http://dillards-cc.cvv-dump.pl Трудовые споры судебная практика по увольнению | Nlpseminar.ru

Риски

Трудовые споры судебная практика по увольнению

Судебные споры в трудовом праве: последние тренды

Wavebreakmedia / Depositphotos.com

Работодатели стали чаще выигрывать споры о возмещении вреда работникам и споры по индексации заработной платы, также очевиден отход от формальных оценок кадровых документов и рассмотрение нюансов каждого конкретного дела. Кроме того, суды стали принимать решения в пользу работодателей в спорах о восстановлении сотрудников на работе. Наличие данных тенденций в судебной практике выделил советник компании Baker McKenzie Евгений Рейзман на конференции «Актуальные вопросы трудового права-2020», организованной ИД «Коммерсантъ».

Суды встают на сторону работодателя в делах о принуждении к увольнению

«Ранее дела об оспаривании увольнения по соглашению сторон, когда работник отказывался от соглашения и пытался восстановиться после увольнения по собственному желанию со ссылкой на принуждение, решались, исходя из общих правил, по которым считается, что принуждение было», – рассказал Евгений Рейзман. В последнее время сформировалась тенденция, по которой работодатель имеет основания для дисциплинарного увольнения, но предлагает подписать соглашение, потому что за работником остается выбор принять предложение или отказаться. Отдельно среди дел об отсутствии принуждения можно выделить такие, в которых с работниками ведут переговоры сотрудники службы безопасности работодателя, отметил спикер. Суды все равно решают их в пользу работодателей. «Работник охраны не является кадровиком, а значит принуждения нет», – подытожил эксперт, ссылаясь на решения судов.

Первое утверждение можно проиллюстрировать апелляционном определением Липецкого областного суда от 31 января 2020 г. по делу № 33-350/2020. Работница обратилась в суд с иском к работодателю о восстановлении, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. По словам истицы, она вышла на работу и приступила к своим непосредственным обязанностям. В середине рабочего дня ее вызвали в отдел кадров и поставили в известность о том, что должности, которую она занимает, более не существует, после чего потребовали написать заявление на увольнение по собственному желанию в принудительном порядке. От неожиданности под диктовку она написала заявление об увольнении. В тот же день ей выдали трудовую книжку и расчет. Придя домой, она осознала, что работодатель вынудил ее уволиться. Однако доказательств того, что на истицу было оказано давление со стороны работодателя при написании данного заявления, не было представлено. По решению суда апелляционная жалоба работника оставлена без удовлетворения.

Упомянутый экспертом случай о давлении служб безопасности компаний на сотрудников подтверждается апелляционным определением Пензенского областного суда от 31 мая 2016 г. по делу № 33-1839/2016. Работница пыталась восстановиться на работе после давления, оказанного на нее представителем службы безопасности работодателя. По выводу суда первой инстанции принуждение к увольнению руководителем службы безопасности не доказывает оказания давления со стороны работодателя. Суд посчитал, что глава службы безопасности выполнял функции представителя администрации работодателя с неограниченными полномочиями, а факт оказания им давления, подтвержденный показаниями свидетелей, не был принят во внимание. Само по себе предложение со стороны работодателя работнице расторгнуть трудовой договор по соглашению сторон, по мнению судебной коллегии, нельзя считать доказательством понуждения к подписанию соглашения, поскольку такое предложение является реализацией права работодателя, закрепленного в ст. 78 Трудового кодекса и не может служить доказательством принуждения. Апелляционная жалоба работника осталась без удовлетворения.

Похожим примером является апелляционное определение судебной коллегии Московского городского суда от 26 февраля 2020 г. по делу № 33-7951/2020. Работник обратился в суд с иском о признании незаконным приказа о прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, а также компенсации морального вреда. Представитель работодателя, угрожая увольнением за опоздание на работу, вынудил работника подписать заявление об увольнении по собственному желанию. По словам работника, ему пришлось пойти на встречу, но спустя некоторое время он попытался отозвать заявление об увольнении, однако был проигнорирован работодателем. Истец не оспаривал в суде первой инстанции свою подпись в заявлении, а доказательств того, что его вынудили написать данное заявление, суду не было представлено. Работнику в иске отказали.

«В последнее время споры о восстановлении работодатель выигрывает все чаще», – добавил Евгений Рейзман. Слова эксперта можно пояснить апелляционным определением судебной коллегии Московского городского суда от 6 февраля 2020 г. по делу № 33-4581/2020, когда было оставлено без изменения решение суда об отказе работнице в восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за задержку выплат, задолженности по заработной плате и компенсации морального вреда. Истица работала по совместительству, а позже была уволена в связи с приемом нового работника на основную работу (ст. 288 ТК РФ). Представители ответчика иск не признали, заявив о пропуске истицей срока обращения в суд. В свою очередь истица сочла незаконными действия работодателя, поскольку к моменту увольнения она являлась одинокой матерью, воспитывающей малолетнего ребенка, о чем ставила в известность работодателя. В ходе разбирательства выяснилось, что сведений о том, что истица сообщала работодателю об изменении своего семейного положения или составе семьи, не было представлено. На этом основании в иске отказали.

Работники проигрывают споры о возмещении вреда

«Споры о возмещении вреда работником, который он причинил в процессе своей трудовой деятельности, почти все время выигрывает работодатель. Это тоже бесспорная тенденция», – отметил Евгений Рейзман. По его словам, во всех случаях, когда работодатель идет судиться с работником, он уже уверен в том, что выиграет дело.

Например, в апелляционном определении Московского городского суда от 16 апреля 2020 г. по делу № 33-8464/2020 говорится об отказе в исковых требованиях истице по апелляционной жалобе на решение Нагатинского районного суда г. Москвы от 14 сентября 2017 года. Специалисты службы финансового контроля Департамента образования города Москвы провели выездную тематическую проверку по вопросу анализа расходов и объема финансирования на предмет установления причин, которые привели к недостаточности денежных средств. Ответчица на тот момент исполняла обязанности директора организации. В ходе проведенной проверки были выявлены финансовые нарушения, связанные с выплатой выходных пособий при расторжении трудовых договоров. В данном случае необходимость выплат по соглашениям о расторжении трудовых договоров с работниками в виде выходного пособия при увольнении в размере трех средних месячных заработков не предусмотрена ни законом, ни коллективным договором, ни локальными нормативными актами. Исходя из этого, суд пришел к выводу о наличии оснований для привлечения ответчицы к материальной ответственности и взыскал сумму причиненного ущерба. Доводы апелляционной жалобы ответчицы об отсутствии вины в причиненном материальном ущербе, в нарушении приведенных выше положений действующего законодательства доказательствами не подтверждены. Стоит отметить, что судебная коллегия изменила сумму ущерба, учитывая конкретные обстоятельства, установленные по делу, в том числе размер дохода ответчика в настоящее время и наличия у нее на иждивении несовершеннолетнего ребенка.

Суды перестали брать формальные основания в расчет

Еще одной тенденцией является уход судов от формальной оценки представленных документов, отметил Евгений Рейзман. «Формальная оценка всегда была, как правило, в пользу работника, – продолжил эксперт. – Традиционно считалось, что работник – слабейшая сторона, он нуждается в защите в любой ситуации. В последнее время – не в любой ситуации и не любой работник». Раньше, по его словам, если работодатель делал выговор работнику, а тот сообщал, что не ознакомлен с тем или иным внутренним документом, где указывались правила, которые он нарушил, и на копии данного документа не было подписи работника, суд принимал решение в пользу последнего. Теперь же изучаются основания вынесения выговора и показания свидетелей.

Проиллюстрировать это можно определением Московского городского суда от 14 декабря 2017 г. по делу № 4г-16357/2017. Работница обратилась в суд с иском к работодателю, в котором просила признать незаконным привлечение ее к дисциплинарной ответственности и отменить взыскание в виде выговора. Истица заявила, что дисциплинарного проступка она не совершала, должностные обязанности исполняла надлежащим образом, кроме того, работодатель нарушил порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности, так как письменные объяснения не были затребованы у нее надлежащим образом. По мнению же работодателя, были нарушены трудовой договор, должностная инструкция, а также кодекс делового поведения и этики в части, касающейся необходимости относиться к своим коллегам с уважением, достоинством и справедливостью. Основанием выговора в приказе работодателя указаны докладная записка сотрудников компании, докладная записка от директора по персоналу, письмо от генерального директора компании, требование предоставить письменное объяснение и акт об отсутствии письменного объяснения работника. С приказом истица была ознакомлена, но отказалась поставить свою подпись, о чем был составлен соответствующий акт. Большинство сотрудников службы уборки пищевого блока уволились из компании, так как не могли больше работать в связи с неуважительным отношением к ним истицы, занимавшей должность шеф-стюарда. Все факты, указанные в коллективной жалобе сотрудников, были подтверждены представителями руководства компании суду. В соответствии с трудовым договором, заключенным сторонами, работник обязан проявлять уважение к своим коллегам и воздерживаться от действий и высказываний, задевающих честь и репутацию работодателя. Согласно условиям, содержащимся в «Книге сотрудника», с которыми истица была ознакомлена и обязалась их соблюдать, поведение, создающее унижающую, враждебную, оскорбительную или несоответствующую рабочую атмосферу, нарушение кодекса делового поведения и этики работодателя, ненадлежащие высказывания или поведение, демонстрация расположенности к другому сотруднику или гостю относятся к проступкам, квалифицируемым как нарушение трудовой дисциплины. Дав оценку собранным по делу доказательствам в их совокупности, в том числе показаниям свидетелей, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для применения к истице дисциплинарного взыскания, поскольку факт ненадлежащего исполнения работником должностных обязанностей нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела, порядок и сроки применения дисциплинарного взыскания ответчиком соблюдены. В удовлетворении иска было отказано. Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 августа 2017 года решение Тверского районного суда города Москвы оставлено без изменения. Не согласившись с решением, истица подала кассационную жалобу в Московский городской суд. Судебная коллегия Московского городского суда, рассмотрев дело в апелляционном порядке, согласилась с выводами судебных инстанций и определила в передаче кассационной жалобы отказать.

Индексацию заработной платы можно трактовать по-разному

В отношении индексации заработной платы законодатель установил требование о ее повышении вместе с ростом потребительских цен на товары и услуги (ст. 134 ТК РФ), напомнил Евгений Рейзман. «Формально суды были должны следовать позиции, что работодатель проводить индексацию обязан, – отметил эксперт. – Но на практике в судах изучают, были ли премии, было ли какое-то реальное увеличение размеров заработной платы, которая подгоняется под индекс цен. Если работодатель реально увеличивает заработную плату любыми другим способами, работники не всегда выигрывают такие дела, я бы даже сказал – почти никогда». Ранее мы останавливались подробнее на рассмотрении данного вопроса.

Данную тенденцию подтверждает решение Санкт-Петербургского городского суда от 21 декабря 2017 г. по делу № 7-2069/2017. Суд первой инстанции удовлетворил иск работников, в котором они указывали на факты отсутствия индексации заработной платы работодателем. В нарушение ст. 134 ТК РФ, локальные нормативные акты работодателя не предусматривали порядок повышения уровня реального содержания заработной платы, включающего индексацию в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги. Генеральный директор организации обратился в Санкт-Петербургский городской суд с жалобой об отмене решения судьи районного суда, указав, что фактически повышение заработной платы работодателем проводилось, так как увеличилось ее реальное содержание. Кроме того, районный суд при вынесении решения не учел, что ТК РФ не устанавливает обязательные требования к механизму индексации, в связи с чем работодатель вправе избрать любой порядок ее осуществления, в том числе путем повышения должностных окладов работников. Решение судьи Приморского районного суда Санкт-Петербурга от 16 мая 2017 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.27 КоАП, в отношении работодателя было отменено. А жалобу представителя работодателя было решено передать в тот же суд на новое рассмотрение.

Во всех приведенных случаях выигравшей стороной оказывался работодатель. Напомним, Евгений Рейзман упоминал в выступлении, что ранее суды чаще склонялись в сторону работников как более слабой стороны. Необходимо добавить, что даже в самых неоднозначных, по мнению эксперта, делах об оказании давления на работников, суды все равно встают на позицию последних, не учитывая в том числе показания свидетелей в пользу истцов.

Новости

Ведущая рубрики: ЖЕЛУДКОВА Ирина Витальевна,
директор АНО «Центр правовых экспертиз», независимый
эксперт по вопросам трудовых и служебных правоотношений
Тел.: 8 (391) 291-31-61, 291-31-66.

Увольнение по «собственному желанию» самостоятельное решение работника или принуждение работодателя.

В последнее время в судебной практике достаточно немного исков об оспаривании увольнения по собственному желанию. Почему это происходит, в чем особенность увольнения по «собственному желанию» и что дает возможность работникам отменять такие увольнения и восстанавливаться на работе.

Увольнение по данному основанию редко вызывает разногласия у сторон трудового договора, и трудовые споры, рассматриваемые судом общей юрисдикции, как правило, возникали в случае прекращения трудового договора по иным основаниям. Как правило, спор о восстановлении на работе работника, уволенного по собственному желанию, возникает исключительно в случаях, когда работник не имел намерения уходить с работы, когда заявление об увольнении подавалось им под давлением работодателя. Основным вопросом, подлежащим выяснению судом, является факт наличия (отсутствия) принуждения работодателем работника к подаче им заявления об увольнении по собственному желанию, который подлежит доказыванию работником.

Кроме того судебная практика по спорам по такому основанию увольнения не отличается единообразием, что затрудняет принятие работодателями правильного решения.

Основанием прекращения трудового договора по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ служит добровольное волеизъявление работника. Оно как правовая гарантия представляет собой предусмотренное законом средство, обеспечивающее реализацию права работника на прекращение в одностороннем порядке трудовых отношений с работодателем.

Читайте так же:  Требования к архивной справке

Что понимается под определением «добровольное волеизъявление», это прежде всего намерение работника прекратить трудовые отношения по своему личному усмотрению, с учетом сложившихся обстоятельств, в отсутствие какого-либо давления (в том числе принуждения) со стороны работодателя.

Вопросам принуждения к увольнению посвящен подп. «а» п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ», в силу которого при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (п. 3 ч. 1 ст. 77, ст. 80 Трудового кодекса РФ), судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке, и обязанность доказать его возлагается на работника. Таким образом, при разрешении дел, связанных с принуждением к увольнению, суды должны исходить из указанного разъяснения.

Вывод о принуждении работника к увольнению по собственному желанию может следовать из предположения суда, что в таком случае работник лишается предоставляемых работающему гражданину материальных благ.

Очень хорошо это подтверждается одним из решений суда (Определение Московского городского суда № 33-20388 от 08.07.2010 г.).

Суть спора: работник был уволен по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. Работник является студентом университета заочной формы обучения, и ему была выдана справка-вызов для прохождения промежуточной аттестации. Работник обратился к работодателю с заявлением о предоставлении дополнительного отпуска с сохранением заработной платы для участия в промежуточной аттестации, в чем ему было отказано, что подтверждается резолюциями на заявлении.

С отказом в предоставлении дополнительного отпуска для участия в промежуточной аттестации работник был ознакомлен. Работник вынужден был написать заявление об увольнении по собственному желанию. Однако, не согласившись с позицией работодателя, обратился в суд.

В судебном заседании истец (работник) пояснил, что был вынужден подать заявление о предоставлении очередного оплачиваемого отпуска в связи с отказом в предоставлении дополнительного оплачиваемого отпуска. Однако в предоставлении очередного отпуска ему также было отказано и предложено написать заявление об увольнении, что и было сделано истцом.

Суд первой инстанции правильно указал, что по смыслу п. 3 ст. 77 ТК РФ заявление об увольнении должно быть добровольным волеизъявлением работника, а не результатом воздействия со стороны работодателя. Проверив материалы дела, суд второй инстанции посчитал, что вывод суда о достаточности в деле доказательства того, что заявление истца об увольнении по собственному желанию не было его добровольным волеизъявлением, а было вызвано неправомерными и незаконными действиями ответчика, соответствует требованиям ст. 67 ГПК РФ, в части полноты и допустимости доказательств, исследованных судом. В соответствии со ст. 173 ТК РФ работодатель обязан предоставить работнику дополнительный отпуск с сохранением заработной платы для прохождения промежуточной аттестации. Указанное требование ответчиком было нарушено. Истец был вынужден подать заявление об увольнении по собственному желанию спустя две недели после подачи заявления о предоставлении отпуска. При этом, в случае если предоставление очередного отпуска было бы ему согласовано, истец не подавал бы заявления об увольнении, которое он написал только в связи с отказом в предоставлении положенных дополнительного и основного отпусков. Увольнение по собственному желанию, последовавшее за отказом работодателя в предоставлении положенных работнику нерабочих дней, признается незаконным, поскольку работник был вынужден уволиться для использования этих дней, которые ему необходимы и положены законом.

Любые действия работодателя могут быть квалифицированы как принуждение к увольнению, если они были направлены на то, чтобы работник уволился по своей инициативе. Нарушение условий труда, а также создание невыносимой ситуации, при которой работнику приходится работать, ведет к признанию вынужденного характера увольнения. Важным вопросом, на который суды обращают внимание при разбирательстве рассматриваемой категории дел, является то, следует ли из обстоятельств дела, что работник имел намерение увольняться. И в случае, если такое намерение не будет установлено, увольнение будет считаться совершенным под принуждением. Кроме того, проверке может быть подвергнуто выяснение обстоятельства, было ли продолжение трудовых отношений с работодателем выгодно работнику по сравнению с тем, если бы трудовой договор прекратил свое действие.
Порядок оформления волеизъявления работника четко регламентирован трудовым законодательством.

В соответствии с ч. 1 ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме в установленный законом срок.

Таким образом, закон определяет форму предупреждения работодателя (только письменная), не оговаривая при этом способ его передачи работодателю.

И в связи с этим иногда возникают вопросы у работодателя, что делать, если заявление поступило по почте, или иным порядком работник сообщил о своем желании прекратить трудовые отношения.

Судебная практика по этому вопросу заняла единую позицию: работодатель обязан подтвердить основание издания приказа об увольнении работника, то есть представить письменное предупреждение работника о намерении прекратить трудовые отношения.

В случае возникновения трудового спора именно на работодателя возлагается обязанность подтвердить наличие законного основания прекращения трудового договора с работником по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, под которым понимается предупреждение работодателя о намерении прекратить трудовые отношения, поданное непременно в письменной форме.

В судебной практике отсутствие письменного документа работника (заявления или предупреждения работодателя) свидетельствует об отсутствии основания для издания работодателем приказа о прекращении с работником трудового договора, а также об отсутствии законного основания прекращения трудового договора.

Несомненный интерес представляет определение Московского городского суда от 14.12.2017 г. № 33-43911/2.

Суть данного спора: работник направил работодателю общества заявление об увольнении по «собственному желанию» по почте. Позднее письмо вернулось.

Тогда он решил уволиться в судебном порядке. Первая инстанция не поддержала работника. Суд указал, что работодатель не знал о его намерении уволиться. Апелляция приняла сторону работника. Суд указал, что работник отправил письмо с заявлением об увольнении по адресу работодателя, который указан в трудовом договоре и приказе о приеме на работу. По общему правилу риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат. Сотрудник вправе уволиться через 2 недели после того как отправил письмо с заявлением.

Из анализа данного решения видно, что работодателю надо быть предельно ответственным при оформлении трудовых отношений. С трудовыми договорами необходимо работать постоянно. И если меняется что-либо в трудовых отношениях, в том числе и адреса, это должно своевременно найти отражение в тексте документа.

Завершая обсуждение судебной практики по вопросам оспаривания увольнения по «собственному желанию», хочется отметить, что любая сторона трудовых отношений от возникновения до прекращения имеет свои особенности и безусловно требует от работодателя очень внимательного отношения. В трудовых отношениях нельзя игнорировать требования закона и вольно обращаться с применением норм трудового права.

Споры с работодателем: нарушителей Трудового кодекса поправил Верховный суд

За 2016 год в СОЮ поступило почти 17 млн гражданских и административных дел. Замыкают тройку лидеров по количеству трудовых споров – их число составило 515 848. Что делать, если работодатель не принимает заявление об увольнении по собственному желанию и можно ли без проблем получить трудовую, уведомив руководство об уходе по электронной почте? Надо ли компенсировать затраты компании на собственное обучение, если уволиться захотелось сразу после окончания курсов? И обязаны ли коммерческие фирмы индексировать зарплаты сотрудникам? О том, кто прав в спорах, возникающих после увольнения, лучше всего расскажут последние решения Верховного суда.

Индексация зарплаты: право или обязанность?

Заявители по трудовым спорам чаще всего просят о восстановлении на работе и взыскании долгов по зарплате. Последнего добивалась и Юлия Литова*. Весной 2014 года она устроилась главным юрисконсультом в судебно-претензионный отдел ИДЕА банка. Тогда же президент кредитной организации издал приказ, которым предусмотрена индексация зарплаты работников банка на 8%, начиная с 1 января 2015 года. Но обязательным условием такого повышения руководитель указал высокие экономические показатели компании в 2014 году. Банк не смог показать необходимую эффективность за упомянутый период, и зарплата у сотрудников осталась прежней.

Осенью 2015 года Литова уволилась из кредитной организации по соглашению сторон, но посчитала, что работодатель недоплатил ей зарплату за прошедший год. Она обратилась в Советский районный суд Краснодара, чтобы взыскать с банка 81 954 руб. недоначисленных денег, возмещение за просрочку этих выплат в размере 4314 руб. и компенсацию морального вреда на сумму 30 000 руб. Юрист обосновывала свое требование тем, что приказ президента банка предусматривал индексацию зарплаты, которая так и не состоялась (дело № 2-697/2016 (2-8257/2015;)

М-8920/2015). Судья Владимир Климчук отказался удовлетворять такой иск: сроки исковой давности пропущены, а банк не достиг показателей, при которых предполагалась индексация, указал он. Апелляция, Краснодарский краевой суд, приняла противоположное решение (дело № 33-11908/2016), указав, что индексация зарплат сотрудников – это не право, а обязанность работодателя (ст. 134 ТК).

ВС, где в итоге оказалось дело, отметил, что нижестоящие суды не установили целый ряд важных обстоятельств спора. Исковую давность надо исчислять с даты увольнения сотрудника лишь в том случае, если зарплату работнику начислили, но не выплатили, подчеркнули судьи ВС. А Литовой спорную сумму руководство не начисляло. Кроме того, в трудовом законодательстве отсутствуют требования к механизму, которым определяется индексация зарплат сотрудникам коммерческих структур, объяснил ВС (дело № 18-КП7-10): частные компании вправе сами определять порядок таких повышений в локальных актах, а зарплату могут увеличивать и выписыванием премий.

Коллегия обратила внимание и на пункт приказа президента банка, который обещал индексацию для работников, лишь если кредитная организация продемонстрирует высокие экономические показатели по итогам года – их так и не удалось достичь. «Тройка» судей под председательством Людмилы Пчелинцевой постановила решение апелляционной инстанции отменить и отправить дело на новое рассмотрение обратно в апелляцию (прим. ред. – пока еще не рассмотрено). Вместе с тем ВС дал оценку не всем обстоятельствам этого дела, замечает старший партнер КА «Юков и партнеры» Ирина Адамова. Эксперт обращает внимание на то, что девушку уволили не по личному заявлению, а по соглашению сторон: «Такой документ подразумевает, что работник и работодатель достигли полного согласия по расчетам на момент увольнения». Юрист добавляет, если сотрудник подписал такое соглашение, то дорога в суд по спорам о невыплате каких-либо компенсаций для него закрыта. Хотя, как мы видим, бывают какие-то удивительные исключения из правил, недоумевает Адамова.

Михаил Кюрджев, партнер АБ «А2.Адвокаты», говорит, что права работников в России охраняются крайне слабо: «По сути, кроме судебного иска других инструментов защиты нет». В подобных ситуациях юрист советует работникам жаловаться в трудовую инспекцию: «Если проверка установит факт нарушения, то это уже весомое основание для обращения в суд». Однако на практике нельзя заставить работодателя проиндексировать зарплату, констатирует Анна Фуфурина, старший юрист Noerr. Эксперт добавляет, что установки критериев такого повышения не получится добиться даже в судебном порядке (определение КС РФ от 19 ноября 2015 года № 2618-О). С 3 октября 2016 года срок исковой давности по спорам о невыплате зарплат увеличился до года, но работникам всё равно следует тщательно проверять расчетные листки каждый раз при получении денег. Управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский подчеркивает, что работодатель имеет право ставить периодичность индексации в зависимости от специфики своей деятельности и уровня платежеспособности.

Новые навыки – за свой счёт

Работодатели вкладывают средства в работников, пытаясь повысить их квалификаицю. Но что делать, если инвестиция оказалась неэффективной и сотрудник уволился сразу после того, как закончил курсы, оплаченные компанией? Законно ли требовать от уволившегося раньше времени работника возврата средств, потраченных на его обучение, разобрался Верховный суд, рассматривая дело Сергея Сидоренко*, который работал в компании «Мировая техника» менеджером по продажам сельхозтехники. С ним заключили трудовой договор и допсоглашение, в которых оговаривалась обязанность возместить затраты на обучение за счёт средств работодателя, если сотрудник увольняется без уважительных причин и менее чем через два года после окончания обучения. В противном случае он должен был коменсировать затраты на обучение.

Весной 2015 года Сидоренко и других работников направили в командировки для прослушивания курсов и бизнес-тренингов. А почти сразу после их окончания Сидоренко решил уволиться. В день увольнения компания направила ему письмо, в котором уведомляла: ему следует компенсировать фирме 64 000 руб., потраченные на курсы. Сидоренко расходы возмещать отказался, и дело закончилось судебным разбирательством. В первой инстанции, Михайловском районном суде Волгоградской области, компании в возмещении затрат отказали отказали (дело № 2-2052/2015). Суд указал на то, что стороны не заключали ученический договор, Сидоренко не приобрел новой профессии и специальности, а просто повысил профессиональный уровень, и такие расходы нельзя взыскать с работника. Допсоглашение, где обязаность возместить затраты возглагается на работника, применять также нельзя, заключил суд: оно снижает уровень гарантий для работника по сравнению с тем, что установлено ТК. С таким подходом согласились и в апелляции – Волгоградском областном суде (дело № 33-6736/2016).

Но коллегия ВС по гражданским спорам не согласилась с нижестоящими судами (дело № 16-КГ17-3). Заключая соглашение об обучении за счёт средств работодателя, работник добровольно обязуется отработать не менее определённого срока, а в случае увольнения без уважительных причин до истечения данного срока – возместить затраты, указали члены коллегии под председательством судьи Людмилы Пчелинцевой в определении по делу. «Тем самым обеспечивается баланс прав и интересов работника и работодателя: работник повышает профессиональный уровень и приобретает дополнительные преимущества на рынке труда, а работодателю компенсируются затраты по обучению работника, досрочно прекратившего трудовые отношения с данным работодателем без уважительных причин», – сослался ВС на определение КС по аналогичному вопросу (определение от 24 марта 2015 г. № 498-0). При этом закон не ставит обязанность работника возместить работодателю затраты на обучение в зависимость от того, получил ли работник новую специальность, поправил ВС нижестоящие суды.

Читайте так же:  Бланк отказа страхования жизни при осаго

Ущемления прав Сидоренко условиями трудового договора и допсоглашения, касающимися возмещения затрат на обучение, ВС не увидел. Возможность включения такого условия в договор прямо предусмотрена ч. 4 ст. 57 ТК, а также следует из положений ст. 249 ТК, обратили внимание в ВС. «Такое правовое регулирование согласуется с принципом свободы трудового договора», – сказано в определении по делу.

Понятие свободы трудового договора широко распространено в судебной практике, хотя и используется судами с большей осторожностью, нежели принцип свободы гражданско-правового договора, отмечает Оксана Петерс, управляющий партнер юридической фирмы «Тиллинг Петерс». «Определение актуально именно для работодателей, которым необходимо знать, какие их действия допустимы в случае, когда они «инвестировали» в обучение работника, а тот не отработал установленный трудовым договором срок на этого работодателя после обучения за счет работодателя», – говорит Петерс. Верховный суд в итоге направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (пока не рассмотрено – прим. ред.).

За трудовой книжкой – в суд

Андрей Петров* три года работал в ООО «Москва» директором по развитию и коммерции. 27 мая 2015 года он написал заявление об увольнении по собственному желанию. Однако заявление в отделе кадров не приняли. Тогда Петров направил заявление работодателю по электронной почте, а потом ушел в отпуск и на больничный. Через две недели он попросил расчет и трудовую книжку, но получить ни то, ни другое не удалось: работодатель заявил, что письменное заявление не подавалось. Петрова в итоге уволили за прогул.

Чтобы вернуть заработанные деньги и документы, он обратился в суд. В иске, направленном в Химкинский городской суд Московской области, он потребовал выдать недополученный заработок, трудовую и другие связанные с работой документы – расчётный лист, справку о зарплате и копию приказа об увольнении, а также компенсировать моральный вред и судрасходы. Иск частично удовлетворили – компанию обязали выплатить Петрову заработную плату за проработанные перед увольнением дни, недополученный заработок, 95 000 руб., компенсировать моральный вред – 5000 руб., а также около 13 000 руб. за оплату судебных и почтовых расходов. Первая инстанция исходила из того, что согласно ст. 56 ГПК доказывать, что трудовые права заявителя не были нарушены, должен ответчик. Комания же, в свою очередь, никак не опровергла представленные Петровым доказательства. Мособлсуд, напротив, отказал Петрову в удовлетворении требований: приказ об увольнении по собственному желанию не издавался, и никакие записи не вносились в трудовую книжку, обратили внимание в апелляции. При рассмотрении дела ответчик представил суду и новые документы – в частности, приказ об увольнении Петрова за прогул. Раз истца уволили за прогул, и приказ об увольнении он не оспаривал, то и нарушений трудовых прав не было, заключили в облсуде.

В Верховном суде с подходом Мособлсуда не согласились. То, что Петров подал заявление об увольнении по собственному желанию, установил суд первой инстанции и подтвердила апелляция, и по нормам ТК работодатель обязан уволить его в установленном законом порядке, в том числе выдав расчет и трудовую книжку, указали в ВС. Работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, а после истечения этого срока имеет право прекратить работу, напомнил ВС п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК. «В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет», – процитировали судьи в определении ч. 5 ст. 80 ТК. Если же трудовую не отдали сразу, по письменному обращению работника, не получившего её после увольнения, книжку должны выдать в течение трех дней, напомнили члены гражданской коллегии под председательством судьи Людмилы Пчелинцевой.

Кроме того, апелляция в нарушение процессуальных норм приняла новые доказательства, которые не фигурировали в первой инстанции – приказ об увольнении Петрова за прогулы и график отпусков. «Для того, чтобы представить новые доказательства, которые не были представлены в первой, необходимо обосновать, что послужило причиной невозможности представления документов, которые на момент рассмотрения дела уже должны были быть подготовлены и приобщены», – напомнила Ирина Адамова, старший партнер КА «Юков и партнеры». При повторном рассмотрении дела в апелляции решение первой инстанции оставлено без изменения (дело № 33-15009/2017).

*имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

Увольнение под давлением и ошибки компаний. Анализ судебной практики

Автор: Павел Хлебников

Часто возникают ситуации, когда работодатель, не желая продолжения трудовых отношений с работником, подталкивает его к увольнению, как правило, по инициативе работника (собственному желанию) или соглашению сторон. Позиция работодателя в этой ситуации понятна — увольнение по инициативе работника и соглашению сторон являются самыми быстрыми и безболезненными способами прекращения отношений для обеих сторон. Не требуется доказывать чьей-либо вины в дисциплинарном проступке, создавать комиссии, проводить проверки и т.п. И вот здесь различные действия работодателя могут быть квалифицированы как принуждение работника к увольнению. Рассматриваемый институт трудовых правоотношений получает неоднозначное понимание и, соответственно, его применение как лицами, которые выступают на той или иной стороне трудового договора, так и рассматривающими соответствующие дела судебными органами. Со всех сторон, в том числе и со стороны работодателя, допускаются ошибки.

Вопросам принуждения к увольнению посвящен пп. «а» п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в силу которого при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (п. 3 ч. 1 ст. 77, ст. 80 Трудового кодекса РФ) судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольной. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника. При разрешении дел, связанных с принуждением к увольнению, суды должны исходить из указанного разъяснения.

Цена ошибкам, которые совершают работодатели в процессе увольнения нежеланного работника, — претензии со стороны надзорных и административных органов, восстановление уволенного на работе, материальные затраты при выплатах по судебным решениям. Каждая ситуация индивидуальна и ошибки, которые могут совершить работодатели, могут быть самыми различными. Проанализировав судебную практику по увольнениям, выделим наиболее распространенные.

Для удобства анализа и понимания, разделим их на два вида: 1) фактические, или те, которые допускают работодатели, реализуя процесс принуждения; 2) процессуальные — допущенные при документальном оформлении процесса прекращения отношений.

Рассмотрим более подробно наиболее распространенные фактические ошибки при увольнении:

1. Обман и введение в заблуждение относительно совершаемых действий. В данном случае, как правило, работодатель или его представитель просят совершить какое-то юридически значимое действие, к примеру, написать заявление об увольнении, и сообщают, что это единственный выход перевестись на работу к другому работодателю, который в свою очередь примет их на работу. В результате не всех принимает на работу новый работодатель. Используя незнание работниками трудового законодательства, работодатель вводит их в заблуждение относительно последствий принимаемого решения. В этом плане показательно Определение Нижегородского областного суда от 14.07.2009 № 33-5168 по кассационной жалобе на решение Павловского городского суда об удовлетворении требований работника. Суд восстановил на работе работника и признал увольнение незаконным.

2 . Грубое давление при написании заявления об увольнении . Увольнение по инициативе работника (п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) предполагает его добровольное волеизъявление на прекращение трудовых отношений (ст. 80 ТК РФ, п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2). Давление со стороны работодателя с целью получения от работника заявления об увольнении исключает свободу его волеизъявления.
Если работник ссылается на понуждение к увольнению по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, то он должен доказать этот факт (п. 1 ст. 56 ГПК РФ, п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2). Разрешение спора будет зависеть от оценки судом совокупности представленных работником и работодателем доказательств (п. 3 ст. 67 ГПК РФ). Давление может быть оказано в самых различных формах. Чаще всего работодатель требует написать заявление по собственному желанию под угрозой увольнения по компрометирующим основаниям. Такими основаниями могут быть прогул, появление на рабочем месте в состоянии опьянения, профессиональная некомпетентность и т.п. Как правило, в качестве доказательств могут быть использованы показания свидетелей давления, аудио- и видео-записи высказываний, переписка и т.п., которые могут быть расценены судом, как давление (апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 22.07.2013 по делу № 33-8066/2013; апелляционное определение Верховного суда Республики Калмыкия от 10.07.2012 № 33-435/2012).

Рассмотрим самые распространенные процессуальные ошибки при оформлении процесса увольнения.

Несоблюдение письменной формы заявления об увольнении по собственному желанию . Письменная форма предупреждения о расторжении трудового договора по инициативе работника предусмотрена ч. 1 ст. 80 ТК РФ. Заявление работника об увольнении подтверждает его желание расторгнуть трудовой договор по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (собственное желание).
Анализ судебной практики показывает, что если причиной спора стало увольнение работника по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ при отсутствии его письменного заявления (работодатель не смог представить его оригинал или копию суду), увольнение будет признано неправомерным.
Если причиной спора стало увольнение работника при наличии копии его заявления (в том числе полученной по факсу или электронной почте), его разрешение будет зависеть от оценки судом доказательственной силы имеющейся копии заявления в совокупности с другими представленными работником и работодателем доказательствами (п. 3 ст. 67 ГПК РФ). Пример: апелляционное определение Верховного суда Республики Карелия от 10.01.2014 по делу № 33-211/2014. Кроме того, заявление должно быть подано работником лично или по почте. Во всяком случае, написано собственноручно. Любые ксерокопии и сканированные экземпляры при увольнении и определении принципа добровольности недопустимы (кассационное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.01.2011 № 33-1136/2011).

Расторжение трудового договора на основании заявления, в котором не указана дата увольнения. В соответствии с ч. 1 ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. Руководитель организации имеет право досрочно расторгнуть свой трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за один месяц (ст. 280 ТК РФ). По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении (ч. 2 ст. 80 ТК РФ). По истечении указанного срока работник имеет право прекратить работу (ч. 5 ст. 80 ТК РФ). Если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не расторгнут и работник не настаивает на увольнении, то действие трудового договора продолжается (ч. 6 ст. 80 ТК РФ).

Анализ судебной практики показывает, что если причиной спора стало увольнение позднее, чем через две недели после получения от работника заявления, в котором не указана дата увольнения, такое увольнение будет признано неправомерным. Если работодатель в такой ситуации уволил работника до истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении, разрешение спора будет зависеть от оценки судом действий работника (проявил ли он свое несогласие с досрочным увольнением непосредственно при увольнении), от доводов работодателя, оценки судом их правомерности, сопутствующих обстоятельств дела, представленных сторонами доказательств (апелляционное определение Ульяновского областного суда от 21.01.2014 по делу № 33-169/2014; апелляционное определение Курганского областного суда от 30.05.2013 по делу № 33-1443/2013).

Расторжение трудового договора по собственному желанию (п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) в иную дату, чем указанная работником в заявлении. В соответствии с ч. 1 ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении (ч. 2 ст. 80 ТК РФ). Обязанность работодателя уволить работника в срок, указанный в заявлении, возникает в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 80 ТК РФ (например, в связи с выходом работника на пенсию, зачислением в образовательное учреждение, нарушением работодателем норм трудового законодательства и пр.). Одностороннее изменение работодателем даты инициированного работником увольнения трудовым законодательством не предусмотрено. Анализ судебной практики показывает, что если причиной спора стало увольнение работника до даты, указанной им в заявлении, оно будет признано неправомерным. Если увольнение произведено в пределах двухнедельного срока предупреждения, предусмотренного ч. 1 ст. 80 ТК РФ, но дата увольнения не совпадает с датой, указанной работником в заявлении, разрешение спора будет зависеть от позиции суда по вопросу, может ли работодатель самостоятельно установить дату увольнения работника по собственному желанию, ссылаясь на положение ст. 80 ТК РФ о двухнедельном сроке предупреждения, а также от сопутствующих обстоятельств увольнения, в том числе от наличия у работника права на расторжение трудового договора в определенную им дату в соответствии с ч. 3 ст. 80 ТК РФ (апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 01.04.2013 по делу № 33-3718/13).

Отказ работодателя уволить работника в порядке ч. 3 ст. 80 ТК РФ в дату, указанную в заявлении об увольнении по собственному желанию, если оно подано в связи с нарушением работодателем трудового законодательства. Согласно ч. 1 ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении (ч. 2 ст. 80 ТК РФ). В ряде случаев согласно ч. 3 ст. 80 ТК РФ работодатель обязан уволить работника в срок, указанный им в заявлении: например, в связи с выходом работника на пенсию, зачислением в образовательное учреждение, установленным нарушением работодателем норм трудового законодательства и пр. Нарушение работодателем норм трудового законодательства может быть зафиксировано органами, осуществляющими государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства, профессиональными союзами, комиссиями по трудовым спорам, судом (п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2). Если отказ в просьбе работника уволить его по собственному желанию в конкретную дату в связи с наступлением обстоятельств, указанных в ч. 3 ст. 80 ТК РФ, стал причиной спора, его разрешение будет зависеть от оценки судом совокупности представленных работником и работодателем доказательств (п. 3 ст. 67 ГПК РФ), наличия или отсутствия таких обстоятельств (Определение Московского городского суда от 26.08.2011 по делу № 33-26923; Определение Липецкого областного суда от 11.08.2008 по делу № 33-1446/2008).

Читайте так же:  Исковое заявление о возмещении морального вреда работнику

Отзыв работником заявления об увольнении по собственному желанию (п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ). Согласно ч. 1 ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. До истечения срока предупреждения об увольнении работник может отозвать свое заявление (ч. 4 ст. 80 ТК РФ). Порядок подачи и способ отзыва заявления об увольнении законодательно не регламентированы. Если отказ работодателя от продолжения трудовых отношений с работником после отзыва им заявления об увольнении стал причиной спора, то его разрешение будет зависеть от оценки судом сопутствующих увольнению обстоятельств. В частности, имеет значение оценка судом способа направления отзыва (по почте), времени получения отзыва работодателем (до или после увольнения), времени подачи отзыва работником и др. Если при рассмотрении такого спора работодатель ссылается на то, что отзыв к нему не поступал, судебная практика показывает, что разрешение спора будет зависеть от оценки судом совокупности представленных работником и работодателем доказательств, подтверждающих наличие отзыва, в том числе свидетельских показаний (п. 3 ст. 67 ГПК РФ). В случае отзыва заявления увольнение работника не производится, если на его место уже письменно приглашен другой работник, которому нельзя отказать в силу закона. Например, в соответствии с ч. 4 ст. 64 ТК нельзя отказать приглашенному в порядке перевода работнику в течение месяца после увольнения с прежнего места. Если причиной спора стало увольнение работника, отозвавшего заявление об увольнении, но на его место уже приглашен другой работник в порядке перевода, разрешение спора будет зависеть от оценки судом обстоятельств увольнения приглашенного работника с прежнего места работы и наличия у работодателя законных оснований для отказа от заключения с ним трудового договора (Определение Верховного Суда РФ от 11.07.2008 № 48-В08-6; Определение Московского городского суда от 02.11.2010 по делу № 33-33831).

Из приведенного анализа видно, что, к сожалению, работодатели очень невнимательно относятся к составлению кадровых документов. А заявление работника об увольнении вообще может выглядеть довольно странно: без дат или с другими датами, с неконкретной формулировкой, даже без подписи работника. А резолюция руководителя на заявлении вообще отсутствует как реквизит документа. Но если вы договорились с работником, что увольнение состоится ранее этого срока, то обязательно согласованная, конкретная дата должна быть в тексте заявления. Иначе увольнение можно оспорить.

Если в заявлении не стоит конкретная дата, когда работник просит расторгнуть с ним трудовой договор, то суды считают, что увольнение ранее 14 календарных дней, отведенных на предупреждение, лишает работника права отозвать свое заявление.

Работодателю нужно представить доказательства, что с работником была достигнута договоренность об увольнении именно в этот день. Иначе суд может признать увольнение незаконным (определение Московского городского суда от 07.10.2010 по делу № 33-31548). Однако следует уточнить, что суды рассматривают все обстоятельства дела, в том числе и оценивают действия работника при увольнении (выражал ли он несогласие с увольнением). Отсутствие письменных доказательств (заявлений, писем), которые подтвердили бы, что работник возражал против увольнения этой датой, будет свидетельствовать в пользу работодателя (апелляционное определение Псковского областного суда от 03.05.2012 по делу № 33-596).

Судебная практика по трудовым спорам

sudebnaya_praktika_po_trudovym_sporam.jpg

Похожие публикации

Трудовые правоотношения затрагивают практически каждого. Большая часть населения страны работает по найму, небольшая часть является собственниками бизнеса и работодателями. Поэтому количество конфликтных ситуаций в этой сфере достаточно велико. Трудовые споры в суде общей юрисдикции — одна из самых распространенных категорий рассматриваемых гражданских дел. Но, несмотря на это, судебная практика часто носит неоднозначный характер, что требует её детального изучения перед обращением в суд за защитой своих прав, причем это актуально не только для работника, но и для работодателя.

Судебные решения по трудовым спорам о невыплате заработной платы

Наиболее частой причиной судебного разбирательства между работником и работодателем становится невыплата заработной платы. В большинстве подобных ситуаций суд встает на сторону работника и взыскивает с работодателя задолженность по зарплате. Причем практика последнего времени показывает, что часто инициатором обращения в суд выступает не сам работник, а прокурор, к которому он обратился, например, решение по делу № 2-2905/2020 от 30.10.18 г. Советского районного суда г. Самары, или по делу № 2-681/2020 от 30.10.18 г. Иловлинского районного суда Волгоградской области.

Нередко решение вопроса о взыскании задолженности по заработной плате сопровождается и удовлетворением требования о компенсации морального вреда. Так, решением по делу № 2-4406/2020 от 30 октября 2020 г. Абаканского городского суда Республики Хакасия были удовлетворены требования истца в полном объеме о взыскании задолженности по зарплате, а также по компенсации морального вреда в размере 3000 рублей.

В уже упомянутом решении по делу № 2-2905/2020 от 30 октября 2020 г. Советского районного суда г. Самары истцом были заявлены требования о компенсации морального вреда в размере 2000 рублей. Судом была установлена компенсация в размере 1000 рублей в связи с тем, что работодатель находится в процедуре банкротства.

Еще более существенное снижение суммы морального вреда отмечено в решении Сыктывкарского городского суда по делу № 2-8209/2020 от 29 октября 2020 г., за неполную выплату заработной платы в период с сентября 2017 г. по июнь 2020 г.: истец требовала 150 000 рублей компенсации морального вреда, судом была удовлетворена лишь сумма в размере 7000 рублей. Отметим, что в данном решении была существенно уменьшена и сумма основного долга — со 147938 рублей до 12632 рублей. Истец не смогла представить суду доказательства сверхурочной работы, а также факта увеличенного объема работы, что и стало основанием для частичного удовлетворения исковых требований.

Общий же анализ судебных споров по заработной плате показывает, что при наличии достаточной доказательной базы работнику не составляет труда взыскать задолженность по оплате труда, а также получить небольшую компенсацию моральных страданий.

Судебная практика по трудовым спорам о незаконном увольнении

Споры в связи с прекращением трудовых отношений также рассматриваются судами достаточно часто, но в отличие от зарплатных, они не носят однозначный характер.

В Тагилстроевский районный суд г. Нижнего Тагила обратилась бывшая работница Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних с иском о признании её увольнения незаконным. Как следует из материалов дела № 2-1755/2020, истец была принята на работу в казенное учреждение, при приеме на работу ей был вручен трудовой договор с указанием срока его действия. Работодатель пояснила, что такая форма договора действует со всеми новыми работниками и что по окончании указанного срока он станет бессрочным. В последний день срока, обозначенного в трудовом соглашении, истец была уволена. При рассмотрении дела суд не нашел оснований для заключения трудового договора на определенный срок, что дало повод для восстановления истца на рабочем месте.

Пример противоположного решения суда: работник не смог доказать свое право на восстановление – решением Уярского районного суда Красноярского края по делу № 2-643/2020 от 23.10.2020 г. в удовлетворении исковых требований о признании незаконным приказа о расторжении трудового договора было отказано.

Как следует из материалов дела, в декабре 2017 г. мужчиной было подано заявление об увольнении по собственному желанию, после чего он ушел на больничный. Затем, в конце декабря по телефону он сообщил об отзыве своего заявления. Выйти на работу мужчина должен был 24 января, но период его временной нетрудоспособности продлился до начала февраля, после чего мужчина был уволен на основании ранее поданного заявления. Истец указывал, что в дату увольнения и после неё он также был на больничном листе, а после ухаживал за тяжелобольной дочерью. В результате истцом был пропущен срок для обращения в суд о восстановлении на работе, но в судебном процессе каких-либо доказательств об уважительных причинах такого пропуска предоставлено не было, что и дало суду повод отказать в иске.

Судебная практика по трудовым спорам данной категории складывается таким образом, что если у работника есть достаточный объем доказательств незаконности его увольнения, то восстановиться на работе вполне реально. В то же время работодатели, соблюдающие все требования законодательства к процедуре оформления расторжения трудовых отношений, также могут уверенно защитить свою позицию в судебном процессе, обосновав законность своих действий.

Трудовые споры по возложению дополнительных обязанностей

Трудовой кодекс РФ регламентирует, что круг должностных обязанностей любого работника закрепляется в трудовом договоре и должностной инструкции. На практике нередко возникают ситуации, когда работодатель возлагает на сотрудника дополнительные обязанности. Закон не запрещает это делать, но только с согласия работника и только с оформление официального документа, например, дополнительного соглашения к трудовому договору. Нередко такие дополнительные обязанности становится причиной судебного спора. Для данной категории дел можно выделить две группы конфликтов:

Возложение дополнительных обязанностей без согласия работника, а также с нарушением установленного оформления данного факта;

Взыскание с работодателя оплаты за исполнение работником дополнительных обязанностей.

В первом случае работнику достаточно доказать, что работодатель не уведомил его об изменении условий труда в установленном порядке – это дает основания для признания вменения новых обязанностей незаконным.

Во втором – работник должен доказать, что им выполнялась работа, выходящая за пределы его должностных обязанностей и он не получал за это вознаграждение. Например, решением Кривошеинского районного суда Томской области по делу № 2-154/2015 от 6 августа 2015 г. было отказано в иске о взыскании доплаты за совмещение должностей. Работник указал, что выполнял дополнительные обязанности по устному соглашению с работодателем, но заработная плата за совмещение ему не выплачивалась. В ходе судебного рассмотрения истец не смог представить доказательства выполнения дополнительной работы, а также затруднился с расчетом суммы, подлежащей взысканию за совмещение – эти обстоятельства позволили суду отказать в иске.

Судебные решения по трудовым спорам об увольнении руководителей

Правовое положение руководителя организации несколько отличается от обычного работника. Законодательство предусматривает отельные нормы, регламентирующие порядок приема на руководящую должность, а также прекращения трудовых отношений. Несоблюдение данных требований часто служит причиной для обращения в суд бывших руководителей. Причем обзор судебной практики по трудовым спорам показывает, что чаще всего в суд обращаются незаконно уволенные руководители государственных учреждений и организаций, чем коммерческих структур.

Например, Фроловским городским судом Волгоградской области 09.10.2015 было рассмотрено дело № 2-1183/2015 о признании незаконным увольнения руководителя «Многофункционального центра предоставления государственных и муниципальных услуг». Истец просил признать распоряжение главы городской администрации о снятии его с должности незаконным по причине того, что оно «носило дискриминационный характер, было беспричинным, не преследовало никаких рациональных целей, и не было вызвано никакими объективными обстоятельствами, позволяющими обосновать причины увольнения». Ответчик просил в удовлетворении иска отказать, сославшись на то, что п. 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ закрепляет право работодателя на расторжение трудового договора с руководителем в связи с принятием соответствующего решения уполномоченным органом, собственником имущества юридического лица, без какого-либо обоснования принятия такого решения. Но такая позиция ответчика не нашла поддержки суда, которым было отмечено, что в Постановлении Пленума ВС по трудовым спорам от 17.03.2004 № 2 указана обязанность работодателя доказать законность увольнения, в том числе привести обстоятельства, вызывавшие необходимость принятия соответствующего решения (п. 23). В связи с тем, что ответчик не смог обосновать причину увольнения, бывший руководитель МФЦ был восстановлен в должности.

Судебная практика по трудовым спорам имеет большое значение, т.к. не все ситуации конфликта между работником и работодателем могут решаться, основываясь исключительно на нормах ТК РФ. Часто для вынесения справедливого решения необходимо учитывать и подзаконные акты, ведомственные нормативные документы, а также положения смежных отраслей законодательства. Анализ судебных решений по данным делам позволяет четко определить нормативную основу, как при предъявлении исковых требований, так и при подготовке возражений к ним, что в конечном итоге позволит в полной мере защитить интересы сторон судебного процесса и позволит суду вынести справедливое решение.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *