Барашов А.М., приговор в отношении которых вступил в законную силу.

Постановлено взыскать в счет возмещения материального ущерба в пользу потерпевшей И. с Пинкина М.А. 10.000 рублей.

Заслушав доклад судьи Ботина А.Г., объяснения осужденного Пинкина М.А. и в его интересах адвоката Артеменко Л.Н., поддержавших кассационную жалобу осужденного и полагавших приговор изменить, а также мнение прокурора Потапова И.Е., полагавшего также приговор изменить, применить сроки давности к преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 127 , п. «г» ч. 2 ст. 112 и по п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ (по эпизоду в отношении К.), а в остальном оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

Пинкин М.А. признан виновным в:

похищениях К. (14 декабря 2001 года), Ф. и С. (27 мая 2003 года), совершенных из корыстных побуждений и организованной группой;

убийствах К. (21 декабря 2001 года), Ф. и С. (29 мая 2003 года), совершенных организованной группой, с целью скрыть другое преступление;

умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью И., совершенном 7 февраля 2003 года организованной группой;

участии 27 мая 2003 года в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях;

незаконном лишении свободы Б. (с 8 июля по 27 сентября 2003 года), не связанном с его похищением организованной группой.

Преступления совершены на территории Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании суда первой инстанции Пинкин М.А. виновным себя по предъявленному обвинению признал частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденный Пинкин М.А. и в его интересах адвокат Мингазов Ю.С. считают приговор незаконным и несправедливым. Считают, что на суде не было представлено достаточных доказательств участия Пинкина в банде. Полагают, что судом не установлены доказательства участия Пинкина в преступлениях, совершенных бандой. По эпизоду убийства Ф. и С. Пинкин признает свою вину только в их похищении и последующем удержании на пароходе, и отрицают его участие в убийстве потерпевших. Полагают, что в действиях Бабкова, совершившего убийство потерпевших, был эксцесс исполнителя. По эпизоду причинения телесных повреждений И. также считают, что его вина не доказана, при этом показания потерпевшей находят противоречивыми и основанными на предположениях. Утверждают, что показания осужденного на предварительном следствии получены от него с применением недозволенных методов ведения следствия, при этом осужденному не разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ. По эпизоду убийства К. не оспаривают, что осужденный перетягивал шею потерпевшего веревкой, однако считают, что от этих действий смерть потерпевшего наступить не могла. Утверждают, что когда К. был еще жив, Казаков лопатой нанес потерпевшему три удара в область шеи, после чего последнего закопали. Оспаривают выводы экспертов, которые дают предположительный ответ о причине смерти потерпевшего К. Просят действия Пинкина по эпизоду в отношении К. квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст . 126 УК РФ , а по ч. 2 ст. 105 УК РФ его оправдать. Оспаривают вступление Пинкина в предварительный сговор с другими осужденными с целью удержания Б., а также совершение этих действий в составе организованной группы. Просят квалифицировать его действия в отношении Б. по ч. 1 ст. 127 УК РФ как незаконное лишение свободы. Кроме того, просят смягчить осужденному наказание по тем эпизодам, по которым он признал свою вину.

В своих дополнениях от 07.11.2016 года к кассационной жалобе Пинкин М.А., не оспаривая вывод суда о его виновности в совершении всех преступлений, считает, что его действия по п. п. «ж» и «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы неправильно. Просит приговор изменить и смягчить назначенное ему наказание, при этом считает его чрезмерно суровым. Указывает, что суд не учел его второстепенной роли в совершении преступлений в отношении Ф. и С., положительных сведений о его личности, не признал его полное признание вины и способствование раскрытию преступлений обстоятельствами, смягчающими наказание. Также обращает внимание на то, что суд не учел влияние назначенного ему наказания на условия жизни его семьи, поскольку он проживал с престарелой, больной матерью и малолетним ребенком, которым оказывал материальную помощь. Кроме того, просит освободить его от наказания, назначенного ему по ст . ст . 112 , 127 и 126 УК РФ в связи с истечением сроков давности.

В письменных возражениях на приведенные в кассационной жалобе осужденного и адвоката доводы государственный обвинитель просит оставить их без удовлетворения, а приговор — без изменения.

Проверив дело, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Пинкина М.А. в инкриминируемых ему преступлениях соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

При этом Судебная коллегия учитывает, что в кассационных жалобах не оспариваются факты похищения Пинкиным и последующего удержания на пароходе потерпевших Ф. и С., а также стягивания осужденным шеи потерпевшего К. веревкой.

Что касается приведенных в кассационной жалобе адвоката доводов о том, что осужденный в банде не состоял, то обоснованными их признать нельзя, поскольку они опровергаются показаниями самих осужденных по настоящему делу, в частности, о том, что Тагирьянов в сентябре 1997 года создал устойчивую вооруженную группу (банду) с целью совершения преступлений, в состав которой вошли Пинкин (27 мая 2003 года) и другие лица, имевшие в наличии огнестрельное и иное оружие, транспортные средства, современные средства связи и подслушивающие устройства, характеризующуюся устойчивостью и стабильностью состава, планированием и согласованностью действий, формами и методами преступной деятельности, длительностью ее существования, количеством совершенных преступлений. Эта банда существовала до 9 июля 2003 года. Причем, для облегчения совершения преступлений, участники банды также приобрели 14 комплектов форменного обмундирования сотрудников различных подразделений Министерства внутренних дел Российской Федерации, в том числе форменное обмундирование сотрудников ГИБДД МВД РФ, камуфлированной формы сотрудников спецподразделений МВД РФ, жезлы сотрудника ГИБДД МВД РФ, резиновые дубинки, наручники, бронежилеты, автомобильные проблесковые лампы-маячки.

Приведенные в кассационной жалобе адвоката доводы о непричастности Пинкина к убийства Ф. и С. о совершении им похищения и последующего удержания потерпевших на пароходе, о том, что в действиях Б., совершившего убийство потерпевших, усматривается эксцесс исполнителя, а также о недоказанности вины Пинкина в причинении телесных повреждений И. являются необоснованными, поскольку они опровергаются:

показаниями на предварительном следствии самого осужденного Пинкина М.А. о том, что он участвовал в погрузке автомобиля потерпевших на понтон перед его затоплением, а когда получил указание выкопать яму, он уже понял, что Ф. и С. будут убивать;

показаниями осужденного по этому же делу Дацко О.В., согласно которым он решил похитить Ф., который не возвращал долг Т. для этого за вознаграждение привлек других лиц, в том числе Пинкина, разработали совместный план и впоследствии согласно нему следили за потерпевшим 1-2 месяца, джип потерпевшего после его похищения решили затопить, 27 мая 2003 года Пинкин с другими лицами в лесу переоделись в форму сотрудников ОМОНа, у одного из них в руках был автомат, затем они похитили Ф. и С. и удерживали их на теплоходе, после чего по указанию Бабкова в лесу Пинкин и другие лица выкопали яму, а когда Бабков привез к яме обоих потерпевших и застрелили их, они скинули трупы в яму и закопали;

актами судебно-медицинских экспертиз, согласно которым трупы Ф. и С. находились в состоянии гнилостного разложения, а поэтому конкретно установить причину наступления смерти затруднительно, но, учитывая наличие на трупе Ф. повреждений в области головы в виде входного и выходного отверстия на костях и коже черепа, а у С. двух аналогичных входных и выходных отверстий, можно предположить, что в данном случае их смерть наступила от проникающих сквозных ранений черепа при огнестрельном пулевом ранении головы (т. 68, л.д. 18 — 21, 55 — 58);

показаниями осужденного по этому же делу Бабкова С.В. на предварительном следствии о том, что он и другие лица, в том числе и Пинкин, на одном из островов выкопали яму, при этом знали, что в этой яме должны закопать трупы Ф. и женщины;

показаниями осужденного по этому же делу Дзюбника А.Г. о том, что в день убийства потерпевших ему, Пинкину и другим лицам дали указание выкопать яму для Ф. и С., сообщив о решении их убить, что они и сделали.

Нельзя согласиться и с приведенными в кассационной жалобе адвоката доводами о непричастности Пинкина к причинению телесных повреждений И., поскольку они опровергаются доказательствами, которым в приговоре также дана надлежащая оценка, в том числе показаниями осужденного Пинкина М.А. на предварительном следствии, протоколом явки с повинной осужденного по этому же делу Суэтина В.В., согласно которым по указанию Дацко Пинкин участвовал с другими лицами в отрезании уха И.

Данные о противоречивости показаний потерпевшей, на что имеется ссылка в кассационной жалобе, в материалах дела отсутствуют, при этом показания И. подробны, последовательны и полностью согласуются с приведенными в приговоре показаниями осужденных.

Являются необоснованными и приведенные в кассационной жалобе доводы о том, что осужденный, хотя и перетягивал шею потерпевшего веревкой, однако от этих действий смерть потерпевшего К. наступить не могла, в связи с чем, якобы, он к лишению его жизни не причастен, то эти доводы также опровергаются материалами дела, в частности:

показаниями осужденного по этому же делу Безуглова Г.А. о том, что похищение К. с целью получения от него денежного выкупа было тщательно спланировано осужденными, в том числе и Пинкиным, при этом были распределены роли, а после похищения и удержания К. вывезли в лес, где Безуглов, передав Пинкину и другому лицу веревку, потребовал, чтобы они задушили потерпевшего, после чего они толкнули К. на землю, накинули ему на шею веревку, а затем каждый из них взял по концу веревки в руки и, растягивая их в разные стороны, К. задушили;

показаниями осужденного по этому же делу Казакова Н.В. о том, что Пинкин участвовал в удушении К.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами осужденного Пинкина М.А. о том, что его показания на предварительном следствии получены от него с применением недозволенных методов ведения следствия, поскольку эти доводы судом первой инстанции неоднократно проверялись в судебном заседании с участием сторон. Суд оценил эти доводы осужденного во взаимосвязи с совокупностью иных исследованных в судебном заседании доказательств и в приговоре обосновал выводы о достоверности показаний, данных осужденным в ходе предварительного следствия, по каждому эпизоду обвинения и об их соответствии с иными доказательствами по делу.

Кроме того, давая оценку показаниям Пинкина и другим осужденным суд обоснованно указал, что право осужденных на защиту по делу нарушено не было, отступлений от требований УПК РФ, которые бы явились основанием для признания каких-либо доказательств недопустимыми, при расследовании не допущено. К тому же, как видно из материалов дела, всем осужденным перед каждым допросом разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, при производстве всех следственных действий они были обеспечены защитниками.

Более того, суд первой инстанции тщательно проверил заявление осужденного о применении к нему в период предварительного следствия незаконных методов и по результатам проведенной проверки обоснованно признал указанное заявление необоснованным и привел в приговоре подробные мотивы принятого решения, не согласиться с которым у Судебной коллегии оснований не имеется.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено. В связи с чем оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденного и его защитника, Судебная коллегия не находит.

Действия осужденного квалифицированы правильно.

При этом нельзя согласиться с доводами осужденного Пинкина М.А. о необходимости изменения квалификации его действий по ч. 3 ст . 126 УК РФ в связи с изменением законодательства, поскольку с учетом времени совершения преступлений и даты вынесения приговора он обоснованно осужден за похищение К. (14 декабря 2001 года), Ф. и С. (27 мая 2003 года) из корыстных побуждений и организованной группой; а также о неправильности квалификации его действий, связанных с убийством потерпевших К., Ф. и С., поскольку он совершил убийство более двух лиц организованной группой и с целью скрыть другое преступление.

Вместе с тем, приговор в отношении осужденного подлежит изменению.

Как следует из приговора, Пинкин М.А. совершил незаконное лишение свободы в отношении потерпевшего Б. с 8 июля по 27 сентября 2003 года, а также умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью И. 7 февраля 2003 года, в связи с чем, с учетом положений ст. ст. 15 и 78 УК РФ, исходя из максимальных санкций указанных уголовных законов (соответственно 8 и 5 лет лишения свободы), осужденный подлежит освобождению от наказания по ч. 3 ст. 127 УК РФ и по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Кроме того, исходя из тех же положений следует исключить из его осуждения по п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ эпизод в отношении потерпевшего К. поскольку это преступление совершено им 14 декабря 2001 года.

Поэтому приведенные в дополнении к кассационной жалобе аналогичные доводы следует признать обоснованными.

Однако не подлежат удовлетворению доводы жалобы осужденного об освобождении его от наказания по п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевших Ф. и С.), поскольку это преступление относится к особо тяжким и с момента его совершения не прошло 15-ти лет. С учетом исключения эпизода обвинения в отношении К., наказание по указанному уголовному закону подлежит снижению.

При назначении осужденному наказания по ч. 2 ст. 209 , п. п. «а» , «ж» , «к» ч. 2 ст. 105 и п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевших Ф. и С.) суд первой инстанции в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, обстоятельства дела, а также и то, что он положительно характеризовался, ранее не судим, имеет малолетнего ребенка, то есть обстоятельства, на которые имеются ссылки в кассационной жалобе. Наказание является справедливым.

При назначении осужденному наказания по ч. 3 ст. 69 УК РФ Судебная коллегия исходит из принятых решений об освобождении его от наказаний в связи с применением ст. 78 УК РФ и снижением наказания по п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ .

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377 , 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 27 августа 2007 года в отношении Пинкина М.А. изменить:

от наказания, назначенного ему по ч. 3 ст. 127 , п. «г» ч. 2 ст. 112 и по п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ (по эпизоду в отношении К.) освободить в связи с истечением сроков давности уголовного преследования на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ;

снизить назначенное ему наказание по п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевших Ф. и С.) до 9 лет лишения свободы;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ Пинкину М.А. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 , п. п. «а» , «ж» , «к» ч. 2 ст. 105 и п. «а» ч. 3 ст . 126 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевших Ф. и С.), назначить окончательно 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор в отношении него оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.

Статья 127. Незаконное лишение свободы

1. Незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет.

Комментарий к ст. 127 УК РФ

Признаки объекта незаконного лишения свободы идентичны признакам объекта похищения человека (см. комментарий к ст. 126 УК РФ).

Диспозиция ч. 1 ст. 127 УК РФ является бланкетной, поскольку описывает преступление посредством указания на незаконность действий субъекта. Общие предписания относительно возможного законного лишения свободы содержатся в ст. 5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., в соответствии с которой никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленных законом:

а) законное содержание под стражей лица, осужденного компетентным судом;

б) законное задержание или заключение под стражу (арест) лица за неисполнение вынесенного в соответствии с законом решения суда или с целью обеспечения исполнения любого обязательства, предписанного законом;

в) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения, или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;

г) заключение под стражу несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное заключение под стражу, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;

д) законное заключение под стражу лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также законное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;

е) законное задержание или заключение под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче.

Наряду с этим можно констатировать наличие и иных обстоятельств, устраняющих уголовную ответственность за лишение человека свободы. В частности, не может считаться преступлением лишение свободы при осуществлении гражданином права на задержание лица, совершившего преступление в состоянии крайней необходимости, при необходимой обороне, при исполнении приказа или распоряжения; нет оснований для привлечения к ответственности в случае, когда лишение свободы передвижения является разумной мерой, применяемой родителями или заменяющими их лицами в отношении детей или воспитанников в целях их воспитания; исключает незаконный характер лишения свободы добровольное согласие потерпевшего.

Объективная сторона преступления выражена деянием в форме активных действий, направленных на лишение свободы потерпевшего. Согласно действующему законодательству под лишением свободы понимается незаконное лишение человека свободы передвижения в пространстве и общения с другими людьми, выбора им места нахождения. Лишение свободы передвижения не обязательно предполагает полное обездвиживание (связывание) потерпевшего; в результате совершения преступления последний может сохранять возможность передвигаться, но на ограниченной территории, контролируемой виновным (например, в пределах охраняемой дачи, иного помещения или участка местности).

По своей социально-правовой характеристике незаконное лишение свободы — насильственное преступление. Применение или угроза применения при незаконном лишении свободы насилия, не опасного для жизни или здоровья (побоев, иных насильственных действий, причиняющих физическую боль, но не влекущих за собой легкого вреда здоровью), а равно угроза применения опасного для жизни или здоровья насилия (включая угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) полностью охватывается составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 127 УК РФ, и не требует дополнительной квалификации по совокупности.

Обязательная характеристика объективной стороны состава — отсутствие признаков похищения человека, что предполагает отсутствие факта захвата и перемещения потерпевшего в пространстве. При незаконном лишении свободы потерпевший ограничивается в свободе передвижения либо в пределах привычной для него среды обитания (свой дом, квартира, кабинет и т.д.); либо ограничивается в свободе в новом, непривычном для него месте, куда он прибыл по своей воле, а не под влиянием насилия, угроз или обмана.

Состав рассматриваемого преступления является формальным. Преступление окончено в тот момент, когда виновный фактически лишил потерпевшего свободы передвижения и потерпевший осознал это обстоятельство.

С субъективной стороны незаконное лишение свободы характеризуется умышленной формой вины. Субъект должен осознавать общественную опасность своих действий; представляется, что в содержание вины всегда включается и осознание их противоправности.

Для правильной квалификации содеянного важно установить направленность умысла виновного. Если лишение свободы выступает в качестве одной из форм насилия над потерпевшим в ситуации, когда умысел был направлен не на лишение свободы, а на завладение имуществом, на применение насилия в ходе разбойного нападения или вымогательства для завладения имуществом, на убийство и т.д., квалификация содеянного по ст. 127 УК РФ невозможна.

Мотивы и цели незаконного лишения свободы могут быть любыми (месть, облегчение или сокрытие совершения другого преступления и т.д.) и не влияют на квалификацию.

Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста. По смыслу закона субъектом преступления, предусмотренного ст. 127 УК РФ, может быть только частное лицо. Ответственность за незаконное лишение человека свободы, совершенное должностным лицом, установлена в ст. ст. 286, 301, ч. 2 ст. 305 УК РФ; действия таких лиц не требуют дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ.

Квалифицирующие признаки незаконного лишения свободы в своем содержании аналогичны признакам состава похищения человека.

Судебная практика по статье 127 УК РФ

по п. п. «а», «д», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ на 3 года;
по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 9 лет 6 месяцев с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и не выезжать за пределы территории муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбытия лишения свободы, и с возложением на осужденного обязанности являться 2 раза в месяц на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы;

— по ч. 3 ст. 127 УК РФ (преступление 17 — 20 апреля 2012 г.) к 6 годам лишения свободы,
— по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (преступление 20 апреля 2012 г.) к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

— по ч. 3 ст. 127 УК РФ (преступление от 17 — 20 апреля 2012 г.) к 6 годам лишения свободы,
— по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ (преступление от 20 апреля 2012 г.) к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев,

В ходе дальнейшего судебного разбирательства М. заявила ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением, пояснив, что Силин звонил ей, написал письмо, что он извинился, раскаялся в содеянном, и она претензий к нему не имеет, на основании чего судом было принято решение о прекращении уголовного дела по обвинению Силина по ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 119, п. «в» ч. 2 ст. 127, ч. 1 ст. 139 УК РФ в связи с примирением сторон.

Не допущено нарушения каких-либо прав Костромитиной Е.А. решением следователя о предъявлении ей обвинения по статье 127 УК РФ, вместо ранее предъявленного по этим же фактическим обстоятельствам обвинения по статье 126 УК РФ, при этом оснований для принятия решения о прекращении дела в этой части в силу положений части 2 статьи 175 УПК РФ у следователя не имелось.

осужден к лишению свободы по: п. п. «а», «д», «ж» ч. 2 ст. 127 УК РФ на 3 года 6 месяцев, ст. 119 УК РФ на 1 год 6 месяцев, п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ на 3 года 6 месяцев, п. п. «д», «ж», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет.

осужден по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ (два преступления) к двум годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год за каждое преступление; по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год шесть месяцев; по п. п. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ к трем годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год два месяца; по ч. 2 ст. 209 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на восемь месяцев; по ч. 3 ст. 127 УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы.

по ст. 127 ч. 3 УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 5 лет;
по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 10 лет;
по ст. 127 ч. 3 УК РФ (по эпизоду в отношении Б.) на 5 лет;

осужденный Долгополов высказывает несогласие с квалификацией его действий по ст. 126 УК РФ, поскольку действия Лысова были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а на его убийство, ссылается на показания потерпевшей М., осужденного Лысова, Мерзличенко, Падерина, П. согласно которым он (Долгополов) не похищал потерпевших, они добровольно сели в автомобиль, которым он не управлял, в дом Лысова их не перемещал, об убийстве А. узнал по истечении 7 месяцев от сотрудников полиции; просит приговор в части осуждения по ст. 126 УК РФ отменить и вынести новый обвинительный приговор по ч. 1 ст. 127 УК РФ.

— по приговору от 27.11.2014 года по ст. 116 УК РФ к 5 месяцам ограничения свободы, по ч. 1 ст. 127 УК РФ к 6 месяцам ограничения свободы, по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ч. 2 ст. 69, ст. 73 УК РФ окончательно назначено наказание 2 года лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, которое постановлено исполнять самостоятельно;

При содействии Гаевского в ходе следствия выявлены преступления, предусмотренные ч. 1 и ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 126, ч. 3 ст. 127 УК РФ. На основании собранных материалов возбуждены уголовные дела N 160745, 160845, 160945, 161345, 161445 в отношении Гаевского и других лиц, установлены их роли в совершении каждого из преступлений.

Читайте так же:  Страховой стаж правила подсчета и подтверждения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *